Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Цирк приехал

21.10.2009 | Черникова Юлия | №37 от 19.10.09

Канадское «Солнце» светит москвичам



Цирк приехал.
Знаменитый канадский Cirque du Soleil — «Цирк Солнца» начинает свои московские гастроли, которые продлятся до конца ноября. Как может арена собирать аншлаги без тигров с медведями, смертельных номеров и клоунских династий — выяснял The New Times

Неподалеку от памятника Ленину в Лужниках, среди автобусов с надписями «Махачкала. На сегодня», буквально за несколько дней был возведен странного вида белый шатер — что-то среднее между парусником и космическим кораблем. После к нему подсоединили несколько внушительных по размеру труб, внутрь завезли кондиционерные установки. Помимо комфортной температуры воздуха посетителям шатра обещают гардероб, прохладительные напитки и мягкие сиденья со спинками. За 25 лет существования «Цирка Солнца» его руководители поняли: чтобы создать хорошую сказку, нужно прежде всего позаботиться о прозе. То же верно и для самих спектаклей. Сказочный мир в них — это продукт высоких технологий. «Я считаю, что справился со своей задачей, если зрители не замечают, что под куполом на стропилах подвешено девять тонн оборудования», — говорит технический директор Жак Пакен.



Фабрика веселья

Сейчас в это трудно поверить, но высокотехнологичный Cirque du Soleil вышел из обычных подворотен. В начале 80-х несколько приятелей-артистов давали на улицах Квебека нехитрые представления — жонглировали различными предметами, показывали фокусы с огнем и т.п. Позже один из них, Ги Лалиберте (тот самый космический турист, который недавно по возвращении на землю надел на всех красные клоунские носы), зарегистрировал свою труппу. В его намерения входило прославить канадский уличный цирк на весь мир не хуже хоккея. Идеей молодого «глотателя огня» неожиданно заинтересовались местные чиновники. На первых порах они здорово помогли Лалиберте и сейчас не только гордятся этим, но и получают свою «долю»: скромная артистическая компания превратилась в цирковую корпорацию с десятью представительствами по всему миру и доходом $600 млн в год. В ее головном офисе в Монреале — экологическая архитектура, перерабатывающая энергию дождя в электричество, собственные пошивочные мастерские и даже... грядки с тыквами (созревшие тыквы отправляются прямиком на кухню для сотрудников). Труппа «Цирка Солнца» насчитывает более 4 тыс. человек, что позволяет давать представления в нескольких странах одновременно. Словом, канадцы наладили безостановочное производство праздника.



Метафора странствия

Сегодняшний Cirque du Soleil, конечно, совсем не похож на тот уличный театр, с которого все начиналось. Не имеет он отношения и к традиционному цирку: в нем нет ни зоопарка (за что его очень любят «зеленые»), ни аттракционов невиданной смелости. Выпускаемые им гастрольные и стационарные спектакли — это продуманные сюжетные постановки, где цирк соединен с театром, балетом, живой музыкой и даже живым вокалом. Из всего этого складывается зрелище, по уровню не уступающее открытию Олимпиады. Над каждым представлением работает специальная креативная команда из двадцати человек — она придумывает сценарий, музыку и визуальный ряд. Классические шоу «Цирка Солнца» — это спектакль «О!», который идет в Лас-Вегасе, и спектакль Love, чаще всего показываемый в Англии, так как это — посвящение The Beatles. В первом случае сцену заменяет бассейн. Все шоу происходит на кромке берега и в воде и состоит из синхронных зрелищных ныряний, клоунских переправ на зонтах вместо плотов и полетов над бурлящей бездной. Во втором, под саундтрек «битлов», артисты кубарем выкатываются из распадающегося на части автомобиля-«жука», жонглируют мыльными пузырями и беспрерывно прыгают выше головы, как в экзальтрованную эпоху 60-х.  



В Москву Cirque du Soleil также привез обкатанный спектакль под названием Varekai (на языке цыган — «Где угодно»), поставленный Домиником Шампанем в 2002 году. В начале действия с неба на землю падает, растеряв пушистые крылья, Икар. Осмотревшись вокруг, он начинает путешествие по волшебному лесу, обитатели которого как бы между делом показывают акробатические номера. Метафора странствия намекает не только на судьбу циркача (по сути, вечного кочевника), но и на судьбу всего человечества. «Это не просто представление, а философская притча о духе свободы, — говорит Ги Лалиберте. — Мы стремились к тому, чтобы между номерами зрителям было о чем подумать».



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.