Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Comment

#Только на сайте

#Санкции

Креатив от Саддама Хусейна

24.03.2014 | Носик Антон | № 9 от 24 марта 2014

Антон Носик — о том, чем может ответить Москва на международные санкции

О том, какие ответные меры на санкции международного сообщества могут изобрести российские власти и кто окажется крайним
20_01.jpg
История Ирака последнего десятилетия свидетельствует: дети — самая страдающая сторона в конфликтах между элитами держав

Когда на Западе впервые заговорили о создании «списков Магнитского», МИД РФ практически сразу же пригрозил, что ответом на них может стать пакет «симметричных мер» с российской стороны (в другой версии заявления говорилось, наоборот, об «асимметричных мерах»). Помню, тогда это грозное предупреждение вызвало шквал издевательских комментариев в прессе и блогосфере. Сотни авторов наперебой бросились помогать ведомству г-на Лаврова с составлением списка запретов, способных больно ударить по благосостоянию американских элит: запрет участникам тамошнего списка Forbes хранить сбережения в рублях и в российских банках, участвовать в «народных IPO», отдыхать на курортах Сочи и покупать там недвижимость, отправлять своих детей учиться в наши университеты и лечиться в отечественных больницах… Подсказывали, что отдельным страшным ударом по западному рынку хай-тека могло бы стать ограничение доступа американским IT-компаниям к высоким российским технологиям, симметричное «поправке Джексона-Вэника» времен Холодной войны: отключить их, например, от ГЛОНАССа — и пусть плутают во тьме. А Усманов пусть банкротит Apple и Facebook, сливая свои пакеты.

Под прикрытием детей

Правда, некоторые, устав шутить, задумывались: а что на самом деле могут наши власти противопоставить тем санкциям, которые Запад готовится ввести в отношении фигурантов «списка Магнитского»? Правильный ответ, увы, всегда лежал на поверхности. Он основывался не только на общей логике, но и на мировых прецедентах. Например, когда после вторжения в Кувейт в 1990 году антисаддамовская коалиция ввела ограничения на поставки иракской нефти, Багдад ответил на эти санкции именно тем способом, какой 23 года спустя избрала и наша Государственная дума — совершенно в духе известного русского анекдота о подорожании водки: «Папа, ты теперь будешь меньше пить? — Нет, сынок, ты теперь будешь меньше есть».

Почти сразу же после введения санкций в отношении Ирака по каналам ООН, а также через дружественных политиков и общественников саддамовская пропаганда начала щедро кормить западные СМИ душераздирающими рассказами и фоторепортажами про иракских детей, умирающих с голоду из-за того, что в стране не осталось денег на еду. Скорее всего, сюжеты были правдивы. Просто в них деликатно обходился молчанием тот факт, что на благосостоянии лично Саддама Хусейна, его эксцентричных сыновей, многообразных иракских силовиков и номенклатуры правящей партии эмбарго никак не отразилось. Эта малосущественная деталь никак не сказалась на эффективности пропагандистского усилия. Народу Ирака предлагали осознать, что его страдания связаны не со спецификой распределения национального богатства в пользу узкого круга однопартийцев Вождя и не с чудовищными военными расходами режима, а исключительно с действиями злого Запада, перекрывшего экспортный крантик для иракских углеводородов. Не могу знать, много ли иракцев в это поверило и какие оргвыводы сделали из этой пропаганды пухнущие с голоду семьи в этой стране, но на Западе кампания имела огромный успех и привела в 1995 году к принятию легендарной программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие». По этой программе Ираку разрешили вновь продавать на мировых рынках свою нефть — в ограниченных объемах, оправданных гуманитарными и медицинскими нуждами населения. В общей сложности за семь лет функционирования программы казна Саддама пополнилась 65 млрд нефтедолларов. Какая часть из этих денег действительно пошла на закупки продовольствия, а сколько миллиардов осело на счетах «ближнего круга» Саддама или прилипло к рукам иностранных лоббистов сделки, мы никогда не узнаем, потому что чиновники ООН, отвечавшие за программу, уничтожили впоследствии всю ее документацию. Но из тех фактов, которые известны, можно предположить, что ее общая эффективность мало отличалась от показателей почти одноименной бартерной аферы, которую в начале 1990-х курировал в Санкт-Петербурге наш будущий нацлидер. Подробности этой истории несложно нагуглить по словосочетанию «Марина Салье». Но я о санкциях.
  

Деликатно обходился молчанием тот факт, что на благосостоянии лично Саддама Хусейна эмбарго никак не отразилось   

 
Приняв «закон подлецов», Госдума, по сути дела, повторила трюк Саддама, переведя стрелки на самую беззащитную категорию российского населения — сирот-инвалидов, которых запретили отдавать на усыновление в США, притом что в России в отличие от стран Запада спрос усыновителей на больных детей изначально стремился к нулю и совершенно не увеличился с принятием закона. Возможно, со временем американская общественность, осознав сей факт, начала бы давить на Конгресс и обвинять инициаторов «списка Магнитского» в гибели российских сирот. Допускаю, что у обслуживающего российскую власть и монополии пиар-агентства Ketchum имелся даже какой-нибудь бриф на эту тему. Но довольно скоро был принят новый закон, по которому российских сирот запретили передавать на усыновление вообще в любые страны, позиция которых в отношении однополых браков отличается от норм Третьего рейха, Уганды и Саудовской Аравии. Так что сюжет, «как сироты России пострадали от списков Магнитского», утратил актуальность. В отличие от саддамовского рецепта по переводу стрелок и анекдота про подорожавшую водку.

Наш ответ Керзону

Читая о новых санкциях международного сообщества против российских политических и деловых элит, сразу же начинаешь искать новости о том, какие в ответ придумались светлые идеи по «асимметричному» взятию самых беззащитных категорий граждан РФ в заложники. И даже, может быть, не успеваешь озадачить Гугл таким запросом, а радио уже сообщает: в Минпромторге подготовлен проект постановления правительства РФ о запрете импорта медицинских изделий, произведенных за пределами Таможенного союза. В нынешнем виде документ, опубликованный на сайте ведомства, включает 67 наименований, от рентгендиагностических комплексов на два посадочных места, ангиографов и томографов до салфеток антисептических спиртовых. Причем не нужно сразу додумывать, как российские жулики, пролоббировавшие сей прожект, срочно вкладываются в создание где-то в казахских степях и белорусских лесах перевалочных складов, где на импортную медтехнику поверх логотипов «Сименса» и «Олимпуса» будут цеплять нашлепки Made in Tamozhennyj Soyuz, чтобы дальше продать эту технику Мин-здраву со скромной накруткой 20% от прежней цены. Такой вариант авторами инициативы учтен и заранее отвергнут. Сразу сказано, что даже собранные в странах Таможенного союза медицинские приборы должны быть запрещены к ввозу в РФ, если они сделаны на основе зарубежных комплектующих хотя бы наполовину. То есть документ не о том, как дать очередному Gunvor от медицины заработать миллиарды, а о том, как вообще оставить всю российскую медицинскую отрасль без современного оборудования. Вот некоторые цифры, позволяющие понять масштабы бедствия (из недавней заметки Карена Шаиняна в «Слоне»). По данным Группы компаний «Бюро», которая ежегодно готовит анализ рынка медицинских изделий, российские производители обеспечивают государственные закупки лишь на 23%. По некоторым немудрящим сегментам вроде общебольничных изделий российские товары составляют 79% госзакупок, в стоматологии — 35%, в хирургии — 5%, а в лучевой терапии — всего 1%.
  

В ближайшее время в каждой из властных структур ожидается ворох новых инициатив: как еще заставить население пострадать от санкций  

 
То есть глюкоза и физраствор в больницах останутся, потому что смешать дистиллированную воду с солью и сахаром можно и в домашних условиях, а вот по более сложному оборудованию предлагается недообеспечить российскую хирургию на 95%. По всему спектру от сложных приборов для эндохирургических вмешательств и до банальных скальпелей, потому что правильным образом режущая сталь производится в Японии и Южной Корее.

Кто-то говорит, что этот проект вообще не следует обсуждать в связи с его полной и очевидной неосуществимостью в нынешних российских условиях. Можно с этим утверждением поспорить, потому что единственный серьезный вопрос, который тут возникает, — про ту партноменклатуру, которую в свете последних санкций могут отлучить от привычных ей клиник Германии, Швейцарии и США. Бог с ними, с простыми гражданами, а эти-то где будут лечиться?! Ответить на самом деле достаточно просто: товарищ Чавес, например, лечился на Кубе. Нашим до Кубы далеко, но есть всевозможные Эмираты, ничего пока не объявившие о санкциях. К тому же нашим олигархам не составит труда построить систему учреждений кремлевской медицины в одном часе лету от Москвы, например, в Минске, где аналогичного запрета на ввоз медтехники не предвидится. А для зауральской номенклатуры можно проинвестировать филиалы у самой российской границы в Астане. Ну и наконец МИД РФ сможет обеспечить бесперебойную поставку запрещенного зарубежного оборудования в режимные стационары и поликлиники по дипломатическим каналам. Так что если будет на то верховная воля, вполне можно действительно ввести такой запрет без ущерба для здоровья тех кооператоров из «Озера» и «Сосен», перед которыми закроются двери клиник ЕС, Швейцарии и США. Другой вопрос, что, скорее всего, данный проект действительно похоронят при межведомственном согласовании в силу явного идиотизма и марсианства задумки, под которой на эту минуту никакое ведомство, кроме Минпромторга, не подписано. Беда в другом.

Идиоты во имя Отечества

Даже если конкретный запрет на иностранную медтехнику — инициатива отдельного, особо ретивого идиота в одном альтернативно одаренном министерстве, стоит помнить, сколько у нас сегодня таких министерств и сколько там идиотов, каждый из них сознает свой уникальный шанс выслужиться перед Отечеством, придумав новую вариацию для старой формулы Саддама. А может быть, у них там даже есть разнарядка: каждому из ведомств подготовить свои рекомендации по трансляции внешних санкций на внутренний рынок. Первым, кстати, об успехах отчитался наш «прогрессивный» Центробанк, который 6 марта ввел санкции против Москомприватбанка Игоря Коломойского. Никаких оснований отзывать лицензию этот банк не давал, поэтому лицензия по-прежнему действует. Но надо же было наказать Коломойского за обидные слова в адрес Путина! И ЦБ тут же прислал в московскую «дочку» Приватбанка внешних управляющих, которые за первые десять дней работы почти полностью разорили нормально функционировавшее финансовое учреждение. Коломойский от этого, может, и обеднел на пару процентных пунктов, но основной удар пришелся по вкладчикам — московским физическим и юридическим лицам, которые в панике ликвидируют свои вклады.

Думаю, что в ближайшее время в каждой из властных структур ожидается ворох новых инициатив на ту же тему: как еще заставить население пострадать от санкций. Притом что основной удар по населению случится и без них: достаточно простой девальвации рубля, которая является синонимом удорожания 85 % продающихся в России продовольственных товаров, поскольку они импортные. Экономический кризис, искусственно спровоцированный политической эскалацией, и так приведет к падению спроса, внутреннего и внешнего, на многие виды российской продукции, включая производимую, в частности, в моногородах… Это все — естественные последствия, осталось накреативить искусственные. И работа в этом направлении, как можно заметить, кипит. Так что Саддаму, вероятно, в ближайшие месяцы предстоит извертеться в гробу от зависти. Ему бы таких креативщиков — и не пришлось бы в свое время травить свое курдское и шиитское население газом. И на газе бы сэкономил, и не дал бы лишнего повода для вторжения в 2003 году. Так что, может быть, и зимнюю Олимпиаду-2014 принял бы где-нибудь в Басре, где климат еще лучше сочинского… Но увы: не каждому нацлидеру так везет с креативщиками. 



фотография: Aziz Ceerwan/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.