Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

ВС и дело ЮКОСа: правосудие во сне

26.01.2014 | Светова Зоя | № 2 от 27 января 2014


23 января Президиум Верховного суда России изменил приговоры по «делу ЮКОСа» и освободил Платона Лебедева из-под стражи. Через сутки, в 20.00 24 января соответствующие бумаги пришли в колонию в Вельске. Лебедев вышел на свободу и 25-го утром приехал в Москву


02_02.jpg
Платон Лебедев в Вельском городском суде во время рассмотрения его ходатайства об УДО. Июль, 2011 г.
«Мещанский и Хамовнический приговоры изменить, смягчить каждому наказание и по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания назначить Ходорковскому 10 лет и 7 месяцев, Лебедеву — 10 лет 6 месяцев и 22 дня», — зачитал судья Павел Серков решение Президиума ВС. 10 лет 6 месяцев и 22 дня — ровно столько уже и отсидел бывший глава банка «Менатеп». Почему решение приняли именно сейчас, тогда как, по словам адвокатов, и Московский городской и Верховный суды имели все законные основания изменить приговоры и раньше? Однако еще весной — Лебедеву и летом — Ходорковскому они скостили сроки всего на пару месяцев, и то потому, что за время «десяточки» и того и другого законодательство изменилось и уж совсем об этом забыть судам было как-то неприлично. В июле 2013-го Европейский суд по правам человека в Страсбурге вынес решение о том, что первое «дело ЮКОСа» должно быть пересмотрено и налоговые претензии на 17,4 млрд рублей, соответственно, незаконны. Председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву ничего не оставалось, как возбудить надзорное производство в силу «новых обстоятельств», каковыми является это самое решение Страсбурга. Но, как известно, Страсбургский суд нам не указ, и понятное дело, что пересматривать первое «дело ЮКОСа» никто в России не собирается.

В декабре президент Путин неожиданно помиловал Михаила Ходорковского — без признания им своей вины. Платон Лебедев тогда заявил, что писать прошение о помиловании не собирается — ему остается сидеть до мая, он и досидит. Ситуация складывалась крайне странная: один подельник на свободе, другой  по-прежнему сидит. Тогда-то, очевидно, Кремль и решил: пусть ситуацию «разруливает» Верховный суд России. Он и разрулил. В очередной раз подтвердив, что к правосудию его решения имеют лишь косвенное отношение.
  

Что совсем плохо, так это то, что Верховный суд взял за правило игнорировать решения Страсбургского суда  

 
Что совсем плохо, так это то, что Верховный суд взял за правило игнорировать решения Страсбургского суда. И не только плохо — смешно. Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев возбуждает надзорное производство, обращается в Президиум Верховного суда и сообщает, что-де Страсбургский суд постановил, что дело надо пересмотреть, и я, председатель Верховного суда, вроде бы так считаю, потому что решения международных судов для российских судов имеют приоритетное значение. Казалось бы, члены Президиума Верховного суда должны послушать своего председателя! Ан нет: вот она, судейская независимость: не видят судьи оснований для того, чтобы пересматривать «дело ЮКОСа», как об этом просит Европейский суд, и налоговые претензии на 17,4 млрд рублей остаются в силе. Ходорковский и Лебедев теперь на свободе — нехай дальше судятся. Вопрос — где? Все национальные и международные инстанции они уже прошли. Впрочем, адвокаты говорят, что можно попробовать оспорить решение Мещанского суда (он выносил приговор по первому «делу ЮКОСа»), подав соответствующее заявление в прокуратуру. Однако всем очевидно: 17,4 млрд — это та ловушка, которая не позволит Михаилу Ходорковскому вернуться в Россию. Что сам МБХ в интервью The New Times в день заседания Президиума Верховного суда прокомментировал так: «Я сигнал услышал. Я публично поставил вопрос (о том, что смогу вернуться в Россию, если будет закрыт вопрос о налоговых претензиях. — The New Times) — мне публично ответили, отказавшись исполнить решение Европейского суда. Это значит только одно: в России мне не рады». Что будет с Платоном Лебедевым — вопрос тоже открытый. Он серьезно и давно болен. Ходорковский считает, что ему надо уехать за границу — лечиться. Но у Лебедева нет заграничного паспорта. Дадут или нет — понятно, что этот вопрос будет решать не паспортно-визовая служба. Какую игру может затеять Кремль? Станет ли удерживать Лебедева в границах Отечества до июня, когда состоится решение Гаагского трибунала по иску миноритариев ЮКОСа о $100 млрд к РФ? Продолжит ли использовать его как заложника, дабы Ходорковский не изменил своего решения не заниматься бизнесом и политикой, о чем тот неустанно говорит в своих интервью? А возможно, Игорь Сечин пригласит его советником в компанию «Роснефть», где крутятся бывшие активы ЮКОСа? Или российская властная византия придумает что-то еще?


фотография: Tatyana Makeyeva/Reuters



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.