Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Боевое крещение

20.01.2014 | Константин Шиян, Киев

Киев, Майдан: ночь с 19 на 20 января. Репортаж The New Times

Разочарованные нежеланием оппозиции по-настоящему бороться с властью, народ на улицах в Киеве решил возглавить протест самостоятельно. Радикалы взялись за камни и дымовые шашки, милиция - за светошумовые гранаты, слезоточивый газ и дубинки. За пару часов происходящее стало напоминать площадь Тахрир в революционном Каире

RTX17LRP.jpg

Сторонники евроинтеграции во время столкновения с полицией 19 января 2014 года

Всю ночь в центре Киева на улице Грушевского горели автобусы беркутовцев, взрывались светошумовые гранаты и дымовые шашки, силы правопорядка распыляли слезоточивый газ. Здесь несколько часов продолжалась настоящая уличная война: митингующие забрасывали милицию камнями, палками и разбираемой прямо на ходу брусчаткой. Милиция отвечала газом, водометами, резиновыми пулями. Дубинки шли в ход с обоих сторон.

Киевская сечь

«Мне уже не страшно. Страшно было, когда изначально казалось, будто это всё снова устроили провокаторы. Но я там был. Это не провокация. Это война народа против власти. Людям нечего терять», - делился впечатлениями с корреспондентом The New Times 32-летний киевский менеджер по персоналу Олег.

«Война, все по-настоящему. Милиция ни фига не с народом, а народ не сможет спокойно разойтись по домам, потому что каждый митингующий знает: пойдет домой, ничего не добившись, - сядет в тюрьму», - добавляет 48-летний Тарас. В родном Львове он занимается изготовлением сувениров для туристов, а на Майдан приехал «защищать людей от произвола».

Быть в центре Киева этой ночью было страшно. Да и не только в центре. Локальные стычки между противниками режима и силовиками были даже в спальных районах: там активисты своими автомобилями блокировали десятки автобусов с подъезжающими в центр спецназовцами. Правоохранители не церемонились: машины активистов тут же разбивали, их водителей расстреливали резиновыми пулями и задерживали. Те в ответ бросали петарды.

Тем же, кто был в центре, не удалось ночью сомкнуть глаз. Двое парней с крыши одного из зданий на Грушевского кидали в толпу милиционеров коктейли Молотова. Когда до них добрались спецназовцы, то парней раздели догола, облили холодной водой, расстреляли в упор резиновыми пулями, а потом голых отпустили бежать по улице. Пострадавшими оказались парни из Кировограда. Их обогрели и одели уже на Майдане Незалежности.

К утру понедельника милиция задержала уже пару десятков протестующих. Демонстранты же в ответ стали брать в плен бойцов «Беркута» и удерживать их у себя. Сообщалось как минимум о двоих «задержанных». Милиция подсчитала, что за время активной фазы беспорядков демонстранты сожгли сразу шесть их автомобилей. Пострадало около 40 милиционеров. Почти все они были госпитализированы.

Подсчитать людей, пострадавших из числа демонстрантов, практически невозможно: активисты всячески избегают госпитализации, опасаясь репрессий. В МВД Украины уже заявили, что активным участникам беспорядков на Грушевского грозит до 15 лет тюремного заключения.

Кто виноват

Вчерашнее, уже восьмое «Народное вече», на которое оппозиция созывала людей, с самого начала было не таким, как все предыдущие воскресные собрания демонстрантов. Во-первых, на митинг пришло неожиданно мало людей: еще в субботу в Киеве казалось, что протестовать выйдет как минимум миллион горожан и гостей столицы, но по факту оказалось, что отстаивать свои права активным образом захотело не более 50 тыс. человек. Это даже меньше, чем было на «Вече» неделю назад. А ведь на этот раз официальная оппозиция собирала людей протестовать против сразу нескольких законопроектов, радикально ограничивающих гражданские свободы украинцев. Так, недавно Рада с нарушением всех процессуальных норм приняла законы, запрещающие украинцам ходить на митинги, покупать SIM-карты без паспортов, писать нелицеприятные вещи в Facebook, надевать маски на митингах, двигаться в автоколоннах, и т.д. Оппозиция надеялась, что на этот раз на улицы выйдет рекордное количество людей, и власти как-то придется с этим считаться.

Но улица решила по-другому. Те 50 тыс. человек, которые все-таки, несмотря на 8-градусный мороз, вышли на улицу, имели требования не только к властям, но и к оппозиции. Протестующие требовали появления среди лидеров парламентской оппозиции одного человека – не важно кого - который взял бы на себя ответственность за митингующих и право разговаривать с президентом Януковичем от их имени. Оппозиционеры замешкались: руководитель партии «Батькивщина» Арсений Яценюк заявил, что лидер Майдана - «украинский народ», а Виталий Кличко вновь как-то неубедительно заговорил о необходимости проведения досрочных выборов. Когда на сцене Евромайдана он заявил, что его партия собирается провести в понедельник совещание, ситуация вышла из-под контроля. Толпа освистала политика. Уличные командиры решили «забить» на пожелания оппозиционных лидеров и устремились пикетировать Верховную Раду. Кличко и остальные лидеры оппозиции стали убеждать людей этого не делать.

Активисты не слушались. «Пожалуйста, возьмите кто-то на себя ответственность. Нам нужен лидер протеста, а не кандидат на выборы в 2015 году», - говорил один из 40-летних, на вид, активистов Виталию Кличко в толпе. «Что нам делать, скажи! Бесконечно приходить и слушать ваши речи? Зачем? Нам нужны действия», - требовал другой демонстрант. «Вас никто не тронет, а нас распихают по тюрьмам. У нас нет пути назад», - объяснял третий.

Кличко и другие политики упорно отказывались брать на себя ответственность. Позже до Майдана стали долетать слухи, будто Арсений Яценюк и лидер «Свободы» Олег Тягнибок не собираются бороться с режимом «по-настоящему», поскольку их бизнес тесно связан с Партией регионов. Петр Порошенко - еще один потенциальный авторитет для демонстрантов - на акцию оппозиции в воскресенье попросту не пришел.

Случилось то, чего все ожидали, но о чем боялись говорить открыто: улица «заговорила», протест радикализировался. Те, с кем The New Times удалось поговорить на площади, уверенно заявляли, что не разойдутся по домам даже в том случае, если президент Янукович гарантирует им отсутствие репрессий. «О чем можно договариваться с этой властью? Янукович всегда обещал нам одно, а происходило другое. У нас нет пути назад», - сказал The New Times 26-летний Богдан из Тернополя, принимавший участие в ночных столкновениях.

Успокоиться нельзя воевать

Всех задержанных активистов МВД собирается судить по обвинениям в организации массовых беспорядков. Задержанным грозит до 15 лет тюремного заключения. Следствие в отношении десятка активистов уже началось.

Впрочем, гражданские активисты вчера вечером заставили-таки Виталия Кличко выступить от их имени в качестве переговорщика с оппозицией. Президент Янукович позвонил Арсению Яценюку, заявив о готовности сесть за стол переговоров и отправив за Кличко спецавтомобиль. Лидер партии УДАР съездил в резиденцию к президенту в Межигорье и сообщил, что тот «обеспокоен» и активно следит за ситуацией. Стороны договорились обсуждать вопросы перемирия уже в понедельник. Ответственность же за происходящее на улице Грушевского взяла на себя радикальная фанатская группировка «Правый сектор», принимавшая участие и в штурме Администрации президента на Банковой улице 1 декабря прошлого года.

Тем временем США и ЕС требуют и от властей, и от демонстрантов немедленно прекратить насилие. «Правительство ослабило основы украинской демократии, введя уголовную ответственность за мирные протесты и лишив гражданское общество и политических оппонентов защиты", - говорится в заявлении пресс-секретаря Совета национальной безопасности США Кейтлин Хайден. Администрация президента США призвала правительство пойти на компромиссы.

Но вряд ли на компромиссы теперь готова идти улица. Один из лидеров оппозиции «второго плана», бывший руководитель МВД и политзаключенный Юрий Луценко говорит, что сейчас на улицах решается, «будет ли у нас свободная Украина». «Янукович понимает только язык силы. Лидеры оппозиции смогут добиться требований Майдана лишь в том случае, если и в понедельник, и во вторник, и в среду в центре украинской столицы будут находиться сотни тысяч людей. Тогда политики будут лишь исполнителями вашей воли относительно перезагрузки власти», - убежден Луценко. Экс-министр призвал всех выходить на Майдан.

В перспективу переговоров власти и оппозиции не верит и политолог Юрий Романенко. «Пока что все выглядит так, что власть концентрирует силы, чтобы создать необходимый перевес. Поэтому так быстро пошла на переговоры. Ей нужны сутки, чтобы сконцентрировать все боеспособные силы ОМОНа вокруг Киева. Плюс штурм под утро гарантированно попадает в прайм-тайм на Западе, как 11 декабря», - пояснил эксперт The New Times. По его словам, новая активная фаза противостояния может начаться вечером в понедельник.

«Вопреки желанию оппозиции и, возможно, многих умеренных активистов, у нашего протеста теперь есть боевое крыло. Это данность. Теперь с этим крылом надо работать. Если протест уже не мирный, то пускай он хотя бы будет контролируемым. Оппозиция отстает от площади на два такта. Надеюсь эта ночь прочистит ей мозги. Я не знаю в плюс сыграют сегодняшние события или в минус, но уж точно подстегнут ситуацию. При этом может оказаться, что язык силы и агрессии - единственно понятный членам власти. Да и Запад скорее всего зачешется. Ночь была эпичная», - резюмирует в интервью The New Times политический обозреватель Liga.net Сергей Высоцкий.


Фотография: REUTERS/Valentyn Ogirenko



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.