Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Крым

#Репортаж

Крым: метаморфозы

23.03.2014 | Алексей Жеглов, Симферополь — Ялта — Феодосия — Киев | № 9 от 24 марта 2014

Трудные вопросы о будущем

Ликование, наблюдавшееся в Крыму в первые дни после референдума, сошло на нет. Крымчанам тревожно: что будет с детьми, которые учатся в киевских вузах, с вкладами в украинских банках и не заберут ли у них привычный образ жизни новые «инвесторы»
32_01.jpg
У входа в крымский парламент. Симферополь, март 2014 г.

«Я не понимала этого всеобщего ликования. Причины радоваться, кажется, есть только у Севастополя. А вот в моем кругу общения мнения по поводу присоединения к России разделились 50 на 50. Да и во всем нашем городе, наверное, так же. Многим боязно: что теперь будет?» — рассказывает 37-летняя Оксана, частный предприниматель из Феодосии. По ее словам, когда две недели назад по улицам города поехали бэтээры «непонятного происхождения», многие испугались. Выходить на улицы и протестовать никто не решился: «Сидели, как мыши, по домам, боялись, что побьют». Кто? «Да наши, местные, те, кто как подорванные агитировали за Москву, к ним сюда на подмогу прибыли еще какие-то люди из Симферополя».
32_02.jpg
Демонстрантка на акции против референдума об отделении Крыма. Симферополь, 14 марта 2014 г.

Нежелательные элементы?

У Оксаны тесные бизнес-связи с Киевом: товар, приобретенный через посредников в украинской столице, — сувениры и футболки — она продавала отдыхающим в своем магазине. Деловой партнер Оксаны отправлял товар через службу доставки «Новая почта», но теперь эта компания «временно приостановила» отправку товаров в Крым. «За счет чего я буду жить, непонятно, — жалуется Оксана. — Муж тоже не может зарплатные деньги с карточки снять: «ПриватБанк» (крупнейший банк Украины. — The New Times) отключил в городе банкоматы».

У Анастасии, подруги Оксаны, другая проблема: сын учится в Киевском университете им. Тараса Шевченко, причем на бюджетном отделении. Теперь Анастасия опасается, что «сыну не дадут доучиться в связи с этой вакханалией».

Обе женщины признаются: получать российские паспорта они пока не торопятся, хотя их в Феодосии уже начали выдавать. «На Украине запрещено двойное гражданство. А потерять украинский паспорт очень страшно», — говорит Анастасия.

«Вполне возможно, тем, кто захочет остаться в Крыму с украинскими паспортами, придется покупать разрешение на ПМЖ»

Между тем местные юристы уже предупреждают крымчан: у тех, кто решит сохранить украинские паспорта, могут возникнуть сложности. «Вполне возможно, тем, кто захочет остаться в Крыму с украинскими паспортами, придется получать разрешение на ПМЖ. Или же им будут создавать препятствия, поставят перед дилеммой: либо принимайте российское гражданство, либо уезжайте из Крыма», — делится с The New Times опасениями адвокат Юрий Марченко.

Боязливее всего сейчас крымским татарам. «На наших домах стали появляться какие-то странные крестики, будто нас помечают, — рассказал журналу 33-летний Рустам, татарин из Ялты. — Пока стараемся лишний раз на улицу из дому не выходить. Вечером вообще не выходим».
32_03.jpg
Новое название парламента на крымско-татарском языке. Симферополь, 18 марта 2014 г.

Первая кровь

Киевские власти называют российских солдат в Крыму оккупантами, отделение полуострова от Украины не признают и своих военных за Перекоп не выводят. Это создает дополнительную напряженность в местах их дислокации.

Вечером 18 марта в Крыму пролилась первая кровь: в Симферополе, возле улицы Кубанской, вооруженные люди в форме российских военных напали на фотограмметрический центр Минобороны Украины. А в недостроенном здании неподалеку засели снайперы и начали вести огонь на поражение. В результате был убит прапорщик Сергей Какурин — пуля попала ему прямо в сердце. Выстрелами в шею и руку ранили и капитана той же части. Еще один украинский солдат пострадал от «самообороны Крыма»: его били по ногам и голове битами и арматурой. Непродолжительный штурм закончился тем, что командира части увели, а центр захватили. При штурме погиб один из самооборонцев. Источник The New Times в симферопольском горуправлении милиции утверждает, что его убили те же снайперы, которые «положили» и украинского прапорщика.


«На наших домах стали появляться какие-то странные крестики, будто нас помечают, — рассказал журналу 33-летний Рустам, татарин из Ялты. — Пока стараемся лишний раз на улицу из дому не выходить. Вечером вообще не выходим» 


20 марта российские военные напали на корвет ВМС Украины «Тернополь»: корабль забросали боевыми гранатами, повредив его. Накануне, 19-го, украинские военные вынуждены были стрелять в воздух, чтобы защитить свою воинскую часть возле аэродрома «Бельбек». В тот же день российские военные захватили два украинских корвета — «Луцк» и «Хмельницкий» в Стрелецкой бухте: 200 украинских моряков, которые там находились, вывели на берег.

К тому времени российские военные уже успели фактически взять под арест военный и гражданский персонал ряда украинских частей, а также общественных активистов — всех их увезли в поселок Чонгар, на самой границе с Херсонской областью. Был взят штурмом и штаб украинских ВМС в Севастополе, командующего ВМС Украины контр-адмирала Сергея Гайдука задержали. Вечером 19-го глава СНБО Украины Андрей Парубий потребовал от российских военных немедленно освободить всех заложников. Глава украинского Минобороны Игорь Тенюх позвонил своему российскому коллеге Сергею Шойгу — разговор шел в основном о задержанном Гайдуке. В ночь на 20-е стало известно, что всех заложников освободили.
32_04.jpg
Бойцы крымской самообороны при захвате штаба ВМС Украины. Севастополь, 19 марта 2014 г.

За все это время себе в актив украинские военные могут записать только две «победы». Флагман ВМС Украины фрегат «Гетман Сагайдачный» вышел из одесского порта и, прибыв в заданный район в пределах украинских территориальных вод, обнаружил там четыре военных корабля Черноморского флота России и два вертолета огневой поддержки Ми-35. Российские военные собирались пересечь морскую границу Украины, но командир «Гетмана» Роман Пятницкий дал понять, что готов отдать приказ о стрельбе на поражение. После того как на фрегате подняли боевую тревогу, россияне отступили в нейтральные воды.

Наконец, 20 марта украинские власти приступили к эвакуации своих воинских подразделений из Крыма. Одновременно Украина попросила ООН объявить Крым демилитаризованной зоной, а также принять меры, чтобы полуостров покинули и российские войска. Первыми расположение военной части покинули украинские военные в Новоозерном (недалеко от Евпатории): они отказались перейти на сторону России и ушли под марш «Прощание Славянки». «Случилось то, что должно было случиться: войска в Крыму стали сдавать позиции, понемногу прекращают сопротивление, и над местами их дислокации поднимаются российские флаги», — комментирует ситуацию политолог, глава киевского Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук. И не без иронии добавляет: «В противном случае измена Родине и присяге стала бы весомой частью реальности».

Впрочем, по данным новых крымских властей, именно это и происходит. Украинские военные на территории Крыма активно переходят на сторону РФ, «можно говорить о тысячах», сказал «Интерфаксу» 21 марта премьер-министр Крыма Сергей Аксёнов.

Так или иначе, народный депутат Украины, экс-министр обороны Анатолий Гриценко обвинил исполняющего обязанности президента Александра Турчинова в «деморализации всей украинской армии»: тот, мол, как главнокомандующий слишком долго не предпринимал никаких активных действий. «Когда брали штурмом штаб ВМС, мне звонили офицеры. Я спрашиваю: «Есть у вас оружие?» — «Нет». Им даже пистолеты Макарова не выдали. Что делать, ножку стула отломать и ею отбиваться? Пусть Турчинов или подписывает капитуляцию и эвакуирует людей, или дает приказ защищаться, в том числе средствами с материка».
32_05.jpg
Украинский солдат на КПП близ границы с Крымом. Салково, Херсонская область Украины. 18 марта 2014 г.

Вопросы без ответов

*Подробнее о различных практических аспектах вхождения Крыма читайте в материале «Технология присоединения»
Большинство крымчан догадываются: в этом году украинцы к ним отдыхать не поедут. Местные жители не понимают, что делать тем, кто не хочет получать российские паспорта, что будет с налогами, откуда на заправках появится бензин, как перерегистрировать автомобили, что будет со школьными учебниками, а также вкладами в банках*. Радуются сейчас только те, кто брал кредиты в украинских банках. «Я должен банкам $10 тыс. — брал на ремонт в домике для туристов. В этом году нас ждет бум туристов из России, хорошо заработаю, а кредит отдавать не придется», — говорит 40-летний предприниматель из Судака Алексей.

Но у многих ситуация другая. Офисы украинских банков пустеют, банкоматы отключаются, и сотни тысяч крымчан не могут ни забрать свои вклады, ни снять хотя бы деньги на жизнь с «зарплатной» карточки.

Кстати, оптимизм Алексея по поводу туристов разделяют не все. «Кто сюда поедет, когда тут все еще солдаты на улицах? — недоумевает 56-летняя жительница Гаспры (недалеко от Ялты) Наталья. — Да и украинцев как туристов, думаю, мы на несколько лет потеряли. А они, бывало, ездили по два раза за сезон, и их точно было как минимум половина». Наталья закрывает глаза и устало проводит рукой по лбу: «Страшно стало жить. Что бы кто вам ни говорил, а мы этих «зеленых человечков» уже ненавидим».

Подруга Натальи Ольга живет в Ялте. Несколько дней назад, рассказывает Ольга, в ее дом заселились сразу пятеро российских военных. «Они сказали, что у них есть разрешение селиться там, где они хотят. Зашли в своих ботах, загадили мне санузел и требуют кормить их три раза в день. А куда я могу деться? Живу одна, даже мужа нет. Теперь думаю, не сбежать ли вообще куда-нибудь?»

В дом Ольги заселились пятеро российских военных: «Они сказали, что у них есть разрешение селиться там, где они хотят. Зашли в своих ботах, загадили мне санузел и требуют кормить их три раза в день»

Турагентства в Киеве, Харькове и Донецке уже сообщают о массовых отказах украинских туристов от забронированных заранее путевок в Крым. Теперь в приоритете — курорты в Грузии, Болгарии, Турции и отдых в Одессе. «Сейчас туроператоры не рассматривают вообще Крым как продукт, — рассказывает The New Times эксперт туристической отрасли харьковчанка Мирослава Марченко. — В прошлые годы в этот период по раннему бронированию все предложения по Крыму были выкуплены уже на 80%, а в этом году бронь идет от 12% до 15%».

Ее коллега из Феодосии, руководитель службы бронирования Катерина Йоффе, признает, что ситуация с туризмом складывается плачевная: «Впереди майские праздники, и до сих пор нет ни одной бронировки. Те, что были, туристы потом сняли, попросили вернуть деньги». По словам Йоффе, пока «неизвестно, откуда поедут туристы и поедут ли вообще».

Власти республики уже объявили, что национализируют около 130 санаториев, принадлежащих украинскому правительству. Что с ними будет дальше — тоже неизвестно.

Пугают крымчан и перебои с поставками еды. Например, молочные продукты раньше доставлялись на полуостров из Херсонской области. Теперь их во многих магазинах нет. «Новые власти обещают решить вопрос, но как — мы пока не понимаем», — возмущается пенсионерка Авдотья Михайловна.

В последнюю неделю в вынужденном отпуске находятся и нотариусы: по каким законам оформлять сделки с недвижимостью — российским или украинским, — они не знают, а между тем уже объявлено, что хождение российского рубля в Крыму начнется 24 марта.

Возникают вопросы и с крымскими выпускниками. Министр образования Украины Сергей Квит говорит, что пока ни одно крымское учебное заведение не перешло в подчинение Минобразования РФ. «Мы считаем крымские учебные заведения украинскими, и именно так к ним относимся и продолжаем работать», — говорит он. Но что будет дальше, предсказывать не берется.… В Севастополе на въездах в город решено оставить милицейские блок-посты, тогда как отряды самооброны и здесь, и в других городах уже расформировываются. А вот российские военные отправляться в места своей постоянной дислокации не торопятся. Многие крымчане мечтают, чтобы Киев их «отпустил по домам», смирившись с потерей Крыма. «Россия просто так нас не бросит и уже отсюда не уйдет — Украине нужно это понять, — говорит 39-летний уроженец Симферополя Василий, активист самообороны. — В противном случае здесь будет война, и мы забудем, что такое нормальная жизнь». 


фотографии: Рафаэль Ягходзаев/AbacaPress/East News, Андрей Любимов/AP/East News, Bulent Doruk/AbacaPress/East News, Thomas Peter/Reuters, Виктор Гурняк/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.