Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Процесс

#Суд/Тюрьма

#Только на сайте

Дело о фонарном столбе: дубль два

27.01.2014 | Светова Зоя | № 2 от 27 января 2014

Суд над Иваном Белоусовым: найти доказательства вины, которых нет

23 января Мосгорсуд продлил до мая арест студенту Ивану Белоусову, осужденному на 6 лет за подрыв фонарного столба на Манежной площади в Москве в декабре 2007 года. Верховный суд РФ отменил приговор по его делу, но в нарушение закона следователи предъявили студенту более тяжкое обвинение, и теперь ему может грозить новый срок


42_01.jpg
Злосчастный фонарный столб, подорванный неизвестными в декабре 2007 г. на Манежной площади в Москве
История 26-летнего Ивана Белоусова, наверное, войдет в юридические учебники примером того, как однажды суд попытался разрушить существующую связку следствие-прокуратура-суд и что из этого получилось. В мае 2013 года судья Тверского районного суда Москвы Александра Ковалевская, к которой попало дело Белоусова после отмены приговора Верховным судом РФ в январе 2013 года, не решилась вынести оправдательный приговор. Удивительно, но обвинительный приговор она выносить тоже не захотела. Отправила дело в прокуратуру «для устранения препятствий его рассмотрения судом».

Поворот к худшему

В кулуарах Тверского районного суда корреспонденту The New Times объяснили: вынося свое неординарное решение, судья Ковалевская очень надеялась, что «дело Белоусова» умрет в прокуратуре, то есть прокуроры его закроют и в суд оно больше не вернется. Тем более что и так большую часть своего срока Белоусов уже отсидел.


*В лице следователей 7-го отдела Следственной части ГСУ ГУ МВД России по городу Москве.
Но все получилось иначе: московская следственная машина* не пожелала признавать свои ошибки и, не собрав никаких новых доказательств вины Белоусова, надеется во второй раз передать дело в суд. Упорство следователей поражает воображение: Белоусов был осужден по двум статьям УК РФ — по 213 («хулиганство») и по 222 ч.1 («хранение взрывчатых веществ»). Первая статья подходила под декабрьскую амнистию, а срок давности по второй статье кончался в ноябре, то есть у следствия была возможность сохранить лицо и исполнить закон. Прекратить дело и отпустить Белоусова домой.

Следователи же поступили иезуитски и, как считает адвокат Анна Ставицкая, незаконно: 9 декабря 2013 года следователь упомянутого 7-го отдела Московского следственного управления капитан юстиции Андрей Волков предъявил Белоусову новое обвинение, более тяжкое — по ч. 2 ст. 222 УК РФ («незаконное хранение, перевозка и ношение взрывного устройства группой лиц по предварительному сговору»).

«Следователи не имели законных оснований для предъявления Белоусову более тяжкого обвинения. В уголовно-процессуальном праве недопустим поворот к худшему, — объясняет адвокат. — Белоусов не виноват, и нам удалось собрать очень много доказательств его невиновности. Последнее доказательство — фотовидеотехническая экспертиза ФСБ РФ, проведенная по запросу следствия, по сути, подтверждает алиби Белоусова. Но поскольку подрыв фонарного столба произошел рядом с Кремлем и за него пять лет назад уже был осужден Белоусов, следствию совсем не хочется признавать, что осудили не того и что настоящие преступники, быть может, разгуливают на свободе».

Как создавалось дело


История Ивана Белоусова началась 27 декабря 2007 года на Манежной площади в Москве. В 17.58 неустановленные лица взорвали один из фонарных столбов рядом с входом в Торговый центр «Охотный Ряд». От взрыва никто не пострадал. По горячим следам виновных не нашли, и почти через год следствие стало разрабатывать версию «экстремистского взрыва». По информации, которую оперативники из Следственного управления по Москве считали с валидаторов в метро, 27 декабря 2007 года в 16.21 четверо студентов заходили в метро «Охотный Ряд». У них дома следователи провели обыски, привезли их на допрос на Петровку, заставляли или признаться в подготовке взрыва, или оговорить своих приятелей**.

Один из четырех студентов Илья Скляр рассказал следователям, что в тот день он вместе с Иваном Белоусовым подходил к фонарному столбу и Белоусов поставил там белый полиэтиленовый пакет, после чего они ушли. Правда, Скляр на следствии говорил, что не знает, что было в пакете, а на суде вспомнил, что в пакете были стаканы, из которых они выпивали медовуху. Никто из других свидетелей, допрошенных на суде, версию Скляра не подтвердил.

Судья Елена Сташина приговорила Ивана Белоусова к 6 годам лишения свободы — на основании показаний Скляра и на основании видеозаписи с камеры видеонаблюдения, на которой видно, что примерно в 16.21 к фонарному столбу подходят двое, стоят около него несколько минут, потом якобы оставляют какой-то предмет и отходят. Из-за плохого качества видеозаписи разглядеть людей оказалось невозможно.
42_02.jpg
Уже пять лет Иван Белоусов доказывает свою невиновность в суде. Тверской районный суд г. Москвы, 2009 г.

Верховный суд против судьи Сташиной

Ивана Белоусова отправили отбывать срок в колонию в Краснодарском крае, а его мать и тетя стали бороться за изменение приговора. 23 февраля 2012 года зампредседателя Верховного суда Анатолий Петроченков передал жалобу адвоката Ставицкой в президиум Мосгорсуда, посчитав, что приговор по «делу Белоусова» заслуживает пересмотра. Президиум Мосгорсуда с Верховным судом не согласился. А защита Белоусова снова обратилась в Верховный суд. Другой зампредседателя Верховного суда РФ Анатолий Толкаченко обратил внимание на то, что суду не удалось установить время закладки взрывного устройства, и усомнился в законности вынесения приговора.

И наконец, 16 января 2013 года (через три года после вынесения приговора!) Верховный суд отменил его со следующей формулировкой: «Доказательства, подтверждающие вину Белоусова, в приговоре не приведены». Дело было направлено на пересмотр — снова в Тверской суд, но другому судье. Ивана Белоусова привезли из колонии в Бутырскую тюрьму, и все началось заново.

«При первом рассмотрении нашего дела у судьи Сташиной мы все находились в безумном психологическом напряжении, — вспоминает тетя Белоусова Наталья Зыкина. — На втором процессе атмосфера стала совершенно иной. Судья Александра Ковалевская внимательно слушала, удовлетворяла ходатайства защиты».

Судья Ковалевская очень надеялась, что «дело Белоусова» умрет в прокуратуре, то есть прокуроры его закроют и в суд оно больше не вернется 

Экспертиза для алиби

На втором судебном процессе сторона защиты заказала экспертизу видеозаписи со второй камеры видеонаблюдения, которая была установлена на гостинице «Националь». На первом процессе судья Сташина отказалась истребовать, изучить и приобщить ее к делу.

Перед экспертом были поставлены три вопроса: в какое время на видеозаписи с камеры слежения наружного видеонаблюдения с гостиницы «Националь» от 27 декабря 2007 года был зафиксирован взрыв? Возможно ли определить, находились ли возле места взрыва какие-либо лица с 16 часов 17 минут до 17 часов 58 минут (время взрыва. — The New Times). И третий вопрос: «Подъезжали ли какие-либо автомобили к Манежной площади непосредственно перед взрывом?»

«Изучив видеозапись, я установил, что с 16.17 до 17.58 к месту взрыва подходили или останавливались около него не менее 19 человек, — рассказал The New Times специалист Бюро независимой экспертизы «Версия» Сергей Подколзин. — Это противоречит версии обвинения, которое все время говорило о том, что Белоусов заложил взрывное устройство, взрыв произошел примерно через 1 час 40 минут и после Белоусова никто к столбу не подходил. Кроме того, следствие говорит, что к месту взрыва не подъезжала ни одна машина. А я установил, что машины были. В частности, за пять-восемь минут до взрыва подъезжала машина, джип, оттуда вышел человек, ушел в темноту, а потом произошел взрыв. Через 40 секунд после взрыва эта машина остановилась на углу гостиницы «Москва» и в нее сели два человека». Подколзин говорит, что судья Ковалевская слушала его рассказ, буквально затаив дыхание: «По-моему, судья была просто в шоке. Она поняла, что есть доказательства, которые подтверждают невиновность Белоусова. Я работаю в области судебной экспертизы 14 лет и после ознакомления с материалами дела могу сказать с уверенностью: это подстава, выбрали человека, вот этого Ивана Белоусова, и назначили его козлом отпущения. Это просто чудовищно».
42_03.jpg
Верховный суд отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение

Дважды в одну реку

21 мая 2013 года, через месяц после выступления на суде эксперта Подколзина, судья Александра Ковалевская вынесла постановление: «Обвинительное заключение и постановление о привлечении Белоусова в качестве обвиняемого по настоящему уголовному делу не соответствует требованиям закона, что препятствует рассмотрению дела по существу». Она возвратила дело прокурору города Москвы «для устранения препятствий его рассмотрению судом». Прокурор передал дело на новое расследование. Следствие длилось пять месяцев, дознаватели вызывали тех же свидетелей, которых допрашивали и в 2008 году. «Никаких новых сведений эти свидетели не сообщили, — сказала The New Times адвокат Анна Ставицкая. — Но что поразительно, на всех допросах — и такое впервые в моей многолетней практике — присутствовало по несколько оперативников МВД и ФСБ, и они чувствовали себя на допросах хозяевами».

Следствие обратилось в Институт криминалистики ФСБ с просьбой провести экспертизу видеозаписей с двух камер наблюдения — на Тверской, 4, и с фасада гостиницы «Националь».

Адвокат Ставицкая говорит, что выводы специалистов Института криминалистики ФСБ, по сути, также подтверждают отсутствие события преступления, то есть алиби Белоусова. «Эксперты указывают, что действия, которые производили люди, подходившие к фонарному столбу в то время, когда, по версии следствия, было заложено взрывное устройство, не похожи на действия по закладке ВУ».

Выводы специалистов Института криминалистики опровергают и приговор судьи Сташиной. В приговоре говорится, что «Белоусов осуществил закладку находящегося у него при себе в рюкзаке самодельного взрывного устройства, завернутого в полиэтиленовый пакет белого цвета», и произошло это около 16.23. Согласно же заключению криминалистов ФСБ, «объекты 1 и 2 (так эксперты называют человеческие фигуры на видеопленке. — The New Times), разместившие в 16.17.23 сумку на постаменте, в 16.23.03 сняли ее, поднялись на площадку с фонарями… и  вместе с сумкой (эксперты теперь называют белый предмет, видимый на пленке не пакетом, а сумкой. — The New Times) направились в сторону Исторического музея».

Сам Иван Белоусов сожалеет, что по молодости лет имел отношение к НСО (национально-социалистическое общество), за что, по сути, и пострадал

То есть по заключению экспертов, никакого белого пакета, как об этом написала в приговоре судья Сташина, на постаменте «объекты 1 и 2» не оставляли.

«Изучая действия этих людей, эксперты говорят, что они простояли около столба до 16.23. В материалах дела есть данные, что в 16.21.18 Белоусов был уже в метро, — говорит адвокат Ставицкая. — Получается, что теперь уже и специалисты ФСБ подтвердили невиновность Белоусова. Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин написал письмо прокурору Москвы Сергею Куденееву с просьбой признать незаконным постановление следствия о переквалификации действий Белоусова на более тяжкую статью. Мы надеемся, что прокурор Москвы не подпишет обвинительное заключение по новому обвинению Белоусова».

Сам Иван Белоусов за пять лет сильно изменился. Он неоднократно говорил корреспонденту The New Times, что сожалеет, что по молодости лет имел отношение к НСО (национально-социалистическое общество), за что, по сути, и пострадал. Сотрудники ФСБ, курировавшие его дело, очень хотели доказать, что взрыв фонарного столба совершили националисты. О том, что он и его семья все эти годы боролись за отмену приговора, Белоусов не жалеет, хотя если бы они смирились, то в ноябре 2014-го он бы уже вышел на свободу. А теперь ему может грозить новый срок.

«Я не виновен, — сказал The New Times Иван Белоусов в СИЗО «Бутырка». — У меня нет другого выхода, как доказывать свою невиновность. Я рад, что в моей невиновности уверены также и судьи Верховного суда, которые отменяли приговор, и уполномоченный по правам человека, который поддерживал мои жалобы. Отступать некуда. Будем бороться».

Получить комментарий следователя, ведущего дело Ивана Белоусова, не удалось. Его непосредственный начальник Чертоусов Виталий Сергеевич в телефонном разговоре с корреспондентом The New Times отказался отвечать на вопросы, сославшись на тайну следствия.


фотографии:  предоставлена Натальей Зыкиной, Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.