Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Осколки «русского мира»

23.03.2014 | Светлана Солодовник, журналист | № 9 от 24 марта 2014


18 марта патриарх Кирилл не присутствовал в Кремле на «крымской речи» президента Путина. Почему?
02_02.jpg
Патриарху Кириллу сейчас лучше молчать, чем говорить. Москва, 11 марта 2014 г.

Этим вопросом задаются сейчас многие: патриарх всегда приходил на оглашение ежегодных посланий президента, а тут такой знаменательный повод — и главы Русской православной церкви нет. Лидеры других религиозных организаций были — и мусульмане, и иудеи, РПЦ же представлял митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий — не последний, конечно, в Церкви человек, но ведь как ни крути не первоиерарх.

Поползли даже слухи, что между патриархом и президентом возникли трения по поводу аннексии Крыма: дескать, Московский патриархат волнуется за свои украинские «владения», которые рискует потерять в результате «миротворческой миссии» России.

Трения — вряд ли. Патриарх Кирилл немало сил положил на то, чтобы втянуть Украину в орбиту «русского мира». Все его поездки туда с момента вступления в должность предстоятеля совмещали пастырские задачи с политическими. «Русский народ — разделенная нация… которая имеет право на воссоединение в едином государственном теле», — это недавние слова протоиерея Всеволода Чаплина, но он повторяет мысли патриарха Кирилла. Недаром в Киеве патриарха не раз обвиняли в попытках присоединить Украину к России, используя для этого Церковь. И наивно было бы думать, что патриарх действовал здесь на свой страх и риск, хотя церковному дипломату такого масштаба (20 лет руководства Отделом внешних церковных связей) в общем-то указания и не нужны.

Так что трения вряд ли. А вот джентльменское соглашение — очень может быть.

В этой ситуации присутствие патриарха Кирилла на оглашении «крымской речи» — уже крамола: присутствует — значит одобряет

Риски потерять Украинскую православную церковь Московского патриархата (УПЦ МП), имеющую автономный статус, как никогда велики. А это добрая половина Русской православной церкви — почти 13 тысяч общин из чуть более 30 тысяч. При каждом политическом кризисе на Украине рутинно активизируется борьба за Поместную церковь. Странно было бы, если бы этого не произошло сейчас, когда подобные настроения подпитываются вдохновляющей победой на Майдане, с одной стороны, и захватническими поползновениями России — с другой. Призывы к объединению всех украинских церквей в единую самостоятельную структуру уже прозвучали, более того, две самые большие церкви в стране, УПЦ МП и Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), создали комиссии для обсуждения этого вопроса.

«Московская» церковь пока выказывает определенный скепсис по поводу перспектив объединения, но стоит ли говорить, что скепсис вмиг улетучится, если Россия продолжит свою украинскую кампанию. Как будет выглядеть в глазах людей церковное начальство, поддерживающее раскол собственной страны?

В этой ситуации присутствие патриарха Кирилла на оглашении «крымской речи» — уже крамола: присутствует — значит одобряет. Вот и вышла ему вольная. Вот и не произносят слова «Крым» ни сам патриарх, ни его ближайшие сподвижники. И президент готов обойтись без их «одобрямса», хотя в последние два года, кажется, ни одно начинание власти не осталось без высочайшего благословения.

Путин тоже не заинтересован в дроблении Церкви. На 2016 год намечен Всеправославный собор, который готовился более 50 лет, — первый в истории. На нем должны решиться многие важные вопросы, в том числе порядок создания некоего регулирующего органа, стоящего над поместными церквами. РПЦ для отстаивания своих позиций жизненно необходимо оставаться самой большой православной Церковью в мире — потеряв УПЦ, она утратит изрядную долю своего влияния.

Путинский режим с самого начала ставил на усиление позиций Москвы в православном мире (вспомним хотя бы воссоединение РПЦ с Зарубежной церковью), теперь же, рассорившись из-за Украины с Западом, тем более жалко терять эти возможности. Но если военная агрессия против Украины продолжится, молчание не спасет патриарха. Ему придется заговорить. Иначе православный мир отвернется от Русской церкви так же, как Запад отворачивается сейчас от России.


фотография: Павел Смертин/ИТАР-ТАСС



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.