Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Болотное дело

#Только на сайте

Приговор травоядный, средней мягкости

02.03.2014 | Светова Зоя | № 7 от 3 марта 2014

Что думают «болотные узники» о решении Замоскворецкого суда

Вердикт по «Болотному делу» судья Никишина оглашала два дня. И все то время, пока она читала текст, под окнами Замоскворецкого суда жестко задерживали тех, кто пришел поддержать подсудимых. The New Times поговорил с осужденными «болотниками»

16_01.jpgАлександра Духанина, срок — 3 года и 3 месяца условно

«Приговор у меня вызвал настоящий шок: ведь и морально, и физически я задолго до приговора готовилась к тюрьме. Но тут мне вдруг объявляют, что «казни» не будет.

Я не рассматриваю приговор как мягкий или жесткий, потому что он в любом случае обвинительный.

*Единственное в Москве СИЗО для женщин
Сумку для тюрьмы я очень тщательно собирала на протяжении нескольких недель, подбирая подходящую одежду, вещи, чтобы максимально облегчить свой тюремный быт. Поскольку оказалось, что в СИЗО-6* трудно передавать любую литературу, кроме религиозной, я также тщательно начала подбирать книги, которые можно было взять с собой. Подбирала я их по принципу — мягкая обложка и наименьший вес. В их числе оказались: Шекспир, Олдос Хаксли (на самом деле это толстая и тяжелая книга, но это мой любимый писатель), «Уолден, или Жизнь в лесу» Торо, «Сонная лощина» Ирвинга Вашингтона и Карлос Кастанеда.

Я знаю, что нас поддерживает большое количество людей, но, увы, это количество не настолько большое для нашей огромной страны. Но в любом случае, я думаю, что если бы не поддержка, сроки могли бы быть и больше. Насчет апелляции пока я не могу дать точного ответа, мы пока что в раздумьях над этим вопросом, но все-таки скорее нет, так как я не вижу смысла рассчитывать на оправдательный приговор, да и вообще моя ситуация очень отличается от ситуации ребят в целом.

Просить у президента помилования я совершенно точно не собираюсь: какой тогда был смысл сидеть взаперти два года и не признавать своей вины? Такое ощущение, что нас вообще специально напугали запрошенными прокуратурой сроками, чтобы потом унизить тем, что мы от испуга начнем просить помилование у президента. Уж очень оперативно господин Песков (пресс-секретарь президента РФ. — The New Times) отреагировал на приговор, но это лишь одно из моих многочисленных предположений, а не конспирологическая теория».

16_02.jpgДенис Луцкевич, срок — 3 года и 6 месяцев колонии

«С приговором я не согласен. Но ожидал большего. Думаю, что сыграл внешний фактор: Олимпиада и события на Украине. Очень благодарен за поддержку. Слышал про задержания. Конечно, число задержанных колоссальное. В пятницу в зале суда, когда судья оглашала приговор, была слышна улица, лозунги. Было эффектно. Собираюсь подавать апелляционную жалобу. Буду просить, чтобы приговор отменили. На помилование подавать не буду».

 

16_06.jpgСтепан Зимин, срок — 3 года и 6 месяцев колонии

«Мягкий или жесткий приговор — это смотря с какой стороны посмотреть. Я ехал в суд и думал, что мне дадут 5–5,6 лет. Но приговор несправедливый. Я сижу уже год и десять месяцев. Жалобу на приговор мы с адвокатом подали. На помилование я писать не буду. От тех, кто меня посадил, мне ничего не надо.

Передайте всем привет! Спасибо за поддержку!»

  

«Я понял, что мы победили, когда увидел около суда 15 полицейских автобусов»   


16_05.jpgАндрей Барабанов, срок — 3 года и 7 месяцев колонии

«У меня самый большой срок после Кривова. Думаю, дело в том, что все показания, которые давали свидетели обвинения, — они сумасшедшие: мол, я за ботинок-берцу укусил сотрудника. Это физически невозможно. Судья выбрала из всех показаний свидетелей те, которые ей выгодны. Что касается помилования, то надо все это обсудить совместно. Но признавать свою вину, чтобы меня помиловали, я не буду».



16_07.jpgЯрослав Белоусов, 2 года и 6 месяцев колонии

«Приговор достаточно травоядный, средней мягкости. После первого дня оглашения я настраивался, что дадут четыре года. Ничего не жду от апелляции, но для меня и месяц, и два ценны сами по себе. Думаю, наверху было принято решение не двигать страну к Майдану. Имелись все основания вынести жесткий приговор. В России такие события, как на Украине, вряд ли произойдут, у них в парламенте есть оппозиция, развитая структура военных низовых организаций, вся почва была подготовлена. Приговор по нашему делу — сигнал гражданам: не выходите на улицу».


16_08.jpgАлексей Полихович, срок — 3 года и 6 месяцев колонии

«В приговоре много ахинеи. Непонятно, зачем было судить нас восемь месяцев. После прений я понял, что все это время прокуроров не было в процессе, также не было в процессе и судьи. Она переписала обвинительное заключение, вплоть до деепричастных оборотов. Только абзацы поменяла. Я хочу поблагодарить всех, кто пришел нас поддержать. Я понял, что мы победили, когда увидел около суда 15 полицейских автобусов. В УДО я не верю. Я верю в людей. Здорово, что Саше Духаниной дали условный срок».


16_03.jpgАртем Савелов, срок — 2 года и 7 месяцев колонии

«Среди арестантов есть поговорка: если по тяжкой статье дают три-четыре года, значит, человек не виноват. Когда судья начала читать приговор, стало не по себе. Думал: сейчас шесть лет влепит. Когда она назвала сроки, почувствовал облегчение. Мне осталось сидеть десять с половиной месяцев. Почему такой приговор? Все на виду: и обычные люди знают, что мы не виноваты, и в Европе об этом говорят. Если бы втихушку, то влепили бы побольше. О помиловании просить не буду. Из житейской мудрости: если жулики что-то предлагают, то не стоит соглашаться».


16_04.jpgСергей Кривов, срок — 4 года колонии

«Ожидал четыре с половиной–пять лет. Я не виноват, и даже если бы мне дали условный срок, то это было бы незаконно и я стал бы его обжаловать. Настолько мягкий приговор я получил благодаря активности людей в Москве и на Западе, благодаря неравнодушным людям во всем мире. Власть побоялась дать больше из-за активной поддержки общества. К помилованию отношусь плохо, миловать можно только виновных. Признавать вину не собираюсь. Апелляцию напишу, это святое, а потом обратимся в надзор и Европейский суд по правам человека».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.