Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

#Только на сайте

#Запреты

Санкционный смотритель

30.03.2014 | Камышев Дмитрий | № 10 от 31 марта 2014

Госдуму накрыла новая волна запретительных инициатив

Какие из них бьют по реальным целям, а где депутаты пока «стреляют холостыми» — разбирался The New Times
12_01.jpg
В ответ на санкции Запада Дума готова урезать права россиян. Депутат от «Единой России» Тамара Кузьминых на пленарном заседании Госдумы. Москва, 26 февраля 2014 г.

Прогноз The New Times о том, что нынешней весной Госдума будет очень похожа на «взбесившийся принтер» образца 2012 года (см. The New Times № 8 от 17 марта 2014 г.), сбывается ударными темпами. Предложений еще что-нибудь ужесточить или запретить в Охотном Ряду хватало и до начала «крымской кампании». Но после референдума 16 марта и введения Западом первых санкций в отношении России эти инициативы хлынули бурным потоком. Выгнать из страны международные платежные системы, запретить вклады в долларах и евро в российских банках, привлекать блогеров по статье «экстремизм» за «непатриотичные» высказывания — таковы лишь некоторые из «ответных мер», предложенных депутатами за последние две недели.

Между тем на совещании с членами Совета безопасности 21 марта президент Путин, комментируя вопрос о санкциях, выразился вполне мирно: «Думаю, мы должны пока воздержаться от ответных шагов». Может быть, Кремль и Охотный Ряд просто играют в доброго и злого следователя? А Путин готовится к торгу с «западными партнерами»: дескать, если не притормозите со своими санкциями, то у моих депутатов уже готовы и симметричные, и асимметричные ответы…

Вот и гадают наблюдатели: что же из мартовского запретительного потока всерьез и надолго, а что — пока лишь страшилки?

Круговая оборона

На санкции ЕС и США Госдума реагировать, конечно, будет. Но — точечно, как, например, в случае с международными платежными системами Visa и MasterCard. Выгонять их из России не станут, но постараются заставить работать по новым правилам. Для этого они, как предложил единоросс Владислав Резник, должны создать в России собственные процессинговые центры, которые уже не смогут просто так прекратить обслуживание российских карт, как это случилось 21 марта с картами нескольких банков, имеющих отношение к фигурантам санкционного списка.

«Это вполне реализуемая вещь», — оценил перспективы создания российских процессинговых центров Visa и MasterCard соавтор проекта Анатолий Аксаков («Справедливая Россия»). Почему тогда именно сейчас? «Просто никому в голову не приходило, что могут быть какие-то политические решения (читай: санкции. — The Nеw Times), обязывающие частные организации действовать, на мой взгляд, неправомерно».

Впрочем, Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования (БКФ), не разделяет оптимизма депутата. «Visa и MasterCard должны будут инвестировать в создание операционных центров в России десятки и сотни миллионов долларов, — считает Осадчий. — У Visa на весь мир сейчас четыре таких центра, а у MasterCard — всего один. Пойдут ли они на такие инвестиции? Вряд ли».

Но депутат Аксаков предлагает особый путь: «Они (Visa и MasterCard) могут пользоваться российским процессинговым центром и платить комиссию. То есть тратить деньги на создание с нуля собственных центров им не придется».

Осадчий не столь оптимистичен: «Если украинская ситуация вновь начнет разогреваться, вплоть до вооруженного конфликта, против России могут быть введены более обширные санкции, и тогда не исключен уход Visa и MasterCard из страны», — полагает он.
  

Путин готовится к торгу с «западными партнерами»: дескать, если не притормозите со своими санкциями, то у моих депутатов уже готовы ответы  

 
Кстати, в случае «разогрева» повысятся и шансы на принятие другой нашумевшей инициативы — о компенсации из федерального бюджета убытков, понесенных компаниями и отдельными гражданами РФ. Единоросс Михаил Старшинов разработал законопроект, в котором предлагается в ответ на решения иностранных судов об изъятии имущества российских граждан или организаций сначала возмещать им убытки из федерального бюджета, а уже затем требовать компенсации от иностранного государства. Если же иностранцы платить откажутся, можно изъять у них какое-нибудь имущество, находящееся на территории РФ, не сомневается Старшинов.

Стоит, однако, напомнить: этот решительный законопроект был внесен в Думу еще год назад — как считалось, в ответ на санкции в рамках «закона Магнитского» (сам депутат Старшинов эту связь упорно отрицал). А потом документ завис — не было ни первичного обсуждения в профильном комитете, ни отзыва правительства, необходимого для законопроектов, предполагающих расходы из федерального бюджета.

Как пояснил The New Times источник в аппарате Государственной думы, отзывы на законопроекты правительство обязано присылать в течение месяца. Если же отзыв не получен и через год, то это, как правило, означает, что инициативу решили похоронить.

Тем не менее официально проект Старшинова до сих пор не отозван. Стало быть, ему в любой момент могут дать ход — если, конечно, на то появится воля свыше.
12_02.jpg
Образ русского воина в СМИ, по мнению депутатов, должен быть исключительно позитивным. На фото — «вежливые люди» на улицах Симферополя. Крым,  21 марта 2014 г.

Внутренний враг

Другое актуальное направление — борьба с «пятой колонной» и «национал-предателями». Тут есть как минимум два заметных документа, в скором одобрении которых сомневаться не приходится. 

Во-первых, это проект вице-спикера Сергея Железняка («Единая Россия») о запрете символики «организаций, сотрудничавших с фашистскими организациями». В качестве примера таких символов Железняк привел «бандеровские флаги», замеченные им на «Марше мира» в Москве 15 марта.

Правда, в таком случае под запрет должны попасть и Андреевский флаг (знамя Военно-морского флота России), и даже сам российский триколор, которые использовались в качестве официальной символики в Русской освободительной армии генерала Власова. Но Железняк заверил журналистов, что этим флагам ничто не грозит, поскольку власовцы в отличие от бандеровцев лишь позаимствовали существовавшую до них символику.

Второй документ — поправки к закону о гарантиях избирательных прав, внесенные группой единороссов и принятые в первом чтении 19 марта. Формально они лишь вводят на региональном уровне систему, аналогичную выборам в Госдуму: без сбора подписей на местные выборы будут допускаться кандидаты от партий, получивших более 3% на выборах в Госдуму. На самом же деле это означает, что, к примеру, на выборах в Мосгордуму в сентябре 2014 года выставить своих кандидатов без сбора подписей из непарламентской оппозиции сможет лишь «Яблоко». А выдвиженцам Партии прогресса Алексея Навального и РПР-ПАРНАС, на базе которой планировалось создать широкую оппозиционную коалицию, придется собирать подписи в количестве 3% от числа избирателей округа. Что, разумеется, приведет к отсеву избиркомами большинства нелояльных власти кандидатов еще на стадии проверки подписных листов.

Творчество масс

Остальные мартовские запретительные инициативы пока числятся в разряде «экзотических», хотя легко могут при необходимости перейти в категорию «реальных».

Так, депутат Олег Нилов («Справедливая Россия») предложил ввести госмонополию на производство спирта и табака. Подобных проектов в Думу с 1993 года вносилось более десятка. Но новая попытка примечательна тем, что автор прямо обосновал ее внешнеполитической ситуацией, сложившейся после присоединения Крыма, и необходимостью пополнять бюджет в условиях западных санкций.

Депутат Евгений Федоров придумал очередной проект про «иностранных агентов» — только теперь в бизнесе. Правда, на этот раз он решил зайти с другой стороны: не вешать клеймо на самих «агентов», а наоборот, создать реестр «национального бизнеса». В него предлагается включать компании без иностранного участия и предоставить им кучу привилегий — от налоговых льгот до прямых субсидий из федерального бюджета.
  

В таком случае под запрет должны попасть и Андреевский флаг, и даже сам российский триколор, которые использовались власовцами  

 
Еще один примечательный документ внес справоросс Олег Михеев, предложивший запретить «распространение недостоверной информации, умаляющей заслуги погибших при защите Отечества, авторитет Российской империи, СССР, Российской Федерации, их вооруженных сил». Как пояснил депутат, сейчас информационное пространство «используется для создания негативного образа русского воина, внедрения в сознание масс идей, диаметрально противоположных патриотизму». И за это нужно ввести штрафы: от 2—3 тыс. рублей для граждан и до 500 тыс. — для юридических лиц.

Ну и, конечно, не останутся в стороне коллеги думцев из верхней палаты — особенно по части борьбы с «национал-предателями». Пакет сразу из трех инициатив в этой сфере предложил 27 марта на встрече с Владимиром Путиным председатель Комитета СФ по конституционному законодательству Андрей Клишас (он один из тех, кто попал под санкции).

Первая — дать Минюсту право лично решать, какие НКО являются «иностранными агентами» (сейчас НКО должны сами записываться в этот реестр). Вторая — обязать россиян уведомлять госорганы о наличии у них «иного гражданства», а не уведомивших — привлекать к уголовной ответственности. И третья — ввести уголовное наказание для тех, кто неоднократно привлекался к административной ответственности за нарушения на митингах.

Президент в ответ призвал сенаторов «не перестараться». Но предложения в целом одобрил. Это значит — продолжение следует… 



фото: Михаил Джапаридзе/ИТАР-ТАСС,  Александр Рюмин/ИТАР-ТАСС



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.