Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Ex Libris

#Сюжеты

#Только на сайте

«Когда люди питаются мифами, это приносит только беды»

09.04.2014 | № 11 от 7 апреля 2014

Экономист Евгений Гонтмахер — об умных книгах, которые требуют включения собственных мозгов
60_01.jpg
фото: Виталий Кривцов

60_03.jpg
60_04.jpg
60_02.jpg
Три книги произвели на меня в последнее время наибольшее впечатление. Одна — художественная, другая — историческая, третья — научная.

Художественная — это Умберто Эко «Пражское кладбище». Эко — писатель магический, он возвышается над реальностью, хотя пишет о реальных вещах. И этим напоминает мне Булгакова. В «Пражском кладбище» он рассказывает, как появились «Протоколы сионских мудрецов», причем рассказывает в аллегорической форме — реальная история, может быть, была другая. Мы знаем, что протоколы — это фальшивка царской охранки, опубликованы они были неким Нилусом. В «Пражском кладбище» главный герой — итальянец, который попал во Францию и на старости лет пытается объяснить сложные обстоятельства своей жизни некими внешними обстоятельствами. Он авантюрист, в юности был с гарибальдийцами, был и двойным агентом. И вот этот человек постепенно приходит к идее еврейского заговора и подсказывает эту идею людям, которые работают на царскую охранку, — в те времена в Париже таких людей было немало. Делает он это, надо сказать, очень одухотворенно. Настолько, что сам начинает в собственную выдумку верить. Это, кстати, очень актуально сегодня: когда люди питаются мифами, они начинают в них верить и выстраивают какую-то свою реальность, что приносит только беды.

Историческая книга — «О магистратах и устройстве Венецианской республики» кардинала Гаспаро Контарини. Человек, который написал ее около 500 лет назад, был одним из руководителей этого государства в пору его расцвета. Республика была аристократической демократией, где общество четко делилось на элиту и на всех остальных. Контарини очень подробно описал, как работает такая демократия: была тщательно разработанная система сдержек и противовесов, множество разных органов — советов, коллегий, сильная судебная система. Венецианский дож, глава республики, был абсолютно подконтролен элитам, его могли сместить и даже казнить. У низов была своя демократия, республика делилась на коммуны, и очень многие должности в коммунах отдавались людям низшего сословия. И такое политическое устройство оказалось весьма устойчивым — причем в мире с постоянными войнами и переворотами. Вывод: общество, в котором не только допустима, но и всячески поддерживается высокая степень самоорганизации, такое общество, во-первых, обладает высокой степенью устойчивости, во-вторых, позволяет и стране, и людям процветать.
  

Общество, в котором поддерживается высокая степень самоорганизации, позволяет стране и людям процветать  

 

* Альберт Хиршман (7.04.1915–11.12.2012) — американский экономист немецкого происхождения
Третья книжка — научная, ее написал наш современник, известный американский экономист Альберт Хиршман*.

Называется она «Страсти и интересы: политические аргументы в пользу капитализма до его триумфа». В чем мысль Хиршмана? Капитализм зарождался несколько сот лет назад, а его триумф — это уже скорее конец XIX века. Так вот в XVII, в XVIII, в начале XIX века капитализм выполнял колоссальную гуманитарную функцию. Ведь это были очень жесткие, жестокие времена: конфликты обычно решались с помощью оружия. Так вот, когда в Европе начал развиваться капитализм, страсти, которые бушевали в отношениях между людьми, стали меняться на интересы. Да, можно говорить, что в основе капитализма — дух наживы, но это принципиально лучше, чем убивать друг друга. Хиршман убедительно показывает, как постепенно шло облагораживание нравов: люди стали не только воевать, они научились вести переговоры — без умения договариваться капитализма нет. Хиршман заканчивает свою книгу концом XIX века и пишет: а вот после этого наступил XX век. А ХХ век — это век мировых войн и чудовищных жертв. Когда, замечу, интересы в самых кровавых странах подменялись идеологией, для которой цена жизней и ресурсов не имела значения.

Детективы? Нет, не читаю, неинтересно. Я люблю просто умные книги, которые требуют включения собственных мозгов. 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.