Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Репортаж

#Только на сайте

#Украина

Зима в «вольном городе»

10.02.2014 | Егор Путилов, Львов | № 4 от 10 февраля 2014

Львов: как «западенцы» видят будущее Украины

Западноукраинский Львов был одним из первых городов, где здание областной администрации захватили протестующие противники киевской власти. Что происходит там сегодня, каким видят «западенцы» будущее Украины и чего они вообще хотят — The New Times узнавал на месте 
36_01.jpg
Баррикада, преграждающая вход в здание облгосадминистрации. Львов, февраль 2014 г.


*С середины XIX века и до 1919 года Львов входил в состав Австро-Венгрии.
Вокруг здания облгосадминистрации во Львове царит революционная деловитость. После захвата здание передали Народному вече — так протестующие назвали прежний региональный парламент — Львовскую областную раду, где большинство депутатов составляли депутаты националистической «Свободы». Здание обнесли настоящим крепостным валом из снега — в типично австро-венгерском Львове*, городе черепичных крыш, разбитой брусчатки и узкоколейных трамваев, такая ограда смотрится как литая. Снаружи крепостных стен — палатки правозащитной организации «Гражданская платформа «Майдан», возле них активисты движения «Правый сектор» в камуфляже и балаклавах ведут запись добровольцев в «Народную самооборону». «Завтра наши дружины начнут патрулировать улицы города. А как еще поддерживать порядок? Милиция ничего не делает», — разъясняет один из добровольцев. Доверия к силовым структурам у горожан нет. После убийства 22 января в Киеве львовского активиста Юрия Вербицкого по всему городу развешаны листовки с его фотографией и подписью «Казнен властью. Причина убийства — львовянин».

«Мы готовы к обороне»

В здание администрации ведет только один вход, охраняемый активистами «Свободы». «Мы здесь стоим, чтобы бывший губернатор Сало не попал внутрь», — разъясняют дюжие охранники. «А он уже пробовал»? — «Да пока нет», — смеются они.

Назначенный президентом Виктором Януковичем губернатор Олег Сало был низложен 23 января во время захвата администрации и сейчас прячется где-то в городе. Впрочем, как выясняется, администрацию охраняют не только от Сало. Вот, к примеру, внутрь пытаются попасть только что записанные в тетрадку добровольцы: «Нам бы только чаю попить…» — «Чай пить — кафе есть! Идите отсюда», — отрезают охранники. «Свобода» присвоила себе победу, хотя в захвате администрации принимала участие не только она, жалуются львовские активисты. «Ведь как все было… После окончания штурма «свободовцы» предложили всем остальным силам выйти за периметр баррикад — чтобы не возникло беспорядка. А назад уже никого не пустили», — рассказывает активист «Правого сектора» по имени Левко.

Внутри самого здания — ощущение бесконечного хаоса. Повсюду снуют люди с решительными лицами, занятые неведомыми революционными делами. В углу при входе напоминанием о свергнутой администрации сидят двое испуганных милиционеров-вахтеров. «Все в порядке, они тут всегда сидят», — объясняет по-английски один из лидеров местного «Правого сектора», представившийся Миколой. На русском он говорить отказался, впрочем, его английский вполне неплох. Микола сообщает: по данным контрразведки «Правого сектора», во Львов направляются около сотни «титушек»: «Мы готовы к обороне», — заявляет он. Справа вход в коридор охраняется подростками в балаклавах, рядом стоит коробка для пожертвований и висит список нужных для ополчения вещей. Постоянно подходящие горожане кладут деньги в коробку и заносят продукты. Здесь же устроен медпункт. «На всякий случай», — поясняет Любомир Палых, один из руководителей «Гражданской платформы». В вестибюле статуя одного из лидеров украинского национального движения, председателя Центральной рады Украинской народной республики (существовала в 1917–1920 гг. — The New Times) Михаила Грушевского: статуя укутана в флаг ЕС и обвешана плакатами. «Никто не обязан исполнять явно преступные приказы — статья 60 Конституции Украины», — написано по-украински на одном из них.
36_02.jpg
Активисты «Правого сектора» охраняют проход в контролируемую ими часть здания облгосадминистрации

Без Януковича и в Европе


**Вооруженное крыло бандеровского движения ОУН. Действовало в 1943–1949 гг. в Галиции, Холмщине, Волыни и Северной Буковине. Отдельные мелкие группы действовали до начала 1956 г.
Официальных сил правопорядка во Львове на  удивление мало. Тем не менее в городе присутствует ощущение безопасности, которого нет в Киеве. Появился некий консенсус горожан по поводу того, как строить совместное будущее — без Януковича и в Европе. Гражданская активность вышла на первый план, оттеснив бытовые проблемы, бедность и безработицу. Узкие улицы старого города обвешаны флагами Евросоюза и Украинской повстанческой армии** , на многих машинах также развеваются флаги ЕС и Украины. Возник даже гибрид, где голубая часть украинского флага затемнена и украшена звездочками Евросоюза. Политика снова стала важнейшей частью жизни обычных людей — в кафе, магазинах, офисах не выключаются телевизоры с прямой трансляцией киевского Майдана.

Здание администрации — символ киевской власти во Львове — силовые структуры области отдали без боя. «Я говорил с заместителем начальника УВД области, — рассказывает The New Times Любомир Палых, — и тот сам сказал, что они не допустят никаких провокаций со стороны центральных властей». Слова Палыха подтверждает один из членов «Правого сектора», живущий в палатке на местном львовском Майдане: «Да, милиция один раз заходила, оставили номер телефона, сказали, если «титушки» приедут или еще что, то звонить им сразу».

Милицию можно понять: большинство жителей Львова на последних выборах поддержали правую партию «Свобода», которая сейчас де-факто управляет областью — после того как губернатора вынудили уйти в отставку, правоохранительные органы фактически остались наедине с разгневанными горожанами. «Киев далеко, а им здесь жить», — говорит тот же активист.

В том, что местная милиция не будет исполнять приказы центральной власти о подавлении бунта, уверен и член Народного вече от «Свободы» депутат Андрий Холявка: «А даже если и будут, то у нас есть чем им ответить! Конкретнее объяснять я это для прессы не буду — это секрет».

Уже знакомый нам активист «Правого сектора» Микола, впрочем, позднее поясняет: в области многие люди имеют личное оружие и вполне могут прийти на помощь силам самообороны, если потребуется.

Из лояльных Киеву силовых структур в городе осталось лишь подразделение внутренних войск (ВВ), укомплектованное контрактными офицерами из разных частей страны. Ворота из расположения части были блокированы, когда в городе прошел слух, что ВВ получили приказ выдвигаться. «Здесь вокруг казармы люди живут, и они заметили, что в части началось движение, они на транспорт начали грузиться в полном боекомплекте, — рассказывает Юрий, один из старожилов баррикад на улице Ивана Рубчака рядом с военной частью. — Ну и они сразу, конечно, начали по телефонам звонить, писать в социальных сетях. Мы тогда одними из первых прибыли и просто встали перед воротами снаружи, чтобы вояк не выпустить». Сейчас все ворота части практически забетонированы смерзшейся ледовой массой и завалены автомобильными покрышками, которые можно в любой момент поджечь. Снести эти баррикады можно лишь с помощью тяжелой техники. Вахту несут посменно жители окрестных домов и просто сочувствующие, не принадлежащие к каким-либо партиям, — как правило, это взрослые хозяйственные мужчины, у многих из них есть свой бизнес, так что они знают, как структурировать жизнь вокруг себя: за считанные дни у снежных баррикад возникли палатки, самодельные печки-буржуйки, поленница с дровами, рации для переговоров и даже план осады части с аккуратно размеченными лагерями по периметру. Это основа среднего класса Западной Украины, которая, похоже, окончательно отвернулась от киевского правительства.


***Поместная католическая церковь восточного обряда, действующая на Украине и в большинстве стран украинской диаспоры.
«Мы здесь ради будущего наших детей. Мы устали от беспредела ментов, незаконных поборов и хотим жить в Европе», — объясняют The New Times активисты. «А если Янукович введет чрезвычайное положение и использует войска?» — «Мы будем сопротивляться», — спокойно отвечают они. Разговор прерывается приездом священников униатской церкви*** — раз в день они объезжают все баррикады для общего молебна.
36_03.jpg
Евромайдан у памятника Тарасу Шевченко. Львов, конец января 2014 г.

Две Украины

После захвата власти перед протестующими встал другой вопрос: что делать дальше? А если точнее, что делать дальше с Восточной Украиной? Этого пока не знают ни местные политики, ни активисты. «Восточная Украина — это наши братья. Украина должна быть единой. Они поддерживают Януковича только потому, что не понимают, кто это такой. Ну и еще там очень много просто пассивных людей с советским мышлением», — рассуждает Палых. Активист Юрий с баррикад на Рубчака говорит: «Запад сейчас идет на Восток. Вот мы у себя все устроим, потом придет очередь Восточной Украины. А потом, даст бог, и до России доберемся». Противопоставление Востока и Запада для Украины — не пустой звук. «Эта тема начала весьма активно муссироваться с приходом к власти Януковича (в 2010 году. — The New Times), — объясняет львовский журналист Владимир Сенатовский. — Конечно, и раньше были различия, в том числе язык и менталитет, но это не воспринималось как проблема. Именно с подачи Януковича и губернаторов Восточной Украины началась проблематизация украинской многоукладности».

Сенатовский приводит в пример «одиозного губернатора» Харьковской области Михаила Добкина: «Он открытым текстом говорил, что Восточная Украина своей промышленностью кормит Западную, где сидят бездельники и фашисты. Конечно же, это не так: большая часть этих старых советских заводов на Востоке существует только за счет субсидирования правительства». Еще один больной вопрос, продолжает Сенатовский, это язык: «При Януковиче стало так, что если ты говоришь на украинском, значит, ты националист. А если ты националист — значит, ты нацист. Значит, вся Западная Украина — это нацисты».

Такого рода тезисы, высказывания, штампы о бандеровцах и т.д. — все это постоянно крутилось в национальном телеэфире, поясняет львовский журналист. Хорошо известные теперь «титушки» — они тоже продукт пятиминуток ненависти: «Они ведь и вправду считают, что мы фашисты, а они просто наводят порядок».

«Если вопрос будет стоять так: либо Янукович и Таможенный союз, либо мы теряем Восток, то мы выберем второй вариант»

Соответственно, и с другой стороны — с Западной Украины — тоже появилась тенденция все упрощать и обобщать. Появилось мнение: «А может быть, нам и вправду лучше будет без Востока, там ведь все равно одни «титушки» и совки, и вообще Восток нас всегда будет тянуть вниз, в Азию, в Таможенный союз…»

«Разговоры о разделе или федерализации Украины — это разговоры в пользу Януковича и Путина, — считает Владимир Сенатовский. — Западная Украина демонизируется киевской властью, с тем чтобы в случае победы Майдана создать предпосылки для отделения Востока, где продолжит править клан Януковича и который, конечно, станет марионеткой Кремля, вроде Приднестровья или Абхазии. 15 млрд кредита, которые Путин дал Украине, они нацелены именно на то, чтобы удержать от банкротства все эти шахты и дряхлеющие советские промышленные гиганты Востока, чтобы сохранить базу поддержки Януковича».

Неподписанное Януковичем соглашение об ассоциации с ЕС ввело бы на Украине новые промышленные и технологические стандарты. Переход на них был бы непростым делом, и часть заводов пришлось бы закрыть. Но в конце концов, страна смогла бы интегрироваться таким образом в рынок ЕС и вообще в глобальный рынок. «Сейчас Восток получил передышку на некоторое время, пока хватит путинского кредита. Но потом все это повалится, и уже неконтролируемо», — уверен Сенатовский.

Львовские политики подчеркивают единство Украины как исходный пункт любых переговоров о ее будущем. «Проблема не в Восточной Украине — проблема в Януковиче», — говорит львовский депутат Андрий Холявка.

Тем не менее создается впечатление: «западенцы» готовы отдать Восток страны — если не получится по-другому. «Если вопрос будет стоять так: либо Янукович и Таможенный союз, либо мы теряем Восток, то, конечно, мы выберем второй вариант», — подтверждает Палых. С ним соглашается Юрий с баррикад: «В конце концов они там (на Востоке) тоже взрослые люди».

Так или иначе, жители Восточной Украины могут быть спокойны: эшелоны бандеровцев, которыми запугивает население пропагандистская машина, никогда не пойдут на Восток свергать местные администрации. Желающих воевать «за того парня» здесь, на Западе, нет.

…В центре Львова, у памятника Тарасу Шевченко, идет митинг с участием местных политических лидеров и просто известных в городе людей. Рядом со сценой висит растяжка с призывом: «Иван Франко был европейцем, будь и ты!» К городскому консенсусу по поводу будущего присоединилась и львовская мэрия, во весь фасад вывесившая баннер «Вольный город для вольных людей». Львов, одна из красивейших частей Европы, отторгнутая в пользу СССР по итогам Второй мировой, возвращается назад. Так во всяком случае кажется сейчас. 


фотографии: Егор Путилов

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.