Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Театр

#Сюжеты

#Только на сайте

Занавес!

24.03.2014 | Ксения Ларина, «Эхо Москвы» — специально для The New Times | № 9 от 24 марта 2014

Кто из западных деятелей культуры объявил нам бойкот «за Крым»

Кто из западных деятелей культуры объявил нам бойкот «за Крым»
58_01.jpg
Латышская актриса Гуна Зариня не приедет в Москву играть «Медею» в «Гоголь-центре»

Все-таки поразительная у нас способность отвращать от себя мир, в одночасье рушить то, что было с таким трудом и такой тщательностью построено за годы и десятилетия. Культурное пространство России вновь становится заложником политических интриг российской власти, с гордостью именуемых «национальными интересами». От нас опять бегут. Бегут как от чумы.

Музы не молчат

Российская культурная общественность в полной мере пока не осознает масштабов возможной катастрофы, не желает понимать, что кремлевские торжества и всенародное ликование под лозунгом «Крым наш!» могут надолго исключить нашу страну не только из международных союзов и прочих «восьмерок», но и из мирового культурного пространства. Занавес поднимается долго, а опускается мгновенно. Пока нынешние протесты некоторых зарубежных режиссеров, художников, музыкантов вызывают скорее реакцию скептическую: массовому зрителю эффект гуманитарной изоляции станет понятен, когда в российском прокате исчезнут зарубежные фильмы, а из репертуаров клубов и концертных залов — имена популярных музыкантов. 

Первым от нас отвернулся латышский режиссер Алвис Херманис — любимец театральной Москвы, автор главного хита Театра Наций «Рассказы Шукшина», певец русской культуры, фанат русской классики и современной российской прозы. Новый Рижский театр под руководством Херманиса не только отменил запланированные московские гастроли, но и отказался от участия в театральных фестивалях в Петербурге и Омске. Кроме того, сам Херманис отказался от предложенной ему постановки в Большом театре. Театр призвал к бойкоту всех культурных событий в России. «Это единственное, чем мы можем помочь россиянам, — продемонстрировать им, что стране грозит полная изоляция», — говорится на сайте театра. Комментарии к этой новости в российских социальных сетях поражают и откровенным хамством — люди издевательски коверкают фамилию режиссера, посылают его на все буквы и язвительно восклицают: «Ну как же мы будем жить без этого Херманиса!»
  

Культурное пространство России вновь становится заложником политических интриг российской власти  

 
Вслед за режиссером от выступления на московской сцене отказалась блистательная латышская актриса Гуна Зариня, поразившая нашу публику своим исполнением Медеи в спектакле «Гоголь-центра». Гуна со свойственной актрисам эмоциональностью направила Кириллу Серебренникову открытое заявление: «Я, Гуна Зариня, протестую против ввода российских войск на территорию Украины!» В письме актриса цитировала фрагменты из своей роли и заключала: «Музы молчат. До встречи после войны!»

В том же «Гоголь-центре» готов был отменить свои гастроли и Латвийский национальный театр Риги, в котором Кирилл Серебренников поставил один из лучших своих спектаклей «Мертвые души». В своем фейсбуке Серебренников опубликовал отчаянный горький текст под заголовком «Время выбора». «Среди выступающих за бойкот России есть и мои друзья, латыши и даже русские, я с ними провел много времени, мы прекрасно ладили, все было мирно и прекрасно. Было. Теперь все не так, — пишет Серебренников. — Теперь они не приедут к нам, мы не приедем к ним. И что получается? Войну на нашей территории развязали мы сами. Железный занавес опустили мы сами. Политики торжествуют, мир подчиняется их фантазиям». На общем собрании труппы в Национальном театре Латвии письмо режиссера читали вслух и в результате большинством голосов приняли решение — ехать.

264a5722406c838d1dec835ce06a4366.jpg
Артисты Латвийского национального театра отменили свой бойкот —  они привезут в Москву спектакль «Старуха»

Роковые подписи

Выдающийся польский режиссер Кристиан Люпа, непременный участник всех международных российских театральных фестивалей, отказался от визитов в страну, развязавшую агрессию против другой страны. Люпа — ближайший друг Валерия Фокина, режиссера, активно демонстрирующего свою лояльность президенту Путину, одного из первых поставивших свою подпись под коллективным письмом-«одобрямсом».

Подпись под этим письмом становится роковой для многих деятелей культуры. Палата культуры Грузии отменила гастроли в своей стране Московского Губернского театра под руководством Сергея Безрукова, выражая таким образом свое отношение к позиции актера. Русский драматический театр Литвы отказался от участия в фестивале «Балтийский дом» в Санкт-Петербурге, обнаружив среди подписантов фамилию Сергея Шуба, генерального директора питерского фестиваля. Театр должен был представить в России спектакль «Евгений Онегин», где в главной роли выступает международная театральная звезда Григорий Гладий, актер украинского происхождения, давно проживающий в Канаде. 
  

Советская культура на мировой сцене была представлена «большим балетом», хором Пятницкого, ансамблем «Березка» и хором Александрова  

 
Еще один подписант, Валерий Гергиев, тоже оказался в центре настоящего скандала. Немецкие газеты, обнаружив подпись музыканта под верноподданническим обращением, начали кампанию против вступления дирижера на должность руководителя Мюнхенского симфонического оркестра.

Но настоящий бойкот русским объявили европейские художники — участники международного биеннале «Манифеста 10», которое должно открыться этим летом в Санкт-Петербурге. В своей петиции, опубликованной в интернете, художники призывают «свернуть все культурные контакты с Россией до тех пор, пока она не прекратит свою экспансию». 

В конце недели польская газета «Выборча» опубликовала обращение легендарного польского актера Даниэля Ольбрыхского: «Особенно больно лично мне было услышать слова вашего президента о том, что «террористов Майдана готовили в Польше». К такой лжи можно прибегнуть лишь из расчета на крайнюю наивность собственного общества». В мае этого года актер должен был сыграть в Москве премьеру спектакля «Похищение Европы». Теперь этой премьеры не будет.

Что дальше?

Что такое культурная изоляция, мы помним по советским временам, когда наша страна фактически была вычеркнута из культурного мирового контекста. Советская культура на мировой сцене была представлена «большим балетом», хором Пятницкого, ансамблем «Березка» и хором Александрова. Мы же, простые советские люди, о развитии мировой культуры не знали ничего: ни современной музыки, ни современного кинематографа, ни литературы, ни живописи, ни театра, ни рок-музыки. Изредка КГБ разрешал допустить до нас вожделенные шедевры на фестивальных спецпоказах и культурных миссиях «за мир во всем мире». Да и к этим редким гастролям могли прислониться лишь избранные.

За последние 20 лет наше общество с трудом наверстывает упущенное, а наша культура начала предъявлять миру современный адекватный свободный художественный язык. Теперь вновь придется засунуть его в то же место?



О том, чем грозит нам возможная культурная изоляция, The New Times спросил у режиссеров московских театров.

58_003.jpgСергей Голомазов, главный режиссер Театра на Малой Бронной:

На мой взгляд, политические мотивы в логике культуры не должны быть определяющими. Впрочем, я не беру на себя право кого-то осуждать за нежелание показать свои талантливые спектакли зрителю из соседней страны. Кстати, зрителю, который, скорее всего, не имеет прямого отношения к событиям в Крыму. Мне кажется, подобная реакция лежит в области, как говорят психологи, первичной эмоциональной моторики. Это что-то человеческое, импульсивное… Но это вступает, на мой взгляд, в сильное противоречие с фундаментальными ценностями профессии. Помните известного римского сенатора Катона, который каждый раз заканчивал свою речь фразой: «Карфаген должен быть разрушен»? На мой взгляд, в театре так же — спектакль должен быть сыгран. Театр выше и сильнее политики. Иными словами, мне кажется, в профессии нужно уметь разделять гражданскую позицию и профессиональный долг.

Культурная изоляция России — это что-то безумное и почти самоубийственное и для культуры России, и для культуры организаторов подобной изоляции. Ну даже думать на эту тему страшно! Культура — это то немногое, что противостоит безнравственной природе любых политических процессов.

58_002.jpgИосиф Райхельгауз, художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы»:

Считаю, что культура, культурные связи, и в частности театральные связи, — это последний плацдарм нормальных людей, то немногое, что у нас осталось. Люди театра должны из последних сил удерживать человеческие отношения, которые нарушаются нашими бесчеловечными и одиозными политиками. Пусть политики отделяются друг от друга, бойкотируют, применяют санкции. У меня в Киеве огромное количество друзей — литераторов, художников, артистов, режиссеров. Я был в Киеве совсем недавно. Был на Майдане. И вижу, что до этих событий большинство киевской интеллигенции даже слышать не хотели о НАТО, считая, что именно с той стороны может прийти насилие. Конечно, они хотели быть европейской страной, но при этом оставаясь частью славянского сообщества. К сожалению, мы своими действиями, своими «зелеными человечками» отвратили этих людей от России. И теперь они готовы на любую защиту от несправедливости. Но художник на то и интеллигент, чтобы подняться над провокациями и политическими авантюрами и оставаться собой, а не превращаться в инструмент этих авантюр.

Любая изоляция — двусторонняя, обоюдоострая. Если мы сегодня будем лишены возможности контактов с западной культурой, в каких-то своих проявлениях прекрасной, в каких-то — чудовищной (так же как и наша), то и Запад будет лишен великой русской культуры, в том числе и великого русского театра.

58_001.jpgЕвгений Писарев, главный режиссер Театра имени Пушкина:

Я не поддерживаю эту позицию. Искусство не с властью разговаривает, а с людьми. Кто наказан? В первую очередь современные зрители, большая часть из которых, я уверен, не поддерживает позицию властей.

В период глобализации и интернета культурная изоляция невозможна. Но если это и случится, виноваты будут люди культуры. Мы обязаны разговаривать друг с другом, рушить границы, а не выстраивать новые. 





фотографии: Ира Полярная, Alex Yocu



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.