Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Конгресс «пятой колонны»

21.03.2014 | Светова Зоя

Подписанты антивоенного письма интеллигенции объявили о новом «походе в народ»

Ответ на знаменитый вопрос «С кем вы, мастера культуры?» прозвучал в среду, 19 марта, в красном зале Библиотеки иностранной литературы. Там собралось человек сто пятьдесят, те самые, кого российский президент Владимир Путин накануне назвал «пятой колонной» и «национал-предателями»

13prohorova600.jpg

Одна из участников Конгресса Ирина Прохорова

Писатели, ученые, врачи, артисты, журналисты, издатели, выступая на первой сессии Конгресса интеллигенции на разные лады говорили о том, что они «против войны, против самоизоляции России, против реставрации тоталитаризма».


Жители другой России

Открывая собрание, писатель Людмила Улицкая объяснила, почему назрела необходимость встретиться: «Бывают минуты в жизни страны, когда все мы дружно выдыхаем: «Не могу молчать». Времени у нас мало — во всех смыслах. Вот-вот начнется полномасштабная война, которую мы хотим остановить».

Улицкая сказала, что участники Конгресса хотели бы дать слово настоящим профессионалам: историку, политологу, экономисту, чтобы они обрисовали масштаб бедствия, в которое ввергнута Россия после того, как было принято решение Совета Федерации о применении военной силы на Украине и после референдума в Крыму.

Андрей Зубов, известный историк, автор книги «История России XX века» был, как всегда, категоричен: «Нарушены всевозможные договоры, которые подписала Российская Федерация и подписал Советский Союз, правопреемником которого объявила себя Российская Федерация. Нарушены основополагающие принципы ООН. Страдает пункт четвертый устава ООН «Воздержание от применения силы или угрозы силой».

«Но, дорогие друзья, это еще не все, — продолжал Зубов, чья речь прерывалась аплодисментами. — Мы должны с вами представить, к чему приведет мир вот это нарушение основополагающих правовых принципов. Все дело в том, что до этого мир верил, что есть страны-гаранты, которые защитят слабые страны, добровольно отказывающиеся от создания ядерного оружия. И первой такой страной, явно отказавшейся и отдавшей свое мощнейшее ядерное оружие юго-западной военной группировке России на уничтожение и принятие в свои военные ряды, была Украина по Будапештскому соглашению 1994 года. Гарантами территориальной целостности, единства Украины являются три великие ядерные державы. Соединенные штаты, Российская Федерация и Великобритания. Одна из этих стран захватывает территорию, которую она гарантировала охранять. Две другие как-нибудь да поступят. От этого, как и в 1939 году, зависят судьбы мира. Я смотрю на западных гарантов этого соглашения как на надежду возвращения к миру с порога войны, которая выйдет далеко за пространство СНГ и русско-украинских отношений /.../

Дорогие друзья мы здесь собрались не для того, чтобы удивлять друг друга риторическими формулами, мы все умеем говорить. Мы собрались здесь, чтобы сказать: «Есть другая Россия. Это Россия не согласна с действиями власти. Эта Россия жаждет мира. Мы за мир. Мы не позволим разжигать войну!»

Политолог Марк Урнов приводил много разных цифр. Он говорил о том, что в России катастрофически сокращается население, смертность от туберкулеза в 18 раз превышает смертность от туберкулеза в западных страх, число самоубийств в 2 раза выше, чем в США. Зал взорвался горьким смехом, когда в потоке этих свидетельствующих о деградации страны цифр, Урнов спокойным голосом произнес: «С 2000 по 2010 год доля городского населения, имеющего доступ к канализации, снизилась до 74%, а согласно опросам ФОМ, 73% опрошенных предпочитают стабильность свободе».


Просвещение — долгая работа

«Теперь я понимаю, почему столько всего всплыло», — пошутила издатель и глава партии «Гражданская платформа» Ирина Прохорова. Она говорила о том, что сегодня помимо аннексии Крыма главная трагедия — это «то, что власти удалось расколоть российское общество, которое до этого времени успешно сопротивлялось подобным попыткам власти. Разрушаются дружбы, союзы, личные отношения — это самый страшный симптом социальной болезни».

Прохорова предложила создать другую платформу для объединения общества.

Из зала она получила записку: «Написал молодой человек, который называет себя постиндустриальным специалистом». Он говорит о том, что мы неправильно выбрали название конгресса. И он прав: слово «интеллигенция» для молодежи обозначает уходящую натуру, обозначает тех, кому за 30. Есть ли у нас другое название? Нужно об этом думать».

Из зала кто-то предложил: «Давайте назовем наше собрание конгрессом граждан России, конгрессом гражданского общества». Решили подумать и в спешке название не менять.

В общем, и здесь на собрании интеллигенции все получилось так, как бывает в большой разношерстной компании: много предложений, много рефлексии , но нет четкого месседжа о том, что же делать. Кто -то говорил, что следовало бы объявить Путину импичмент, или требовать досрочных парламентских выборов, кто-то вспомнил о диссидентских временах, которые уже наступили и нужно срочно рассказывать молодежи, как это было и что нужно делать.

Математик Анатолий Левшин предложил поехать на Украину, чтобы показать украинским соседям, что в России есть интеллигенция, которая их поддерживает.

Фотограф Виктория Ивлева, выступавшая последней, посоветовала всем собравшимся срочно вылезти из Фейсбука и буквально бежать в отделения полиции «разговаривать и читать лекции сотрудникам, с которыми многие из присутствующим встречались в автозаках после задержания на антивоенных пикетах». Ее предложение вызвало в зале оживление и оказалось, что идея «хождения в народ» и просветительства, стала, пожалуй, самой востребованной.

С Ивлевой немедленно согласилась и Ирина Прохорова: «Как работать с людьми, если мы считаем их носителями тоталитарного сознания? Мы очень сильны в критической рефлексии, но факт, что за последние 20 лет мы утеряли контакт с обществом. Главная наша проблема- какой проект будущего, который был бы привлекательней имперской идеи, мы можем предложить обществу? Мы утеряли очень важную традицию просветительской деятельности и мы должны эту традицию возобновить».

На вопрос The New Times, есть ли время на то,что бы просвещать и образовывать то самое общество, которое в восторге от патриотических и пропагандистских передач на телевидении и тех, кто готов в очередной раз «затянуть пояса», чтобы помочь родному Крыму, Ирина Прохорова ответила: «Демократизация общества — это долгая работа. Я — оптимист и никогда нельзя считать, что все потеряно. Проигран бой, но не проиграна войнга. Очень обидно, что после двадцати с лишним лет постсоветской России, когда казалось, что новые идеи демократического развития получили всенародную поддержку, мы вдруг видим, что лодка перевернулась. Значит, мы раньше были слепы. Но я не склонна посыпать голову пеплом. Мы должны настраиваться на долгую системную работу и получим результаты раньше, чем думаем».

Конгресс в библиотеке Иностранной литературы охраняли несколько полицейских из местного ОВД. Рядом со входом стоял полицейский автобус. На всякий случай. Сотрудница полиции, молодая женщина в новой темно-синей полицейской форме с иголочки после окончания собрания вышла, держа в руках «Новую газету» и материалы Конгресса с текстами резолюции и воззваниями участников.

«Будете все это читать?» - спросила у нее корреспондент The New Times.

«Да, конечно, — пообещала женщина — полицейский. — Надо обязательно получать разностороннюю информацию. Нельзя ведь слушать только то, что по телевизору показывают».

— А вы тому, что показывают, верите?

— У меня своя голова на плечах, — улыбнулась полицейская, пряча документы Конгресса интеллигенции в сумку, с интересом разглядывая известных артистов, которые давали интервью у входа в здание Библиотеки иностранной литературы. Кажется, она не поверила Путину, что Лия Ахеджакова, Игорь Ясулович и Оксана Мысина — «национал-предатели».

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.