Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Крым

Присоединение и наказание

21.03.2014 | Бешлей Ольга , Дмитрий Окрест , Сергей Хазов-Кассиа | № 8 от 17 марта 2014

Санкции США и Европы: угроза или страшилка?

Пока США и Евросоюз согласовывали пакет жестких санкций против Москвы, многие россияне, как выяснилось, начали готовиться к худшему. Чего именно боятся люди и не зря ли боятся — разбирался The New Times
22_01.jpg
Москвичи собрались в Парке Горького, чтобы выразить поддержку жителям Крыма. 1 марта 2014 г.

11 марта Сергею Филонову, венчурному инвестору, который занимается исследованиями в области биотехнологий и антиэйджинга (противодействия старению), позвонили из британской компании Twins UK, специализирующейся на исследовании близнецов, и сообщили: все договоренности отменяются.

«Нет, они не сказали, что это из-за Крыма, но, согласитесь, странно все случилось: мы вели с ними переговоры, они готовы были предоставить данные своих исследований, все было хорошо, — рассказывает Филонов. — Неделю назад мы определились, какие конкретно данные нам нужны, пытались с ними связаться, но они перестали выходить на связь. И вот потом звонят и говорят таким сухим тоном: «Наша политика предоставления данных изменилась».

Последняя капля

*См. The New Times №24 от 12.08.2013 г.
О Филонове The New Times уже писал* — в августе 2013-го он и еще 37 бизнесменов (потом к ним присоединились еще 160 человек) открыто поддержали Алексея Навального на выборах мэра Москвы. Филонов тогда перевел в избирательный фонд Навального миллион рублей. В том летнем интервью бизнесмен говорил: если за год в стране «не наметится какой-то позитивный тренд» и не изменится деловой климат, он уедет жить и работать за границу. «Тренд» оказался таков: по итогам «Болотного процесса» семь человек оказались в тюрьме, а самого Навального отправили под домашний арест. Так что крымская история вряд ли стала для Филонова последней каплей. Но явно подтолкнула к решительным действиям.

Сейчас Филонов выбирает для своего бизнеса новую площадку — США или Францию. По словам бизнесмена, он потерял остатки веры в то, что когда-нибудь в России можно будет эффективно работать.

Филонов вспоминает, как когда-то давно, когда он еще занимался вертолетным бизнесом, столкнулся с проблемой: его компания не могла купить американское оборудование, потому что США на тот момент запретили его отгрузку в ряд стран, среди которых были Китай, Сомали, Сенегал и Россия. «Тогда еще не было никаких экономических санкций. Теперь же, если ЕС и США такие санкции введут, мы вообще ни оборудование, ни технологии за границей купить не сможем. Это остановит нашу работу», — уверен предприниматель.

Зарубежные партнеры уже бомбардируют его вопросами — что у вас там, в России, черт возьми, происходит? «А что тут говорить? — злится Филонов. — Остается только краснеть за свою этническую принадлежность. Все равно ведь невольно разделяешь ответственность за происходящее».

Покупатели заплатят

Не все бизнесмены, с которыми поговорил The New Times, настроены так же радикально, как Филонов. Спешно сворачивать бизнес и уезжать многие пока не собираются. Но голоса у всех грустные, и ничего хорошего от будущего они тоже не ждут. Правда, каких конкретно санкций им следует бояться — они не знают. Но понимают: любые серьезные меры со стороны Запада ударят по экономике, а это уже коснется всех.

Сергей Коган, у которого в Омске маленькая IT-фирма, говорит, что, наверное, это будет похоже «на кризисный 2008 год»: «Что мы можем сделать? Ну, уволим часть сотрудников и впредь не будем привлекать фрилансеров».

Все свободные деньги Коган держит поровну в трех валютах (рубли — доллары — евро). «С учетом курса рубля, видимо, придется думать о золоте, — рассуждает Коган. — Оставим только немного рублей на оплату аренды и налогов».

Евгений Стрельцов, который основал интернет-агрегатор «Шмотер» (поиск одежды и обуви), опасается, что партнеры из США и Европы разорвут контракты. «В России нет своего производства, а значит, санкции отразятся на ценах — все проблемы будут оплачивать конечные покупатели. Ценник повысится раза в два!» — нагнетает опасения Стрельцов. И добавляет, что если в результате санкций иностранная валюта скакнет, ему придется уволить половину сотрудников: «В свое время в Белоруссии тамошний рубль упал в три раза, у нас может быть аналогично — маленький бизнес это хорошо прочувствует, ведь все деньги мы вкладываем в дело».

Сомнительное гражданство

Свои проблемы — у студентов, желающих учиться за границей. Юлия Лим из Новосибирска, которая собирается поступать в магистратуру Бранденбургского технического университета, рассказала The New Times, что уже отправила в Германию все необходимые документы, но положительного ответа еще не получила. История с Украиной, беспокоится Юлия, отразится на конкурсном отборе: «Я на днях связывалась со своей знакомой в Германии, она говорит, что у них сейчас все новости об Украине, и Россия в них представлена далеко не в лучшем свете. Это теоретически может повлиять на то, поступлю я или нет, ведь в приемной комиссии могут посмотреть на гражданство». А даже если поступит, проблемы могут возникнуть при общении с посольством ФРГ: «Мне могут отказать в визе или виде на жительство».

Образовательные учреждения и кураторы международных программ в России тоже говорят о неопределенности. Пресс-атташе посольства Эстонии в Москве Регина Паланди так и сказала The New Times: «Мы можем говорить лишь о сегодняшнем моменте — сейчас все учебные программы по привлечению русских студентов в Эстонию лежат на столе. Трудно сказать, что будет дальше – это уже более широкий вопрос. В данный момент не нужно пугать людей».

А координатор международных программ Европейского университета в Санкт-Петербурге Мария Трофимова обрисовала ситуацию с противоположной стороны: «В нашем вузе есть международные магистерские программы, на которых обучаются граждане ЕС и США. Мы ждем новых заявок на обучение до 30 апреля, и сейчас сложно предсказать их количество».

По словам Трофимовой, если Запад введет визовые ограничения, Россия может принять симметричные меры, и тогда у зарубежных студентов возникнут сложности с визами. Причем американские студенты — особая статья: «Они очень серьезно относятся к собственной безопасности — в условиях военных действий в соседнем регионе могут отказаться от поездки». Скорее всего, пострадают и совместные программы российских и западных вузов, а значит, и российских студентов за рубежом подстерегают трудности, предположила Мария Трофимова.

«Немножечко в обмороке»

Пенсионерка из Москвы Ирина, попросившая не называть ее фамилию, рассказала The New Times, что ее сын, работающий в Канаде, позвонил ей недавно и предупредил: США и ЕС могут ввести против России санкции, аналогичные тем, что ранее применяли к Ирану. В частности, России могут перекрыть доступ к международной системе межбанковских платежей, а значит, он больше не сможет отправлять матери деньги.

«У нас сейчас как бюджет устроен? — поясняет Ирина. — Сын отправляет часть зарплаты мне. А я часть этой суммы высылаю моей 84-летней маме, которая живет на Северном Кавказе. И все у нас хорошо, нам хватает. Но сын мне сказал: он точно знает, что когда ввели санкции против Ирана, из Канады в эту страну деньги отправлять было нельзя. И что с нами будет? У меня пенсия 13 тыс. рублей, у мамы — 5 тыс. На такие деньги ни в Москве, ни в регионах жить нельзя».

Ирина и ее семья пока ничего не предпринимают. Но у них есть родственники, которые недавно купили квартиру в Греции и сейчас торопятся оформить вид на жительство — переживают, что скоро страны ЕС перестанут выдавать русским такие документы.

«В общем, мы все сейчас немножечко в обмороке. Эти санкции коснутся прежде всего нас, простых людей», — беспокоится Ирина. Сама она полностью осознает, что «основная задача таких мер — дать почувствовать населению страны, что его уровень жизни значительно понизился. Чтобы народ уже сам начал суетиться по поводу отношений со своей властью».

Единым фронтом

Cifri.jpgВопрос однако в том, какие санкции против России реально готовы применить Евросоюз и США? По уверениям собеседников журнала как в Брюсселе, так и в Вашингтоне, Запад настроен действовать решительно и быстро. «Со времен Карибского кризиса 1962 года отношения (с Россией) никогда не были хуже, чем сейчас», — посетовал в разговоре с The New Times Дэвид Крамер, руководитель правозащитной организации Freedom House, в 2008–2009 годах — заместитель госсекретаря США.

Санкции будут вводиться в несколько этапов. 17 марта в Брюсселе пройдет саммит глав министров иностранных дел стран — членов ЕС, на котором речь пойдет о визовых ограничениях для российских чиновников и политиков, причастных к нарушению суверенитета Украины, и об аресте их счетов и имущества на территории стран ЕС. Планируется также отмена июньского саммита ЕС — Россия. Еще один пакет мер подразумевает введение эмбарго на поставки российских вооружений и ограничение торговых отношений.

Источник журнала в Конгрессе США, принимавший участие в обсуждении закона Магнитского в конце 2012 года, пояснил: если тогда «список Магнитского» составлялся при жестком противодействии администрации Барака Обамы, не желавшей ухудшения отношений с Москвой, то сегодня и администрация, и Конгресс выступают по вопросу санкций единым фронтом.

Согласен с заокеанскими коллегами и глава отдела прессы и информации представительства ЕС в России Сёрен Либориус: Европа готова к отпору, если Россия не пересмотрит свою политику. «Мы ожидаем от Москвы не разговоров, а действий, прежде всего вывода войск из Крыма и начала переговоров с Украиной», — заметил дипломат в разговоре с The New Times.

В США, кстати, визовые ограничения в отношении некоторых россиян уже действуют, но при этом их имена не разглашаются. А значит, и никакого политического урона стоп-лист своим фигурантам пока не наносит. Но это пока. Вторым шагом Америки после визового эмбарго станет арест имущества российских политиков и чиновников на территории США, и список «арестантов» будет уже открытым — ведь банкам, чтобы наложить ограничения на счета и авуары, понадобятся конкретные имена.

«Уверен, очень скоро мы увидим черные списки и со стороны Европы, и со стороны США, — говорит Дэвид Крамер. — Путин просто не оставил Западу выбора».

Иранский рецепт

Рассчитывает ли Запад на реальный эффект от санкций? Вопрос сложный. Собеседники журнала в Конгрессе США и в европейских дипломатических кругах признают: ни визовые ограничения, ни заморозка авуаров отдельных лиц не приносят желаемого эффекта — и Запад это давно понял, но мало что может тут изменить. «Никто же не решится включить в черный список самого Владимира Путина, ведь тогда у нас останется гораздо меньше инструментов давления на Москву. Так что приходится заниматься акробатикой», — поясняет анонимный собеседник в американском Конгрессе. С одной стороны, и в Вашингтоне, и в Брюсселе все понимают, что приказы отдает лично президент России. С другой — наказывать приходится тех, кто выполняет его приказы: «А что делать? Иначе придется отнести Путина к разряду политиков вроде Лукашенко, а к этому мы пока не готовы».

Впрочем, собеседники The New Times дают понять: если Россия пойдет на эскалацию конфликта, Запад готов будет ввести эмбарго на поставки российской нефти, от продажи которой бюджет РФ получает примерно половину своих доходов, — такая мера уже доказала свою эффективность на примере Ирана.

«ЕС наложил эмбарго на иранскую нефть два года назад, и с тех пор нефтяной экспорт из Ирана упал почти в два раза», — пояснил ведущий эксперт Центра исследований европейской политики в Брюсселе Майкл Эмерсон. (В 2012 году ВВП Ирана снизился на 1,9%, в 2013-м — еще на 1,3%. — The New Times.) — Для России такой сценарий тоже будет серьезным ударом: более 80% ее нефти экспортируется в Евросоюз».

Обсуждается сейчас еще один «нефтяной сценарий» — намеренный обвал цен на «черное золото». Так, кстати, уже бывало. В 1986 году Саудовская Аравия сначала несколько лет снижала объемы добычи (с 10,2 млн баррелей в день в 1980 году до 3,6 млн в 1985-м), благодаря чему цены на нефть держались на высоком уровне, а затем резко открыла кран, увеличив производство, и цены рухнули — с $27 за баррель до $10. США и ЕС вполне могут договориться с Саудовской Аравией о похожем сценарии и сбить цену на нефть до $80–90 за баррель — притом что российский бюджет сверстан из расчета минимальной цены $101 за баррель.


*SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications — Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций) — международная система расчетов и межбанковских платежей, организованная в 1973 году, собственниками которой являются более 9 тыс. финансовых институтов из 209 стран. Штаб-квартира SWIFT располагается в Брюсселе.
Наконец, планируются санкции против российских банков, в частности отключение какой-то части либо всех банков РФ от системы международных расчетов SWIFT* — любые транзакции в иностранный валюте подвергнутся ограничениям. Результатом может стать полный коллапс российской финансовой системы.

Кстати, для такого решения даже не нужна координация между Вашингтоном и Брюсселем: США могут наказать российские банки в одностороннем порядке. Если, к примеру, США вводят санкции против отдельных зарубежных компаний, запрещая сотрудничать с ними американскому бизнесу, то эффект часто оказывается относительным: американцев вполне способны заменить европейцы. «В случае с санкциями против банков все проще: европейские финансовые институты оказываются в ситуации, когда надо выбирать — или русские, или мы, — разъясняет источник The New Times в Конгрессе США. — Финансовый вес Америки несравним с российским, так что выводы делайте сами».

Цена кризиса

Москва до последнего момента не воспринимала угрозы Запада всерьез, рассчитывая, что тот, как обычно, спустит все на тормозах— к таким выводам подводит непреклонность российского руководства в украинском вопросе. И лишь в последнюю неделю в Кремле и на Краснопресненской набережной спохватились. В высоких кабинетах чуть ли не ежедневно проходили совещания на тему защитных мер от санкций по иранскому сценарию.

Согласно расчетам экс-министра финансов Алексея Кудрина, отток капитала из страны в случае санкций против российских банков может составить $50 млрд в квартал — эти цифры он озвучил 13 марта на заседании Союзов промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга и Ленинградской области. И добавил: рост российского ВВП в 2014 году может оказаться нулевым (в конце 2013 года прогноз был — 2,5%).

Кроме того, в случае жестких санкций по иранскому сценарию Россия не сможет больше торговать ни со странами ЕС, ни с США и Канадой. Совокупная доля российского экспорта, приходившаяся на эти регионы в 2013 году, составила порядка 66%, то есть около $354 млрд. Если же санкции затронут только экспорт российских углеводородов, то потери от остановки европейских поставок могут составить до $100 млрд по нефти и $60 млрд по газу.

Приостановка российского экспорта вызовет падение стоимости российских компаний, что уже становится понятно отечественной элите: 14 марта стало известно, что председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков продал свою долю в монополии.

Снижение экспорта, безусловно, будет чувствительным: ухудшится платежный баланс, усиленное давление на рубль приведет к его девальвации. Далее: рост цен, ускорение инфляции и падение реальных доходов, хотя граждане почувствуют это не сразу. «Все будет происходить постепенно — эффект начнет работать через полгода, хотя на национальной валюте санкции скажутся значительно быстрее. Первые повышения цен на отдельные товары мы видим уже сейчас», — замечает глава совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин.

Иран с 2010 по 2013 год, когда действовали особенно жесткие санкции, потерял, по данным минфина США, $120 млрд — вроде бы не так много в сравнении с предсказаниями Кудрина. Однако инфляция в Иране составляла примерно 30% в годовом выражении, а иранский реал только за 2012 год потерял 80% своей стоимости.

Частичная компенсация потерь возможна за счет присоединения Крыма — например, компанию «Черноморнефтегаз» тамошние власти уже пообещали национализировать и продать российским госкомпаниям. У «Черноморнефтегаза» 17 лицензий, добыча газа в прошлом году составила 1,6 млрд кубов, компании принадлежат 1,3 тыс. км магистральных газопроводов и флот из 29 судов. Пошли даже слухи, что изначальной целью «крымского похода» России были шельфовые месторождения на северо-западе полуострова.

Однако эксперты думают иначе. Аналитик «Норд Капитал» Роман Ткачук к перспективности черноморского шельфа относится со скепсисом: «Там слишком несерьезные запасы, и при этом у Крыма крайне непонятный статус. Даже если полуостров станет субъектом Федерации, вряд ли российские компании захотят работать на шельфе, все-таки есть более интересные проекты, хотя бы в той же Сибири».

Кроме того, добычу нефти на крымском шельфе осложняют споры с новой украинской властью — вряд ли та безропотно согласится с национализацией и продажей черноморских месторождений России.

Karta_small-2.jpg
Схема Нефтепровода «Дружба», который может быть перекрыт в результате санкций ЕС

Взаимные риски

Не ударят ли западные санкции, как намекал на своей пресс-конференции 4 марта Владимир Путин, по самому Западу?

«Сейчас Россия проявляет себя как малоспособный к переговорам партнер, — поясняет глава наблюдательного совета ВТБ Сергей Дубинин. — Ее начинают оценивать как страну с повышенными рисками». Тем не менее сценарий отключения России от банковской системы и нефтяной трубы, по его мнению, маловероятен — «это большая головная боль для всех». Банкир уверен: в ближайшие семь лет это будет сделать сложно — ведь сразу найти замену российской нефти и газу Европе не удастся.

В случае резкого отказа от российского сырья европейцам придется хотя бы на время закрыть треть производств, работающих на российском газе. А в ФРГ доля таких предприятий составляет 40%. К такой экономической войне, по мнению эксперта, никто пока не готов. Сейчас речь идет лишь о «символических действиях, и будет найдено политическое решение, которое исключит крайние сценарии», полагает Сергей Дубинин.

А вот Олег Вьюгин уверен: Старый Свет готов из принципа пойти на замещение — пусть даже частичное — российских энергоресурсов другими источниками — например, с Ближнего Востока. Как скоро это произойдет? «С такими вещами, как отключение от нефтепровода, не спешат, — поясняет Вьюгин. — Для этого потребуется предварительное предупреждение — это займет месяц-другой».

В свою очередь, Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования, сомневается в возможности «нефтяного сговора» США с Саудовской Аравией: «Сомнительно, чтобы страны ОПЕК стали снижать стоимость сырья, как это было в 80-е. Тогда мусульмане покарали Россию за Афганистан, но сегодня сами США не лучший друг для арабов и Венесуэлы, такая политигра сейчас не в их интересах», — поясняет Осадчий.

Исключение России из международной системы платежей тоже маловероятно. По мнению Олега Вьюгина, совет директоров SWIFT будет готов пойти на отключение России только при наличии международных резолюций — ведь в ином случае это снизит доверие к самой организации. «Технически это делается за час, фактически — здесь нужна серьезная политическая воля. Это ведь, по сути, полувоенная мера, когда воевать не хочется, но по идее надо», — резюмирует банкир.

Впрочем, по его словам, российские банки вполне могут «обойти проблему», работая через корреспондентские счета банков, не лицензированных в США и ЕС. Наконец, можно уйти и в китайские банки, если, правда, на это согласится Пекин.

Чем ответим?

Какую «боль» способна причинить Россия Западу в ответ на его санкции? Этот вопрос вызвал затруднения у всех опрошенных The New Times экспертов. Конечно, Россия тоже может ограничить выдачу виз иностранным чиновникам. Но если российский политический истеблишмент имеет явные интересы на Западе — активы, недвижимость, дети, которые учатся в Европе и США, — то иностранные чиновники самое ценное в России не хранят.

По сути, инструмент давления у нас всего один — сырьевой. Москва может и сама ограничить экспорт нефти и газа в Европу или же просто поднять цены. Но это, как указывают экономисты, прежде всего ударит по самому российскому бюджету, сокращение которого приведет к уменьшению расходов на пенсии, оборонку и зарплаты бюджетникам. И населению это вряд ли понравится.

«Кроме того, скоро наступит лето, и много газа, например, Европе будет не нужно. Так что плакать они не будут, а потом заместят газ из других источников, и после этого нам уже будет холодно всю оставшуюся жизнь», — шутит Максим Осадчий.

Владимир Рожанковский из «Норд Капитала» замечает, что, оборвав корреспондентские отношения с российскими банками, США лишатся возможности экспортировать бумажные доллары в Россию: порядка 70% наличной американской валюты обращается в развивающихся странах, и на Россию там приходится почти 30%. «Для России это будет, конечно, шоковая ситуация. Но и американскую валюту она серьезно ослабит», — убежден эксперт.

Среди угроз с российской стороны звучала и еще одна мера — ввести санкции против зарубежных компаний, которые работают в России. Но ректор Российской экономической школы Константин Сонин в своем Живом Журнале описывает этот вариант как неэффективный: «Любые санкции против компании, работающей в России, — это и удар по нашим гражданам и фирмам, потому что повышает цены».

А цены у нас и так уже кусаются. 

Karta_big.jpg




Война санкций

ЕС — против России

Первая фаза ( с 6 марта)

— приостановка переговоров по договорам об облегчении и отмене визового режима

— приостановка подготовки саммита G8

Вторая фаза (с 17 марта)

— визовые санкции против отдельных российских политиков и чиновников

— заморозка счетов и собственности отдельных российских политиков и чиновников на территории ЕС

Третья фаза (дата пока не согласована)

— эмбарго на деловые связи с отдельными российскими компаниями и банками

— эмбарго на импорт российских углеводородов

— эмбарго на поставки систем вооружений (в РФ) в рамках уже заключенных контрактов

— эмбарго на экспорт (в РФ) оборудования двойного назначения

США — против России

Введены:

— визовые санкции против отдельных российских политиков и чиновников (список закрыт)

— приостановка программ военного сотрудничества в рамках ежегодного плана, утвержденного главами генштабов двух стран

В стадии обсуждения:

— заморозка счетов и собственности отдельных российских политиков и чиновников на территории США с одновременной публикацией имен фигурантов черного списка

— экономические санкции против отдельных российских компаний (скоординированно с ЕС)

— экономические санкции против российских банков, в том числе отключение части или всех российских банков от системы SWIFT (скоординированно с ЕС)

Россия — потив США и ЕС

В стадии обсуждения:

— арест активов компаний ЕС на территории РФ

— арест счетов и активов граждан США, американских компаний и организаций на территории РФ

— приостановка инспекций ядерных вооружений в рамках обязательств по договору СНВ




По некоторым данным, в предварительном списке лиц, которым может быть запрещен въезд в Евросоюз, находятся:

глава ФСБ РФ Александр Бортников, советник президента Сергей Глазьев, секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, министр обороны Сергей Шойгу, помощник президента Владислав Сурков, командующий Черноморским флотом Александр Витко, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, председатель Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, заместитель председателя правительства Дмитрий Рогозин, депутат Госдумы Владимир Жириновский, глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, лидер байкеров Александр Залдостанов, генеральный директор информагентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселев, председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер, президент «Роснефти» Игорь Сечин и президент ОАО «РЖД» Владимир Якунин




фотография: Михаил Почуев/ИТАР-ТАСС










×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.