Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

Бегство короля

02.03.2014 | Сергей Хазов-Кассиа, Новые Петровцы — Киев — Москва | № 7 от 3 марта 2014

Экскурсия по бывшей резиденции Виктора Януковича в Межигорье

Who is Виктор Янукович — корреспондент The New Times пытался понять в его бывшей резиденции 

32_01.jpg
Активисты Майдана празднуют «взятие» Межигорья. 22 февраля 2014 г.

Новые Петровцы — на первый взгляд обычная украинская деревня. Добротные кирпичные дома стоят вперемешку с полуразвалившимися халупами, на завалинке сидят закутанные в шерстяные платки старухи, кричат петухи, брешут собаки. Асфальт есть только на центральной улице, а по всем остальным без резиновых сапог не пройти: оттепель.

Иван Иванович разгребает лопатой грязь напротив своих ворот и рассуждает о политике: «Янукович мог бы быть нормальным президентом. Вырос сиротой, жизнь у него была несладкая. Но только советуют ему всякие там, вот и сбили его». Иван Иванович — пенсионер, всю жизнь проработал на водонапорной станции в соседнем Вышгороде, получает пенсию 1 тыс. гривен (3800 рублей) — жить на нее невозможно, но выручает огород. Все у Ивана Ивановича хорошо, только вот улица расстраивает: у администрации села на асфальт денег нет.

Хата Ивана Ивановича стоит всего в 500 метрах от Межигорья, роскошной резиденции Виктора Януковича, куда теперь не зарастает народная тропа. Предприимчивые украинцы подогнали машины с кофе и чаем, в аренду за 100 гривен (380 рублей) можно взять в прокат велосипеды, тут же продают план парка, а от метро ездят набитые под завязку маршрутки. В здания посетителей уже не пускают, тут идет опись имущества, так что приехавшие киевляне дивятся на интерьеры своего бывшего президента сквозь окна, деловито обсуждая по ходу: «Це сосна чи ясень? Смотри, яка древесина, прямо велюровая».

Внутри главного здания резиденции, хонки, за журналистами ходит местная охрана: серьезные 20-летние юноши в бронежилетах, вид у всех уставший и немного диковатый. Помимо поражающих отсутствием вкуса интерьеров (которые, как говорят, были созданы по личным проектам хозяина) находятся интересные забытые вещи в ящиках комодов и шкафов. Так, в спальне лежал диск с аудиозаписью диалога одного из доверенных лиц президента, отправленного к гадалке с фотографиями детей Януковича Виктора и Александра, видео инаугурационной речи, документальные фильмы по процессу Юлии Тимошенко. Из кабинета большая часть бумаг была вывезена и уничтожена (многие из них, касающиеся многомиллионных смет на строительство и обустройство Межигорья, были выброшены в Днепр, где их нашли вездесущие журналисты), однако остались, к примеру, переводы статей из западных СМИ все на ту же тему по делу Тимошенко, частная переписка, антикварные книги XVIII–XIX веков. Две книги Михаила Жванецкого с подписью автора. «Когда очень трудно, но очень надо, получается лучше всего! Виктор Федорович! С днем рождения. Наш президент всегда неподалеку», — написано на одной из них. В трудную пору, впрочем, Янукович книгу Жванецкого с собой не взял.

Самое интересное оказалось в подвале соседнего с жилым домом здания: тренажерный зал, СПА, а также залы приема официальных делегаций. Здесь, за зимним садом с пальмами, чучелом льва и громкими белохохлыми какаду, находилась святая святых Януковича, куда корреспонденту The New Times удалось попасть одним из первых: журналистов сюда не пускали из страха, что резиденция может привлечь внимание грабителей. Здесь, в музейных витринах, блестят золотом и драгоценными камнями полученные Януковичем ордена. На центральном месте — награды зарубежных государств: японский орден Хризантемы, греческий орден Спасителя, орден Макария, присуждаемый Русской православной церковью.

На стене висит небольшая карта звездного неба с отмеченной звездой имени Виктора Януковича, а по соседству с орденом Почетного легиона лежит, пожалуй, главная реликвия — указ о жаловании Виктора Януковича и рода его дворянским титулом «граф», подписанный неким «великим князем киевским» и пр., и пр. Димитрием Воронцовым-Бережным (как удалось выяснить The New Times, Дмитрий Воронцов-Бережной возглавлял самопровозглашенный «Суверенный православный мальтийский орден Святого Иоанна Иерусалимского», закрытый в 2012 году под нажимом настоящих мальтийских рыцарей).

Цирк уехал

Его сиятельство граф Янукович бежал из своего дворца в ночь с 21 на 22 февраля. Собирались впопыхах: на столе остатки ужина, незаправленная постель, раскиданные по резиденции личные вещи и бумаги… Янукович покинул аэропорт на авто, снова объявившись миру только 28 февраля на пресс-конференции в Ростове-на-Дону.

Гуляя по Межигорью, внутренне соглашаешься с мнением тех экспертов, кто настаивает: главный мотив бегства Януковича из страны — страх. Нет, не страх остаться без политической и военной поддержки России. А просто страх. По словам знавших Виктора Януковича людей, в гневе он был ужасен, и даже у его сыновей тряслись поджилки, потому что папа мог не только накричать, но и ударить. Но при этом сам Виктор Федорович был патологическим трусом. Камеры наружного наблюдения на подъездах к Межигорью установлены на каждом втором столбе, даже будучи премьером, Янукович шагу не желал ступить без усиленной охраны, а когда в 2004 году в Ивано-Франковске в него бросили яйцом, он упал в обморок. «С одной стороны, он совершенно не понимал, что происходит на Майдане, в 200 метрах от его администрации, — говорит один из лидеров Майдана украинский журналист Мустафа Найем. — Это подтверждают документы, которые мы нашли в доме бывшего генпрокурора Виктора Пшонки». В аналитических записках, подготовленных украинским МВД и прокуратурой, доказывалось, что протесты организованы из-за границы и никаких реальных сил в самой Украине за ними не стоит (потому, возможно, и было принято решение идти на штурм Майдана: согласно логике украинской власти, вышедшие за деньги люди должны были разбежаться после первых выстрелов). Так что, когда после подписания соглашения 21 февраля сотник Парасюк со сцены Майдана объявил, что его сотня пойдет на штурм Межигорья, Янукович просто испугался.

К тому же и окружение Януковича почуяло неладное задолго до его бегства. «У нас есть свидетельства, что многие политики начали скрываться еще 14 февраля. Они перестали появляться у себя дома, отправлять детей в школу, пользоваться гаражами и служебным транспортом», — говорит Мустафа Найем. Так, с 14 февраля пустовали дома прокурора Пшонки, министра внутренних дел Виталия Захарченко и даже старшего сына Януковича — Александра.

Не мог Янукович рассчитывать и на армию. Дело даже не в техническом состоянии украинских ВВС (по словам источника журнала, не так давно при осуществлении учебного марш-броска одной из танковых дивизий двое солдат срочной службы задохнулись угарными газами, пытаясь отремонтировать сломавшийся по пути танк): «Доставшаяся в наследство от СССР украинская армия вросла в землю, — поясняет Евгений Киселев. — Если в СССР было принято ротировать офицеров по разным округам, то здесь они сидят на одном месте, получают грошовую зарплату, выживают мелким бизнесом или натуральным хозяйством, интегрировались в местный социум, против настроений местного населения не пойдут и за Януковича умирать вовсе не готовы». Кроме того, еще со времен СССР большая часть личного состава и техники базируется ближе к западной границе, в Закарпатье. Понятно, что рассчитывать на поддержку западных частей не приходилось. Ну и самое главное: несмотря на подписанное днем 21 февраля в присутствии тройки министров ЕС соглашение с оппозицией, никто не мог гарантировать Януковичу его исполнение: «Люди, с которыми он договаривался, не представляли Майдан, — говорит Мустафа Найем. — Они были частью той системы, с которой боролся и борется Майдан, они каждый раз боялись выходить на сцену, потому что не знали, что говорить. Это соглашение ничего не стоило, и Янукович внезапно это понял». 



фотография: Максим Дондюк/Русский репортер


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.