Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Фестиваль как заложник

22.10.2009 | Плахов Андрей, "КоммерсантЪ"— специально для The New Times | №37 от 19.10.09

Два крупных международных кинофестиваля проходят в Италии с месячным интервалом. Первый, Венецианский — самый старый в мире (родился в 1932 году), второй, Римский — самый молодой. Римский международный праздник кино (Festa internazionale del Cinema di Roma) проводится всего в четвертый раз, причем каждый год скептики предсказывают, что в последний. Но он пока держится.
Три года назад первый Римский фестиваль прошел с огромной помпой и сразил всех фантастическим бюджетом — €15 млн. Это был парад звезд: один за другим на сцену выходили Николь Кидман, Леонардо ди Каприо, Роберт де Ниро и другие голливудские монстры, не говоря уже о знаменитостях местного розлива — вроде Моники Беллуччи или Бернардо Бертолуччи.
В Риме не жалели средств ни на призы, ни на декор и рекламу: в метро крутили ролики из фестивальных фильмов, целые районы Вечного города были отданы фестивалю, на легендарной виа Венето реставрировали атмосферу «сладкой жизни» времен Феллини.
Уже на втором фестивале все стало скромнее, а на третьем начались разборки, организационный хаос и сменилось руководство. Фестиваль был любимым детищем, имиджевым проектом тогдашнего мэра Рима левака Вальтера Вельтрони. Но тут левые потерпели поражение на выборах, и все ключевые посты в культуре были отданы их политическим противникам. Для руководства Римским фестивалем хотели даже пригласить варягов — «бывших итальянцев» Мартина Скорсезе или Квентина Тарантино, но в итоге его возглавил престарелый критик Джан Луиджи Ронди. Ветерана вернули к активной деятельности, ибо не так легко найти среди видных итальянских кинодеятелей человека правых убеждений. А нужен был именно такой. Правда, директором программ назначена Пьера Детассис, главный редактор журнала «Чиак», весьма острый критик, но и это не гарантирует продолжения прежней линии фестиваля и подтверждения серьезности его амбиций в соперничестве с Венецианским.
Среди первых слоганов в новом духе стали призывы урезать фестивальный бюджет (и впрямь раздутый) на прием голливудских звезд и их свиты, направить усилия на патриотическую поддержку итальянской киноиндустрии и так далее.
Тем не менее на нынешний, четвертый фестиваль, который проходит с 15 по 23 октября, в качестве почетных гостей приглашены Мэрил Стрип и Ричард Гир, жюри возглавил Милош Форман, а из наших кинодеятелей в нем заседает Павел Лунгин. Среди режиссеров, участвующих в конкурсе, выделяются Маргарет фон Тротта («Видение»), Седрик Кан («Сожаления») и Данис Танович («Сортировка»), есть в конкурсной программе также немецко-российская лента Майкла Хоффмана «Последнее воскресение» о Софье Андреевне Толстой с участием Хелен Миррен и Джеймса МакЭвоя.
Трудно предсказать финал римско-венецианского сюжета — чем закончится конкуренция двух фестивалей. Но некоторые небезынтересные для нас выводы уже можно сделать. Ведь этот сюжет немного напоминает отношения «Ники» и «Золотого орла» — двух наших кинематографических премий. А если будет реанимирован проект создания большого фестиваля в Петербурге, неизбежна его конкуренция с Московским. С одной стороны, конкуренция — это неплохо, в ней, как известно, либо выживает сильнейший, либо делятся сферы влияния. Плохо, когда в культурную жизнь вмешивается политика и задействуется административный ресурс. В некоторых странах — таких как Франция — культуру и политику научились разделять, и в каком-то смысле они даже оппозиционны друг другу. А вот в Италии, как и в России, культурная жизнь слишком часто становится заложницей политических, а иногда и личных амбиций.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.