Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Дискуссия

#История

Трудные вопросы истории: Великобритания

11.02.2014 | Остальский Андрей, Лондон

Какие вопросы исторической тематики относятся к «особо чувствительным» в Великобритании и как с ними там поступают

400_uk-royal-guard_1.jpg

12 лет лет назад американский комик Роберт де Вал после гастролей по Британским островам пришел к выводу, что для их жителей есть пять главных запретных тем: теракт 11 сентября 2001-го, надругательства над детьми, Холокост, изнасилование и смерть королевы-матери (она незадолго перед тем скончалась). В ходе развернувшейся в интернете полемики выяснилось: все перечисленные де Валом темы на самом деле регулярно затрагиваются юмористами в скетчах, хотя некоторые зрители иногда и протестуют. Но все же типичная английская реакция в таких случаях — проворчать: «Фу, как нетактично!», а потом от души посмеяться, если получилось смешно, конечно. 

Например, писатель Дэвид Айк заработал немало денег на своих книгах, в которых утверждал, что британская королевская семья принадлежит к роду ящериц, проникших на Землю из космоса и захвативших власть над Землей. Никто и не подумал тащить его за этот бред в суд. Даже притом что одним из источников своих изысканий Айк объявил небезызвестные «Протоколы сионских мудрецов». 

И уж тем более сложно представить себе в Британии вопрос, который невозможно было бы даже задать. Общественное раздражение могут вызвать лишь политически некорректные ответы. Другое дело, если вы прибегаете к так называемым loaded questions — вопросам, в которых уже заложен одиозный ответ. Писатель и кинодокументалист Дэниэл Вульф привел пример такого вопроса: «Стоило ли Британии воевать с Гитлером в то время, когда он уничтожал «таких отвратительных типов, как евреи». Вот такое заявление способно уничтожить репутацию британца, считает Вульф. 

Но ведь ни о чем подобном в опросе «Дождя» речи не было — скорее наоборот, он был продиктован состраданием по отношению к жертвам блокады. Если же в опросе подразумевается лозунг «жертвы не должны были быть напрасными», то, говорит Вульф, британским аналогом можно было бы считать такой вопрос: «Нужно ли было Британии вообще участвовать в двух мировых войнах». А он задавался и задается довольно часто, и даже отрицательный ответ на него не вычеркнет вас из числа респектабельных членов общества. 

Весьма предосудительным, хотя уголовно и не наказуемым делом остается на Британских островах отрицание Холокоста. Сторонники и пропагандисты отрицания, как правило, оказываются расистами и антисемитами. Один из самых известных и относительно респектабельных из них — британец Дэвид Ирвинг, уверявший, что существование газовых камер в Освенциме — «выдумка», мол, макеты камер изготовили после войны поляки. Все стало понятно, когда был опубликован текст колыбельной, которую Ирвинг пел детям: «Я арийский ребенок, не еврей и не сектант, я не выйду замуж за обезьяну или растафарианца». Ирвинг был наказан судом, но не за проповедь социально неприемлемых взглядов, а за то, что, наоборот, пытался через суд же заткнуть глотку своим идейным противникам, убедительно громившим его теории. В любом случае это был гражданский иск, а не государственное преследование. Отрицание Холокоста, поясняет Дэниэл Вулф, — это отрицание общеизвестных и подробно документированных фактов. Вопрос же о последствиях возможного отступления советских войск из Ленинграда носит исторический характер и посвящен мало исследованной проблеме. 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.