Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#ЧП

#Только на сайте

«Единственное желание — встретиться с мамой и папой»

09.02.2014 | Светова Зоя | № 4 от 10 февраля 2014

Разговор с фигурантом беспрецедентного преступления

15-летний ученик 10 а класса 263-й московской школы Сергей Гордеев, расстрелявший 3 февраля из винтовки учителя и полицейского и захвативший в заложники одноклассников, находится в камере № 16 изолятора временного содержания (ИВС) № 1 в Северо-восточном административном округе г. Москвы. Здесь он проведет первые десять дней своего ареста. Корреспондент The New Times навестил фигуранта беспрецедентного для России преступления


10_01.jpg
Сергей Гордеев. До 13 февраля ему должны предъявить обвинение. Снимок из школьного альбома
Раньше на месте этого ИВС был детский сад. Это, наверное, единственный детский сад в Москве, который переоборудовали в тюрьму для административно задержанных и тех, кто ожидает отправки в СИЗО. Бежевые, свежевыкрашенные стены. Чистые белые потолки. Две железные кровати привинчены к полу. На кроватях — голубое одноразовое белье. Наволочки, простыни нетканые — такие обычно бывают в поликлиниках в хирургических кабинетах. У зарешеченного окна, накрывшись почти с головой темным солдатским одеялом, спит мальчик. На соседней шконке — его сокамерник, бородатый мужичок в клетчатой рубашке с красными от повышенного давления щеками.

Частичная амнезия

*ОНК Москвы — Общественная наблюдательная комиссия за местами принудительного содержания: ИВС, ОВД, СИЗО
Когда корреспондент The New Times, члены ОНК Москвы* и сотрудники ИВС заходят в камеру, Сергей просыпается. Он садится на кровати — бледное, даже скорее неестественно белое лицо, черные густые брови, густые темно-пепельные волосы — модная стрижка. Высокий — рост 1 м 82 см. Голубая рубашка, черные шерстяные брюки, черные же полуботинки на липучках. Отвечая на вопросы, Сергей спокоен, иногда улыбается, внимательно слушает, только пальцы рук, длинные, как у пианиста, выдают волнение. Чуть наклонившись вперед, он периодически сжимает пальцы и проводит правой рукой по левой.

У вас есть какие-то жалобы? В ИВС или на следственных действиях вас не обижали?

«Я здесь с понедельника. Нет никаких жалоб», — отвечает Сергей.

Что вы ели на обед? На ужин?

Не могу вспомнить.

«Кашу, суп», — подсказывает ему старичок, назвавшийся Павлом и сказавший, что ему 58 лет и осужден он на десять суток за небольшую кражу. Выглядит Павел гораздо старше и, похоже, посажен к Сергею Гордееву неслучайно: чтобы приглядывать за ним, вести «разговоры за жизнь». Павел — человек бывалый.

Гулять вас выводили?

Не было команды, — неожиданно по-военному четко отвечает Сергей. — Сплю хорошо. Еда нравится.

На вопрос, кто присутствует на допросах, кроме следователя и адвоката, Сергей отвечает: с ним беседовала психолог Ольга Макарова, а на допросе при составлении протокола был еще и педагог из школы.
  

Я в Бога не верю. Мне священник не нужен. Ходил раньше в церковь, но уже пять лет как не хожу  

 
Без веры

В камере нет никаких личных предметов — ни зубной щетки, ни пасты, на тумбочке — книга Богомила Райнова, болгарского детективщика, автора романов о разведчиках. Книгу выдали Сергею в ИВС, и он вроде бы ее читает, но, судя по ответу, без особого интереса. На тумбочке — пакетик шоколадных конфет. Кто передал? Кто-то из одноклассников. Родители в ИВС не приходили и сыну никаких передач не приносили.

В камере душно, пахнет табаком.

Вы курите?

«Нет, я не курю и не пью», — отвечает подросток. Павел объясняет, что это он балуется куревом, если нужно, откроет форточку. Но Сергею, похоже, духота не мешает: он мерзнет, говорит, что и ночью спит в одежде, не раздеваясь.

Не хотите, чтобы к вам пришел священник? Вы крещеный?

Да, я крещеный. Но я в Бога не верю, — твердым голосом отвечает Гордеев. — Мне священник не нужен. Ходил раньше в церковь, но уже пять лет как не хожу.

Я у вас в школе читал лекции о профилактике детской преступности. Как зовут вашего директора? — спрашивает правозащитник Андрей Бабушкин.

Сергей морщит брови, пытается вспомнить: «На ваши лекции я не ходил. Как зовут директора — не помню. Много событий за это время было… Я не все помню. А директор, кажется, Григорий Иванович.

Сколько вам лет? Когда у вас день рождения?

Мне 15 лет. 4 октября день рождения.

Скорпион по знаку Зодиака?

Нет, Весы.

В какой институт вы собирались поступать?

Хотел поступить на ядерную физику. Много было репетиторов. А теперь не знаю. Я же в тюрьме.

«Это еще не тюрьма, — поправляет подростка Бабушкин, — это ИВС».

Какая ваша любимая книга? Любимый фильм?

Нет такой. Много книг, фильмов. Долго рассказывать, — чуть раздраженно отвечает Сергей Гордеев.

Ему надоели вопросы. Хочется остаться одному, лечь на одноразовую голубую наволочку, закрыть глаза…

Про жизнь

Чем вы занимаетесь, когда вас приводят в камеру после допросов — ведь здесь нет ни телевизора, ни компьютера, ни компьютерных игр?

Думаю о жизни.

Вам привет от вашего одноклассника Ивана. Он за вас переживает. Что-нибудь ему от вас передать?

Спасибо. И ему обязательно передайте привет. Больше ничего не надо.

И все-таки, у вас есть какое-нибудь желание? Может, хотите, чтобы из дома вам передали фрукты, что-то вкусное? Какую-то книгу?

Единственное мое желание — встретиться с мамой и папой. Я говорил об этом следователю еще в понедельник.

Позвонить родителям следователь не разрешил?

Я не знал, что это можно. Адвокат мне не сказал.

А с бабушкой и дедушкой не хотите встретиться?

Нет, им про меня расскажут мама и папа.

...Сергей сжимает пальцы рук, наклоняет голову. Назавтра ему предстоит тяжелый день — его повезут в школу для проведения следственного эксперимента. На место преступления.

После предъявления обвинения будет назначена стационарная психолого-психиатрическая экспертиза и его, возможно, сразу же направят в Институт судебной психиатрии имени Сербского. До суда Сергей Гордеев будет находиться в московском СИЗО-5, где есть спецбокс для несовершеннолетних. Будет сидеть в камере на несколько человек. Вместе с обвиняемыми по такой же тяжкой статье, как у него, — с теми, кто совершил убийство, разбой, изнасилование...

Юристы говорят, что Сергею Гордееву грозит до десяти лет лишения свободы. По УДО может освободиться через шесть лет. Если, конечно, его не признают невменяемым и не отправят в психиатрическую больницу закрытого типа, откуда после нескольких лет и повторной экспертизы он сможет выйти на волю… 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.