Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

Михаил Косенко: «Власть изображает оппозицию врагами государства»

25.03.2014 | Завьялова Елизавета

В апреле решение психиатров о невменяемости «болотного узника» может быть пересмотрено

25 марта 2014 г. в Мосгорсуде состоялась апелляция на приговор Замоскворецкого суда по делу Михаила Косенко. Мосгорсуд подтвердил решение Замоскворецкого суда о направлении Косенко на принудительное психиатрическое лечение

490x376xRIAN_01277734.LR.ru.jpg.pagespeed.ic.dNC39bB2zy.jpg

Михаил Косенко, один из фигурантов дела о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года

Сам осужденный участвовал в заседании по видеосвязи — из психиатрической больницы СИЗО «Бутырка».

В начале процесса адвокат Дмитрий Айвазян заявил ходатайство о проведении повторной психиатрической экспертизы. Защитник настаивал на необходимости стационарной экспертизы, так как, по его мнению, амбулаторная, проведенная в Институте им. Сербского, была быстрой и необъективной. 

Мосгорсуд: Косенко — невменяем

Второй защитник Михаила — адвокат Валерий Шухардин ходатайство коллеги поддержал, добавив, что предыдущая экспертиза проводилась практически два года назад, а за это время состояние Косенко могло измениться. С мнением адвокатов не согласился прокурор — у него, как всегда это бывает со стороной обвинения, не было сомнений — повторная экспертиза не нужна, так как «эксперт уже дал ответы на все основные вопросы». Тройка судей согласилась с мнением гособвинителя и отказала защите в проведении повторной психолого- психиатрической экспертизы.

В своей жалобе на приговор Замоскворецкого районного суда защитники Косенко говорили о процессуальных нарушения, допущенных в ходе процесса: судья Москаленко не приобщала к материалам дела докзательства невиновности подсудимого, заявленные адвокатами, Косенко лишили права общаться со своими защитниками в ходе судебного заседания, не на все заседания в зал пускали прессу.

Выступила в Мосгорсуде и Ксения Косенко  сестра и законный представитель Михаила. Она отметила серьезные противоречия в показаниях свидетелей. Так, например, на её вопрос одному из свидетелей - сотрудников полиции, «видел ли он кисти рук Михаила Косенко: были ли они сжаты в кулак или нет», тот ответил, что «рук не видел, но уверен, что Косенко ударил потерпевшего Казмина». Также Ксения Косенко настаивала на вменяемости брата, отмечая его выдержку после смерти матери.

В ходе заседания адвокаты ходатайствовали о просмотре видеозаписей, и это ходатайство суд тоже отклонил.

В отличии от адвокатов, гособвинение осталось довольно, как ходом процесса, так и решением суда: все «достоверно: и выводы суда, и психолого-психиатрическая экспертиза, право подсудимого на защиту нарушено не было, квалификация дела верна, доводы защиты исследованы и получили оценку». Прокурор попросила оставить приговор Замоскворецкого суда без изменений.

В конце заседания на экране телевизора появился Михаил Косенко, который все это время следил за ходом рассмотрения своей жалобы по видеосвязи из «Кошкиного дома» (так арестанты называют психиатрическую больницу в Бутырской тюрьме).


Голос из «Кошкиного дома»

«На Болотной площади не было массовых беспорядков, а были лишь незначительные столкновения с полицией, - читал Михаил свое последнее слово.  Не было элемента массовости. Столкновения были вызваны нежеланием властей пропустить демонстрантов на Болотную площадь, согласованную для проведения митинга. Она была огорожена. Для митинга была выделена в последний момент лишь Болотная набережная. При массовых беспорядках характерно асоциальное поведение людей. Но после того, как толпа демонстрантов была вытеснена на соседние улицы, не было никаких проявлений вандализма. Демонстранты не начали бить витрины, громить машины, как было бы при массовых беспорядках. Это доказывает, что демонстранты воспринимали себя как часть общества, а не противопоставляли себя ему.

Власть изображает оппозицию врагами государства, какими-то «агентами», хотя корень неприятия власти в ее непрофессионализме, черствости и нежелании решать проблемы. При нормальной политической конкуренции этого бы не было. В нашей стране государство - не механизм общества, а механизм, давлеющий над обществом. Государство защищает не общество, а в первую очередь, само себя. Это видно по «Болотному делу». 450 человек задержаны за то, что они пришли поддержать фигурантов «Болотного дела». «Все, что не разрешено – запрещено», — логика полицейского государства.

Спасибо всем, кто нас поддерживал. Прошу суд считать меня вменяемым».


Надежда на здравый смысл

После судебного заседания сестра Михаила Ксения рассказала The New Times что в начале апреля должно состояться заседание очередной медицинской комиссии для освидетельствования ее брата.

«В СИЗО Михаил получает те же лекарства, что он получал до ареста, регулярно посещая психиатра, который не видел необходимости в его лечении в больнице», — сказала Ксения.

Что будет дальше с Михаилом Косенко? Отправят ли его на принудительное лечение в одну из тюремных психиатрических клиник?

The New Times обратился за комментариями к психиатру Андрею Бильжо, который после приговора Косенко принял активное участие в го судьбе.

«В апреле на повторном комиссионном освидетельствовании решат, выписать Михаила или продлить лечение еще не шесть месяцев,  объяснил The New Times Бильжо.  Если повезет с врачами, и комиссия, которая будет проводить переосвидетельствование, окажется профессиональной и нормальной, то Косенко должны обязательно отпустить домой».

Несколько месяцев назад после резких выступлений Бильжо о признании Косенко невменяемым, его позвали на этическую комиссию Российского общества психиатров.

«Там мнения собравшихся по поводу ситуации с Косенко резко разошлись, — рассказывает Бильжо. — Большинство психиатров посчитало, что Михаил не нуждается в стационарном принудительном лечении, и вполне может находиться на амбулаторном лечении, как это было до ареста. Председатель этической комиссии рекомендовал включить меня в комиссию для освидетельствования в качестве наблюдателя, в качестве психиатра без права голоса. Я надеюсь, что это произойдет. И очень надеюсь, что здравый смысл возобладает».

8 октября 2013 года Замоскворецкий суд Москвы признал Косенко виновным по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года и постановил отправить его на принудительное психиатрическое лечение.




The New Times публиковал материал Егора Сковороды о том, как признание заключенных психически больными способствует политическим репрессиям, а также портрет Михаила Косенко в цикле «Болотные люди».




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.