Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«ЕР не существует как самостоятельная сила»

19.10.2009 | Щербина Александр | №37 от 19.10.09




«Единая Россия» — это не КПСС,
она не существует как самостоятельная политическая сила», — считает профессор Высшей школы экономики Симон Кордонский


Вы описываете власть в советские времена как административный рынок. В постперестроечные годы несколько изменилась его структура — выпал элемент политический. Последнее голосование наводит на мысль, что все возвращается на круги своя.
Нет, тогда была руководящая роль партии, а сейчас руководящей роли партии нет. «Единая Россия» (ЕР) не может рассматриваться как КПСС.

Почему? Ведь почти все руководители регионов — члены ЕР и во всех законодательных собраниях доминируют «единороссы». По всему выходит, что эта партия превратилась в доминирующую политическую структуру.
Да никак не превратилась. Все время забывается один аспект, что по нашим законам о государственной службе запрещено чиновникам быть членами политических организаций.

Но это легко обходится, у нас и премьер формально не числится членом ЕР, но является ее лидером.
КПСС выполняла нужную социальную функцию — интегрировала страну через систему членства в партии и систему партийного представительства в органах власти. Та система распалась. ЕР этой функции не несет, поскольку она не интегрирует ни по горизонтали, ни по вертикали.

Тогда какова ее функция?
Имитационная. В советские времена секретарь райкома мог вызвать чиновника и, пригрозив партийным выговором, фактически отменить решение министерства, например. Сейчас этого нет и в помине. Не может глава местного отделения партии вызвать к себе прокурора и сказать, что нужно делать. Потому что прокурор назначается генеральным прокурором и по закону не зависит ни от местной администрации, ни от партийного начальства.

По закону и в советское время так было.
Да, только прокурор был обязательно членом партии, а сейчас — обязательно не член.

С другой стороны, если в регионе законодательный орган целиком в руках партии, то она может диктовать свою волю.
Нет, не может. Органы государственной власти не подчиняются региону и партии. Прокуратура, местное ФСБ, отделение Центробанка — они не подчиняются ни главе администрации региона, ни мэру. Может, из Москвы и кажется, что образовалась какая-то вертикаль, а приезжаешь в любой район и видишь: есть комнатка в администрации, как правило, или где-нибудь рядом, на которой висит табличка «Единая Россия». И в этой комнате ничего нет.

Но законодательные собрания регионов, а теперь, значит, и ЕР участвуют в дележе ресурсов...
Нет, не участвуют. Они принимают законы, однако ресурсы идут мимо них.

Принимая законы, они могут направлять ресурсы.
Ну какую часть ресурсов они могут направлять? Только связанную с местными бюджетами — собственных ресурсов у региона нет. Дотации, субвенции и т.п. идут по другим вертикалям.

Если ЕР реально ничего не значит, то непонятно, откуда у центральной власти стремление политическую власть монополизировать.
У нас нет политики как сферы деятельности, соответственно нет политической власти. У нас есть административный ресурс, которым ЕР сейчас располагает в той мере, в какой им обладают местные чиновники — члены «Единой России». ЕР не существует как самостоятельная сила.

А как будет эволюционировать такая конструкция в условиях однопартий­ности?
Да нет никакой однопартийности. Разве исключение из партии означает, как раньше, отстранение от должности? Нет.

Хорошо, но когда партия начинает доминировать во всех законодательных собраниях, даже если сейчас она симулякр — у этого симулякра аппетит может разгореться. Иными словами, будет ли ЕР эволюционировать в сторону КПСС или она так и останется симулякром?
Для того чтобы она эволюционировала в сторону КПСС, нужно менять законы о государственной службе и Конституцию РФ — возвращать cтатью 6 о руководящей роли партии. Этого, как мне кажется, пока никто не планирует.

И все равно непонятно, зачем власть так настойчиво добивалась, чтобы ЕР везде не просто победила, а полностью доминировала.
Это то же, что с рынком: двадцать лет строим — и ничего нет. Так и партию власть создает.

То есть вы предлагаете вообще не вкладывать никакого смысла в действия власти?
Все это имитационные вещи. Кажется людям, что в стране все плохо. Давайте что-нибудь сделаем, чтобы было хорошо. Рынок, например. Посмотрим, как у них, и будем строить. Другие вспоминают прошлое — как тогда было хорошо — и говорят: давайте партию сделаем. Хотя совершенно не понимают, чем была КПСС. Как и первые не понимают, что такое рынок. Чтобы из ЕР сделать КПСС, нужно изменить очень многое.

Как ресурсное государство с административным рынком, которое вы описываете, может перейти на другие рельсы, рыночные?
Вот Украина пытается перейти — с колоссальными трудностями это связано. Есть огромный объем социальных обязательств, принятых на себя государством и наследованных от СССР. Там, где нет социальных обязательств, как, например, в Китае или Сингапуре, — гораздо быстрее развитие идет.

Но все же хочется светлого будущего...
Вот это желание нас и губит. Люди говорят, что все плохо, не занимаясь анализом того, что есть. Фундаменталисты смотрят назад, прогрессисты смотрят вперед, а то, что есть здесь и теперь, априори воспринимается как плохое.

Допустим, обвалится цена на нефть, государство не сможет выполнять социальные обязательства — и начнется буза.
Насчет бузы у меня большие сомнения. Я недавно был в одном моногороде. Базовый завод стоит. Читаешь про этот город: депрессия страшная, безработица, а город на самом деле цветущий. Потому что граница, много источников дохода. Если взять официальные цифры, то получим, что уровень доходов семейных бюджетов существенно ниже уровня расходов — иногда в разы. Наше государство пребывает в иллюзии, что все плохо, и эта иллюзия всех устраивает — и верхи, и низы. Вот говорят, что инновационная активность низкая. Да вы другой такой страны не найдете, где люди каждый день должны выдумывать, как попилить бюджет. Огромная инновационная активность, только в специфических формах.


Симон Кордонскийкандидат философских наук, профессор, заведующий кафедрой местного самоуправления ГУ-ВШЭ. Вплоть до 2005 года работал в администрации президента РФ начальником экспертного управления, старшим референтом президента РФ. Автор монографии: «Рынки власти (административные рынки СССР и России)» (Москва, 2000).

ФОТО REUTERS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.