Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кризис

#Только на сайте

Запад пошел ва-банк

23.03.2014 | Сергей Хазов-Кассиа | № 9 от 24 марта 2014

Как Америка и Европа отомстят России за Крым

США и Евросоюз наращивают давление на Россию после аннексии Крыма. В черном списке Брюсселя оказались российские политики, военные и даже глава агентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселёв. Вашингтон пошел еще дальше, обложив санкциями ближайшее окружение Владимира Путина

RIAN_02291365.LR.ru.jpg
На Олимпиаде в Сочи Аркадий Ротенберг (на фото) и его брат Борис заработали $2,5 млрд, однако западные санкции могут пошатнуть их финансовое положение

21 марта сотни тысяч россиян впервые почувствовали на себе последствия присоединения Крыма. Клиенты АКБ «Россия», включенного в черный список США, а также Собинбанка, Инвесткапиталбанка, СМП-Банка, Банка Финсервиса, имеющих отношение к фигурантам того же списка, не смогли воспользоваться своими пластиковыми картами — они доступны лишь для снятия наличных в банкоматах «родного» банка. Причина: международные платежные системы Visa и Mastercard прекратили обслуживание этих банков, руководствуясь решением Минфина США.

Тем временем в Брюсселе развернулась нешуточная баталия. По словам источника The New Times в европейских дипломатических кругах, Великобритания и страны Балтии настаивали на дальнейших жестких шагах против России, в том числе введении эмбарго на поставки углеводородов и санкциях против российских банков. Германия предлагала ограничиться расширением черного списка российских политиков; Испания и Италия уверяли, что достаточно и существующего списка: мол, пока установился хрупкий статус-кво, санкциями ничего не решишь и незачем ставить под удар и без того хрупкую европейскую экономику; Франция спорила с представителями скандинавских стран о том, нужно ли вводить запрет на продажу России вооружений (на кону контракт на поставку вертолетоносцев «Мистраль» стоимостью €1,2 млрд).

До жестких экономических мер Европа в итоге не дошла, зато в расширенном брюссельском списке теперь имена 33 российских чиновников, среди которых спикеры Совета Федерации и Госдумы — Валентина Матвиенко и Сергей Нарышкин, советник президента Сергей Глазьев и помощник Владислав Сурков, депутат Елена Мизулина и другие — в целом список напоминает первые санкции США от 17 марта. Примерно те же имена в черном списке Канады, Япония пока заявила о приостановке переговоров по облегчению визового режима, а Швейцария и вовсе открестилась от санкций: президент Конфедерации Дидье Буркхальтер заявил 20 марта в интервью газете «Нойе цюрхер цайтунг», что Берн всегда дружил со всеми: и с Китаем, и с США, и с Россией, и с ЕС.
Shema.jpg
Финансовый сигнал

Как стало известно The New Times от источника в Конгрессе США, бурные дискуссии по фигурантам черного списка развернулись и в Вашингтоне. Так же как и во время принятия в 2012 году закона Магнитского, в администрации президента США обсуждали каждую кандидатуру: в списке от 17 марта оказались семь известных российских политиков, которые, впрочем, не входят в «ближний круг» президента Путина — среди них Валентина Матвиенко, Владислав Сурков, вице-премьер Дмитрий Рогозин. «Задача первого списка была, с одной стороны, показать большой кулак, а с другой — не включить никого, кто имеет серьезный политический вес в России», — поясняет собеседник журнала.

Не испытывали иллюзий американцы и по поводу возможной собственности фигурантов на территории США: «Всем же понятно, что ни у кого в Штатах ничего нет, а если что-то и было, то уже давно выведено. Первый список был чисто политическим сигналом».

Интересно и то, что в отличие от «списка Магнитского», который обладает силой закона, поскольку проведен через Конгресс, «украинский список» принят простым указом президента: «Вашингтон обычно оставляет дверь открытой. Если бы Россия показала, что готова к диалогу, если бы не стала продолжать намеченную ранее линию на присоединение Крыма, санкции просто бы тихо отменили».


«Всем же понятно, что ни у кого в Штатах ничего нет, а если что-то и было, то уже давно выведено. Первый список был чисто политическим сигналом» 
 


Но Москва на попятный не пошла, выступление Владимира Путина перед Федеральным собранием 18 марта показало американцам: пора идти дальше. В итоге Вашингтон включил в список тех, кто, не имея прямого отношения к крымской кампании, был доверенным лицом российского президента. Более того, Минфин США тут же выпустил пресс-релиз, в котором пояснялось: Геннадий Тимченко — один из основателей компании Gunvor, в которой, возможно, есть инвестиции у Владимира Путина; Аркадий и Борис Ротенберги выполняли контракты в рамках подготовки Сочинской Олимпиады, так что их состояние за последние два года увеличилось на $2,5 млрд; Юрий Ковальчук — близкий советник Путина, которого даже называют «президентским кассиром», главный акционер (39 %) АКБ «Россия» — «персонального банка высокопоставленных российских чиновников».

«В списке США нет, скажем, главы МИДа Лаврова, — говорит собеседник журнала в Конгрессе. — Зато есть ближайшие друзья Путина, «условный бухгалтер» Путина и «кошелек» Путина. Сигнал простой: будем бить долларом».

«Они на очереди»

Еще у одного вашингтонского источника, близкого к американскому Минфину, The New Times поинтересовался, почему ни в американском, ни в европейском списках нет ни президента «Роснефти» Игоря Сечина, ни пользующегося на Западе репутацией «ястреба» секретаря Совбеза Николая Патрушева, ни главы «Газпрома» Алексея Миллера. Ответ был короткий: «Они на очереди».

По словам собеседника журнала, в администрации президента США существует некий «большой список», фамилии из которого будут постепенно выводиться на свет. «Есть простое правило: нельзя расходовать всю обойму сразу», — объяснил ситуацию исполнительный директор Freedom House, в прошлом советник госсекретаря США Дэвид Крэймер. Информацию по поводу неизбежной «третьей волны» санкций The New Times подтвердил и высокопоставленный инсайдер в российском правительстве, добавив: «Путин это прекрасно понимает».

Не стоит, впрочем, ожидать появления в списке самого российского президента, ведь даже одиозный экс-президент Ирана Махмуд Ахмадинежад то и дело приезжал в США, выступая на сессиях ООН или перед студентами Колумбийского университета в то самое время, когда против Ирана действовали жесткие санкции ООН.

«В списке США нет, скажем, главы МИДа Лаврова. Зато есть ближайшие друзья Путина, «условный бухгалтер» Путина и «кошелек» Путина»

Чего же ждут от Москвы, если уже понятно, что Крым Киеву никто возвращать не собирается? «Запад обеспокоен судьбой Восточной Украины, — говорит Дэвид Крэймер. — Путину никто не верит, что он не собирается оккупировать Луганск и Харьков, ведь 4 марта он говорил то же самое про Крым. Российские войска по-прежнему сосредоточены у границы с Украиной: вот что мы видим из Вашингтона».

Логика санкций при этом проста: вызвать раскол среди российских элит, которые поймут, что теряют из-за Путина деньги. «Нужно, чтобы они пришли к нему и сказали: «Ты нам должен обеспечить стабильность, рост бизнеса и безопасность. Если ничего этого нет, то зачем ты нам нужен?» — поясняет источник журнала в Вашингтоне.

В европейских кулуарах тем временем всерьез говорят об эмбарго на российские углеводороды: «Европейцы должны быть готовы к тому, чтобы немного померзнуть без российского газа, главное сейчас — остановить Владимира Путина», — сказала в интервью The New Times депутат Европарламента, член комитета по международным делам Кристина Оюланд. Евродепутат вспоминает, как после российско-грузинской войны 2008 года Запад быстро успокоился, но прошло шесть лет, и Путин снова нарушил нормы международного права. «У него имперское мышление, если не остановить его сейчас самыми решительными мерами, через пару лет, если не раньше, мы увидим где-нибудь очередную аннексию», — уверена г-жа Оюланд.

Зона отчуждения

Фигурантам черных списков запрещен въезд на территорию применивших санкции стран, кроме того, банки и финансовые институты обязаны арестовать принадлежащие им счета и уведомить об этом местные регуляторы. Банки при этом не вправе нарушать законодательство о банковской тайне. А вот регуляторы могут передать информацию прессе. Впрочем, сразу два источника в Вашингтоне и в Москве сообщили журналу: вполне возможно, что скоро в западной прессе будут организованы утечки инфомации о коррупции в высших эшелонах российской власти, о принадлежащих российским сановникам зарубежных компаниях и счетах.


«У него имперское мышление, если не остановить его сейчас, через пару лет мы увидим очередную аннексию» 


В Европе пока не идет речь об аресте недвижимости — только о финансовых инструментах. Вашингтон же наложил арест на любую принадлежащую фигурантам черного списка собственность на территории Штатов, а также запретил сотрудничать с ними американским гражданам и компаниям (именно поэтому базирующиеся в США Visa и Mastercard приостановили работу с опальными банками).

Кстати, под санкции попадают не только сами лица или компании, но и фирмы, которые они либо контролируют, либо владеют более чем 50% акций. А вот на госкомпании и госучреждения, которые представляют фигуранты, санкции не распространяются: к примеру, наличие в списке главы РЖД Владимира Якунина никак не отразится на деятельности РЖД.

Интересно, что речь может идти не только о счетах и акциях, находящихся в американских и европейских банках, но и об акциях американских и европейских компаний, лежащих на балансе российских финансовых институтов. «При проведении собраний акционеров эмитенты рассылают письма в банки, клиенты которых держат их акции, с требованием раскрыть информацию о финальных владельцах, — объяснил The New Times партнер компании Hermitage Capital Иван Черкасов. — Российские номинальные владельцы (банки) могут, конечно, эту информацию утаить, но рискуют сами нарваться на штрафы или даже лишиться лицензий, выданных им иностранными регуляторами».

Почувствовав неладное, российские бизнесмены поспешили избавиться от американских активов: 18 марта стало известно о том, что миллиардер Алишер Усманов продал принадлежащие ему акции компаний Facebook и Apple. Избавился от своей доли в Gunvor и Геннадий Тимченко, продав ее 21 марта, в день публикации расширенного американского списка, исполнительному директору компании Торбьорну Торнквисту (сделка была оформлена 19-м числом).

Заморозка «России»

Те же ограничения касаются и банка «Россия». Созданный еще в 1990 году, этот банк по-настоящему вырос лишь после того, как президентом стал Владимир Путин. В начале 2000-х через «Россию» осуществлялись закупки медицинского оборудования для Санкт-Петербурга — отвечала за них компания «Петромед», которой руководил давний коллега Путина по питерской мэрии и КГБ Дмитрий Горелов, а деньги часто давали российские олигархи. К примеру Роман Абрамович перечислил в 2001 году $180 млн (The New Times № 7 от 27.02.2012). Но то было только начало. В 2004 году «Россия» покупает у «Газпрома» 51% страховой компании «Согаз», а в 2006-м через сеть приобретений устанавливает контроль над Газпромбанком, на тот момент третьим банком в стране по объему выданных кредитов. Именно тогда в прессе стала появляться информация о том, что через АКБ «Россия» отечественная элита выводила в офшорные юрисдикции доходы от продажи газа. Бежавший в 2011 году за границу партнер акционеров банка Сергей Колесников рассказал The New Times, что через банк также финансировались проекты президента в России, в частности, так называемый дворец Путина в Геленджике.


На госкомпании и госучреждения, которые представляют фигуранты, санкции не распространяются: к примеру, наличие в списке главы РЖД Владимира Якунина никак не отразится на деятельности РЖД 


Счета «России» в банках США теперь будут заморожены, принадлежащие банку американские ценные бумаги арестованы. Кроме того, банк Ковальчука вообще не сможет теперь осуществлять расчеты в долларах, ведь все долларовые платежи проходят через корсчета в США. А согласно квартальным отчетам «России», счета у него есть в трех американских банках: The Bank of New York Mellon, JPMorgan Chase Bank и Deutsche Bank Trust Company Americas.

Впрочем, согласно отчетам банка за 2012 год, на счетах в США лежал лишь 1 млрд рублей, а вот в Европе — 40 млрд. Сегодня обязательства нерезидентов составляют 22% от всех активов банка (455 млрд рублей по состоянию на 1 марта 2014 года), но логично предположить, что большая часть из них находится в Европе. Здесь, помимо европейских «дочек» российских банков (VTB Bank во Франции и Gazprombank в Швейцарии), счета у «России» есть в Raiffeisen Bank International (Австрия), Commerzbank и Deutsche Bank (Германия) — все они, скорее всего, попросят ненадежных клиентов прикрыть счета от греха подальше, не дожидаясь санкций.

Удар по элите

Европейские финансовые институты обычно работают с оглядкой на американские черные списки. Это значит, что европейские банки, скорее всего, по собственной инициативе откажутся работать не только с «Россией», но и с ее клиентами — им для международных транзакций придется искать новый банк (среди клиентов — РЖД, ФГУП «Почта России», «ВымпелКом», Ростелеком и пр.). То же, кстати, касается бизнесов и других фигурантов списка: даже и без ввода санкций со стороны ЕС, большинство банков по всему миру откажутся с ними работать или попросят закрыть уже имеющиеся счета.

Впрочем, урон понесут не только конкретные банки и предприниматели — эффект от санкций, возможно, скоро ощутят очень многие. Агентства Fitch и Standard&Poors понизили кредитный рейтинг России, так что российским компаниям будет все сложнее искать деньги на Западе, а глава Института современного развития (ИНСОР) Игорь Юргенс вообще заявил, что власти ЕС и США могут запретить своим банкам кредитовать российский бизнес. Российский истеблишмент в ответ бодрится: министр финансов Антон Силуанов заявил 21 марта, что Россия может и вовсе отказаться от внешних займов, а председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Наталья Бурыкина пригрозила Visa и Mastercard «отказом России от их услуг».

«Это будет колоссальный удар не только по всей банковской системе, но и по среднему бизнесу, а также и по элите», — комментирует слова Бурыкиной источник журнала в российском финансовом секторе, пожелавший остаться неназванным. По его словам, сейчас все российские банки сидят как на иголках и гадают, не коснутся ли санкции и их тоже: «Если Путин не одумается, мы все об этом пожалеем». 




Ответный черный список российского МИДа:

Заместитель помощника президента США по национальной безопасности Кэролайн Аткинсон

Помощник президента США Дэниэл Пфайффер 

Помощник президента США Бенджамин Родс 

Лидер фракции большинства в Сенате Гарри Рид

Спикер палаты представителей Конгресса США Джон Бэйнер

Председатель сенатского комитета по иностранным делам Роберт Менендес

Сенаторы Мэри Лэндрю, Джон Маккейн и Дэниэл Коус







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.