Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

«Ой, у меня вообще сейчас очень хорошая полоса»

20.10.2009 | Урманцева Анна | №37 от 19.10.09




«В «Современнике» мне вряд ли предложили бы что-то подобное».
На сцене театра «Содружество актеров Таганки» актриса Елена Яковлева готовится сыграть не характерную для себя роль женщины в трех ипостасях — подружки, любовницы и жены. Более того, впервые — в новом для себя жанре саунд-драмы. В преддверии премьеры The New Times поговорил с Яковлевой о ее новых работах в театре и кино, о сущности любви, а также о том, зачем она снимается в пошлой телевизионной рекламе


Жанр SounDdrama (оригинальное написание именно такое) изобрел молодой режиссер Владимир Панков, в прошлом — теат­ральный актер и композитор. Он сочинил музыку более чем к двадцати постановкам, в том числе к мхатовской «Утиной охоте». Саунд-драма — это спектакль, в котором главными действующими лицами являются музыка и звук. На сцене используются джазовые и блюзовые импровизации (причем играют «живые» музыканты), а актеры воспроизводят разнообразные шумы, крики и эхо.
Каким образом Панков заразил этой авантюрной идеей народную артистку России Елену Яковлеву — неизвестно. Но теперь она главная героиня его спектакля «Территория любви», в котором понятие актерской игры выходит далеко за пределы перевоплощения.

Про любовь

Правильно ли я понимаю, что участие в саунд-драме — это совершенно новый для вас опыт?
Да. Хотя сама я не пою, в спектакле очень много музыки, и вообще я никогда не сталкивалась с таким режиссерским подходом. Была довольно-таки банальная пьеса Майкла Кристофера «Дама ждет, кларнет играет». Обычная драматургия. А Владимир Панков сделал из нее нечто свое. Особенно трудно я привыкаю к работе с микрофоном. Очень непривычно для драматического актера вот так посередине спектакля подойти к стойке, что-то сказать, а потом отойти. Дай бог, чтобы из этого что-то получилось. Я знала Панкова раньше — работала с ним как с артистом в спектакле, но как с режиссером сотрудничаю впервые. В «Современнике» мне вряд ли предложили бы что-то подобное, поэтому я сразу согласилась.

Репетиционный период был длинным?
Совсем нет. Актеры ведь все из разных мест. Одни сейчас активно снимаются в кино, другие работают в театрах, поэтому мы довольно быстро репетировали. Хотя — каждый день и, между прочим, бесплатно. Вот Игорь Ясулович, например, просто рвался на репетиции — потому что ему было очень интересно. При этом говорить о каком-то определенном результате еще рано.

Параллельно вы сейчас снимаетесь у Олега Фисенко в картине под рабочим названием «Неплохие ребята». Можете рассказать подробнее?
Ой, у меня вообще сейчас в кино очень хорошая полоса: только что закончила сниматься в фильме «Сердца четырех» у Станислава Говорухина — это про любовь. «Неплохие ребята» — тоже про любовь, в конце октября с Сашей Кириенко начнем делать еще одну картину — и снова про любовь! И сценарии все такие хорошие, что невозможно отказаться. Усталости я пока не чувствую, только вот простыла чуть-чуть. Олег Фисенко любит все снимать под дождем. Ему очень нравится желто-красная осень, и чтобы сверху все это еще водичкой полить. А сюжет прост: живет где-то женщина с сыном, недалеко от нее — мужчина с дочкой. У мужчины с дочкой — проблемы, и он обращается к этой соседке, которая работает учительницей, чтобы она не только подтянула девочку по школьным предметам, но и в связи с отсутствием женщины в семье помогла ей как мама. Фильм о взаимоотношениях детей и взрослых. А я играю эту мать.



А отца — кто?
Жигунов. Человек, засветившийся во всей прессе, в какой только можно и нельзя. А сейчас стойко выдерживающий мои подколы.

Не можете удержаться от подколов?
Нет. (Смеется.) Мне кажется, должно все-таки пройти какое-то время, чтобы забыть все эти громкие истории про него и Заворотнюк. Может, у них действительно была любовь, но я склонна думать, что это какая-то пиар-кампания, которая так долбанула читателей и зрителей, что они почти год жили этими событиями. Более того, сам Сергей говорит, что у него с Настей якобы все было по-настоящему, но я все равно считаю, что настоящее чувство так быстро погаснуть не может. Чтобы через десять дней после ухода от одного мужчины выйти замуж за другого? Так не бывает.

Как вы считаете, все эти разговоры влияют на творчество человека, которого обсуждают?
Я думаю, эти истории вот так просто, без желания «клиента», возникнуть не могут. Ведь драматических артистов — в чистом виде — так не обсуждают. А Сергей Жигунов — он все-таки и продюсер, и еще кто-то, он не занимается только актерским делом. Там примешивается бизнес, а в этой сфере возможно все.

По следам голливудчины

А вам что может помешать в творчестве?
Недоверие к режиссеру. Если все время происходят какие-то столкновения и стычки. Но таких случаев, чтобы вдрызг с кем-то рассориться и разбежаться, у меня пока не было. Впрочем, я очень скрупулезно отбираю сценарии. Отказываюсь часто.

При этом четыре года назад вы стали сниматься в телевизионной рекламе. Зачем?
Это заработок. Понятно, что не искусство. Но в итоге это та финансовая свобода, которая позволяет мне выбирать сценарии и, допустим, сниматься в тех проектах, что мне нравятся, иногда вообще бесплатно. Или не сниматься нигде и спокойно жить.

Что, по-вашему, происходит сейчас в российском кино?
Беспредел. В профессию пришло очень много людей, которые вообще не понимают, что такое кино. Допустим, продюсеры, которые могут добыть деньги, но не знают, что такое кинопроизводство, съемочный период, профессиональный кастинг, пробы… У нас ведь всегда были пробы, и там все решал только режиссер! А сейчас в кино появилась куча самодеятельных артистов. Эстрадная звезда, но безумная красавица, обязательно что-то пытается сыграть. Люди из КВН, Comedy Club... Наверное, через все это надо пройти. Сейчас вроде и техника уже появилась, и камеры, и пленка нормальная, но Тарковские почему-то не появляются. Все идут по следам голливудчины. Сами американцы уже давно это выплюнули, это давно стухло на асфальте, а у нас все это преподносится, как супер-пупер-премьеры. Я вот смотрю многие картины и думаю: «Неужели вам самим интересно снимать это «хабло», вместо того чтобы делать что-то настоящее?» Но выходят режиссеры с чисто выбритой головой и говорят, что это шедевры.

Вы Бондарчука имеете в виду?
Его.

То есть вам не понравились «Обитаемые острова»?
Нет. Это ужасно. Ничего нового я для себя не нашла. Понятно, что это труд. В наших условиях, наверное, титанический… Но я это уже все где-то видела. Книжка лучше.

«Адмирал»?
Сейчас хочу посмотреть сериал, ради которого это, должно быть, и снималось. Надеюсь, после этого просмотра впечатление у меня будет лучше.

«Ирония судьбы-2»?
Не понравилась катастрофически!

Должно что-то вырасти

Как вы относитесь к новой волне режиссеров, «выстреливших» в последние годы, — Вырыпаев, Хлебников, Сигарев?
Это все имеет право на существование. С другой стороны, то, что я видела (честно признаюсь, не всё), можно разделить по моей эмоциональной шкале на две части: что-то шокировало меня в очень плохом смысле, а над чем-то я безудержно смеялась и так и не поняла, как это можно столь серьезно и долго обсуждать. При этом я верю, что должно вырасти что-то новое, но в нынешней волне я этих ростков пока не нахожу. Что касается пессимизма, который стал преобладающей идеей в этих фильмах, то я думаю, что молодым кинематографистам не дает покоя слава Ларса фон Триера. Но у него-то искусство, а у нас чернуха.

Хорошо. Что в последнее время произвело на вас действительно сильное впечатление?
«Снежное шоу» Вячеслава Полунина. Это потрясение до слез — в хорошем смысле этого слова. Слезы радости и счастья, а в конце — ощущение вдохновения.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.