Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Навальный

Алексей Навальный: «Заложников посадили для острастки всем нам»

28.02.2014 | Светова Зоя

Не успел московский спецприемник № 2 района Мневники для административно задержанных открыться после капремонта, как к нему привезли «политических». Это Алексей Навальный, Надежда Митюшкина, Борис Немцов, Николай Ляскин. Илью Яшина почему-то от них отделили и отправили в уже знакомый ему по нескольким отсидкам спецприемник № 1 на Севастопольском проспекте. Кореспондент The New Times поговорил с сидельцами и расспросил их об их отношении к приговору по «Болотному делу»

Алексей Навальный, политик, 7 суток ареста, камера № 1

74899719-19B0-4B26-8B74-5460E1028EEF_mw1024_n_s.jpg

Алексей Навальный у здания Замоскворецкого суда в день оглашения приговора по «Болотному делу» 24 февраля 2014 года

Прекрасный замечательный спецприемник. Для политических нет никаких ограничений по передачам. Вот Немцов мне радиоприемник передал.

Как я отношусь к приговор по «Болотному делу»? Я к нему отношусь так же, как я относился к самому «Болотному делу» - это сфабрикованное, сфальсифицированное дело. Совершенно невиновные люди получили от 3 до 4 лет колонии. Мне кажется, ни один нормальный человек не может иначе относиться к этому делу и приговору. Вот эти абсолютно случайные люди были взяты в заложники и теперь этих заложников посадили для острастки всем остальным, и мне в том числе.

Надежда Митюшкина, член Федерального Политсовета движения «Солидарность», камера № 6, 10 суток ареста

71127.jpg

Надежда Митюшкина на одной из акций в поддержку «узников Болотной» 6 ноября 2013 года

Из спецприемника я выйду 6 марта в 19.45. Задержали меня так:  я стояла за спиной Бориса Немцова, когда он давал интервью возле гостиницы Националь. К Немцову подошел полковник Бородин, что-то ему сказал, и его повели в автозак Я пошла за ним, дошла до автозака и полицейский, который там стоял, сказал мне: «Заходите». Я поднялась в автозак. В нем было 22 человека. Автозак подъехал к ОВД «Тверской», Немцову высадили, и через несколько минут мне тоже сказали выйти. Автозак с остальными задержанными поехал в другой отдел полиции. В «Тверском» мы встретили Алексея Навального, Николая Ляскина. Всем сначала «шили» 20.2. («неповиновение сотрудникам полиции») И рапорта сотрудников полиции тоже были по этой статье. Нас привели не в актовый зал, как обычно, а в дежурку, на первом этаже и туда долго не пускали наших адвокатов: ни ко мне, ни к Немцову, ни к Навальному. Через какое-то время меня подняли в зал оформляться, мой адвокат стал смотреть рапорта и протокол доставки. После того, как прошло три часа, адвокат птребовал, чтобы меня отпустили. Тогда они принесли уже заранее заполненные документы и привели с собой понятых, объяснив это тем, что я якобы не буду подписывать протоколы. Мы с адвокатом возражали. Но нас никто не слушал. В протоколе моего задержания написано, что я размахивала руками, привлекала внимание, выкрикивала лозунги. Те полицейские, которые подписапли протокол задержания, на самом деле задерживали Немцова, ко мне они вообще никакого отношения не имели - меня ведь никто не задерживал.

В Тверском суде заседание длилось недолго, но судья Орешкина долго писала постановление — полтора часа. Была свидетельница , которая видела, как я заходила в автобус, но судья сказала, что раз она моя знакомая - ее показаниям доверия нет. Адвокат просила запросить оперативную запись мою задержания - судья отказала. Меня множество раз задерживали но впервые посадили на 10 суток. Один раз меняуже привлекали по статье привлекали по 19.3 - это было 6 мая 2012 года, но тогда присудили лишь сутки.

Причина этого ареста: в ЦАО есть такой Климов, то ли полковник, то ли подполковник Климов, так вот он считает, что я - организатор пикетов в защиту узников Болотной, которые проводятся каждок 6-ое число месяца. Когда я 6 марта выйду на свободу, пикет уже закончится».

Борис Немцов, депутат Ярославской областной Думы, камера № 5, 10 суток ареста

400_.jpg

Борис Немцов на акции против приговора фигурантам «Болотного дела» 24 февраля 2014 года

«Выйду я отсюда 6 марта в 7.40. (смеется). Вы знаете такую песню «7.40»?

Меня арестовали за то, что я общался с депутатом Дмитрием Гудковым и журналистами. Судья Александра Ковалевская из Тверского суда со стеклянным взглядом вынесла постановление о моем аресте на 10 суток. И это при том, что полицейские на суде сказали, что к автозаку я шел сам, не сопротивлялся , и показал им удостоверение депутата. По закону «Об общих принципах организации законодательной и исполнительной власти», депутаты, также, как и полицейские и судьи должны задерживаться по административному делу в особом порядке. Судья Александра Ковалевскаявпервые в России вынесла полстановление суда о том, что такого порядка не существует. Она не дала мне произнести последнее слово, в котором я хотел сказать, что показания полицейских на суде противоречат их рапортам о моем задержании написанным как под копирку.

Депутаты Ярославской областной Думы счастливы, что я- здесь. Они очень хотят от меня избавиться. Они уже три раза пытались возбудить против меня уголовные дела : первое — нашист Козлов пожаловался, что я якобы его избил, , второе - по экстремизму, третье- по разглашению персональных данных депутатов.

Приговор по «Болотному делу» - тотальный, демонстративный беспредел. Власть показала, что не допустит того, что произошло на Украине. Те, кто борятся с нами, будут сидеть , - этотсигнал послала нам власть.

Приговор по «болотному делу» - акт устрашения: А сам судебный процесс с очевидностью показал, что состава преступления по 212-ой статье не было. Всем привет!»

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.