Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

«Единственно возможное решение суда — оправдать всех подсудимых»

28.01.2014 | Светова Зоя

Во вторник на процессе по «Болотному делу» начали выступать адвокаты подсудимых

RIAN_02351174.LR.ru.jpg

Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади в Замоскворецком районном суде Москвы 22 января 2014 года

«Ни одно из доказательств не подтверждает вину подсудимых,- заявил адвокат Алексея Полиховича Алексей Мирошниченко. - Весь процесс - политически мотивирован».

Его коллега Ольга Григоренко, также защищающая Алексея Полиховича, подробно остановилась на имущественном ущербе в размере 28 млн. 228 тыс. рублей, который, согласно обвинительному заключению, должны возместить подсудимые. Адвокат Григоренко говорила о том, что «имеет место подмена понятий, нет доказательств, что это имущество уничтожено (речь идет о полицейской технике, спецсредствах и асфальтовом покрытии Болотной площади — The New Times).

По словам адвоката, в деле нет доказательств, что подсудимые причастны к повреждению переносных туалетов. И, более того, ни Алексея Полиховича, ни других подсудимых не за что судить - нет никаких объективных доказательств их вины.

Кроме того, после событий на Болотной площади 6 мая 2012 года Полихович был задержан в административном порядке, и административное дело в отношении него было прекращено.

Никто не может быть осужден дважды за одно преступление

Тема неправильной квалификации вменяемых подсудимым преступлений и «двойного вменения» звучала почти во всех выступлениях защитников.

Адвокат Степана Зимина Максим Пашков напомнил , что нельзя квалифицировать одно и то же деяние сразу по двум статьям - «участие в массовых беспорядках» и «применение насилия к представителю власти».

«Никто не может быть осужден дважды за одно и то же преступление», - дополнил коллегу адвокат Алексей Мирошниченко.

А адвокат Дмитрий Дубровин, который защищал Дениса Луцкевича и Александру Духанину-Наумову, обратил внимание судьи на то, что обвинению не удалось убедительно доказать состав преступления по статье 318 в отношении Луцкевича, поскольку «очевидно, что никакого насилия в отношении полицейского Троерина Луцкевич не совершал. Полицейский на суде говорил о том, что действия Луцкевича по «вытягиванию шлема» не принесли ему ни физического, ни нравственного страдания. А отсутствие удовольствия не может являться насилием», - заключил адвокат Дубровин.

Обвинения непонятны

Что же касается обвинений, вменяемых Александре Духаниной, то, как считает адвокат Дубровин, о них невозможно говорить, потому что непонятно, в чем ее обвиняют: обвинительное заключение не соответствует требованиям закона.

«Единственным возможным решением суда в данном процессе может быть только оправдательный приговор для всех подсудимых», - завершил свою речь Дубровин под аплодисменты публики. Правда Дубровин эти аплодисменты не услышал. Хлопали те, кто следил за выступлениями адвокатов в холле Замоскворецкого суда на первом этаже в маленьком «загончике для прессы».

Потом слово взял фотокорреспондент Дмитрий Борко, который был общественным защитником Александры Духаниной на протяжении всего процесса.

Видео - манипуляция

«Это дело очень показательно не только с точки зрения общественного значения, - сказал Бортко. - Вероятно, впервые в материалах дела находится такое количество визуальной информации. В качестве итога проделанной следствием работы по сбору огромного объема видеозаписей мы могли рассчитывать на создание подробнейшей, хронометрически точной картины событий, где отражены их последовательность, действия всех сторон и участников, а главное – логика и взаимосвязь отдельных эпизодов и поступков. Только таким образом, опираясь на видеозаписи, суд мог бы установить объективную картину произошедшего, мотивы и обстоятельства действий всех фигурантов дела».

На конкретных примерах он показал, что следователи и прокуроры использовали видео материалы в своих интересах, манипулировали ими, что привело к неверным оценкам происходивших 6 мая событий на Болотной площади. Поэтому-то, по словам Бортко, следует отнестись критически ко всем протоколам осмотра видео материалов, которые потом фигурировали на суде.

«Позвольте ей пойти учиться, а не в лагерь!»

В заключении своей речи защитник рассказал судье об Александре Духаниной. Он уверен, что осуждение этой молодой женщины будет большой ошибкой: «Представим себе девочку, проведшую детство в тихой уютной стране, а затем уехавшую из материнского дома учиться на родину. У нее есть родители, но со школьных лет она живет не в родительском доме, а с родственниками или опекунами. А затем и вовсе одна. Если бы эта девочка способна была рассказать публично о том, как она оказалась зажата совершенно одна в жуткой давке и испытанном чувстве страха и одиночества. О том, как ее прижало спиной к каменному парапету и чуть не выкинуло в воду. О том шоке, который она испытала, когда на нее, зажатую в центре толпы и совершенно не представляющую, что происходит дальше, за пределами этой толпы, вдруг вывалились закованные в броню омоновцы, сокрушая людей на своем пути и хватая тех, кто просто стоял рядом с ней. О чувстве ужаса и искреннего, почти еще детского негодования творящейся несправедливостью, и в отношении ее самой в том числе. О том, как она, привыкшая защищать себя сама, пыталась найти хоть какое-то решение. Увы, все это она способна была с чувством рассказать лишь мне, потому лишь, что мне чем-то удалось вызвать ее доверие.

В психологии есть понятие «зараженности» действиями. Особенно это характерно для детей и подростков. Оказавшись в совершенно незнакомой сложной ситуации и не имея собственного опыта, они часто механически копируют чьи-то действия. Даже если они оказываются неудачными, неверными, это дает столь ценный опыт, что в следующий раз человек уже сам способен выбирать свое собственное решение. Возможно, Александра в поисках спасения и кинула что-то. Возможно (а я отмечал на записи, что рядом с ней кто-то бросал бутылку еще до ее собственных действий), скопировала чье-то действие. Я думаю, что после всего, что произошло там и в последующем, у нее появился этот ценный опыт. И я уверен, что, окажись она в такой же ситуации вновь, ее выбор не будет связан с чем-то негуманным. Она не такой человек. Эта девочка, за время домашнего заточения нашедшая для себя новую профессию - врача-ветеринара (мы все видели учебники по биологи и медицине, которые она не раз приносила в суд), не способна на умышленное насилие в отношении кого-либо. Об этом говорит и заключение психолога, приобщенное судом к делу. Давайте просто позволим ей пойти учиться этому, добро и польза в нашем обществе только выиграют.

И еще раз повторю: 9 минут пребывания в хаосе и неразберихе, 9 минут страха и попыток как-то выбраться или защитить себя и шесть лет жизни, которые требует отнять у нее обвинение, - справедливое ли это соотношение?»

Свободу узникам Болотной!

Последним выступал адвокат Сергея Кривова Вячеслав Макаров. Его речь, также, как и речь его подсудимого в понедельник — была политической. Он говорил о том, что мы стали свидетелями «безнадежного дела, где аппарат подавления преследует инакомыслие». Также, как и другие защтники он просил судью Никишину только об одном — о полном оправдании всех подсудимых.

Судья Никишина продолжать прения не захотела, перенесла их на среду и быстро скрылась в совещательную комнату.

Публика, которая все пять часов следила за процессом в маленьком загончике для прессы на первом этаже, вышла на кресло Замоскворецкого суда и принялась скандировать: «Свободу! Свободу!» Их никто не останавливал. Из здания суда вышли адвокаты. Они сказали, что в зале № 410, где идет процесс, хорошо слышно, что происходит на улице и подсудимые очень рады, что в суд приходят люди, которые их поддерживают.

DSC01947.JPG

Вероятно, в среду 29 января отговорят все адвокаты, подсудимые выступят с последним словом и судья Никишина уйдет на приговор.

Каждый день к Замоскворецкому суду приходят люди. Их не так много, как бы хотелось. Несколько десятков. Но об этом деле не забывают и правозащитники. Сегодня члены Правозащитного Совета выступили с обращением.

«Первый групповой процесс по событиям 6 мая 2012 года вошёл в финальную стадию. Из двенадцати подсудимых лишь четверо попали под амнистию, восемь человек ждут приговора. Другие – ждут начала судов, - говорится в заявлении.

Прокуратура уже потребовала для Александры Духаниной (в замужестве Наумовой) и Сергея Кривова — шести лет общего режима; для Андрея Барабанова, Степана Зимина, Дениса Луцкевича, Алексея Полиховича и Артема Савелова — пяти с половиной лет; а для Ярослава Белоусова — пяти лет.

По традиции, суд может «слегка» уменьшить прокурорские аппетиты, следующие инстанции – «отщипнут» ещё немного, чтобы показать гуманность.

Любой приговор, оставляющий «узников Болотной» на годы в заключении, будет воспринят российской и международной общественностью как жестокая и циничная показательная расправа.

Общеизвестно, - а услышанное и увиденное за полгода в суде это еще раз подтвердило: никаких массовых беспорядков в тот день в Москве не было. Это тем более при сравнении тех событий  с противостоянием на улицах Киева. Физический и моральный ущерб, понесенный представителями сил правопорядка, ничтожен по сравнению с масштабами столкновений вечером 6 мая около Болотной площади, и с жестокостью, которую проявляли сами полицейские и бойцы спецподразделений. Процесс показал – нет никаких доказательств того, что обвиняемые нанесли какой-либо заметный потерпевшим.

Всё это отлично понимают и суд, и власти, и общество, и эксперты.     

В случае обвинительного приговора власть, несмотря на все её предыдущие шаги, покажет, что она выбрала курс на конфронтацию с гражданским обществом.

Обращение подписали: 

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие» 

Валерий Борщев, член Московской Хельсинкской группы

Юрий Вдовин, заместитель председателя общественной организации «Гражданский контроль»

Олег Орлов, член Совета Правозащитного центра «Мемориал»

Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения «За права человека»


Фотографии: Рамиль Ситдиков/РИА-Новости, Антон Литвин

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.