Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Ноябрьские тезисы

12.11.2007 | Колесников Андрей | № 40 от 12 ноября 2007 года

Ноябрьские тезисы.
Церковные идеологи ставят День народного единства выше Дня Победы


Д
искурс иерархов Православной церкви при всей их внешней склонности к «экуменическим» высказываниям радикализируется. Они чувствуют поддержку государства и готовы платить ему той же монетой. Особенно отчетливо это проявилось 4 ноября, в день мутного праздника окончания Смутного времени. Кстати, на этот счет у митрополита Кирилла, главной «говорящей головы» церковного официоза, политико-православного Суслова, нашлись специальные слова: «С критикой нужно относиться не к тому, что будто бы из-за малоизвестного события установлен государственный праздник, а к тому, что даже сегодня величайшее событие в истории нашего народа остается малоизвестным и малопонятным для современников». Вероятно, не слишком внушаемый народ попался администрации президента и церковным иерархам — не сразу понял смысл праздника: приходится объяснять несколько раз и медленно…

Иерархи все время с кем-то полемизируют. Официальная Церковь находится в состоянии дискуссии. Не только с непонятливым народом, но и с оппонентами — на Западе (пропагандируют концепцию универсальных прав человека, девальвируя понятие греха) и внутри страны (не хотят дарить Церкви светскую среднюю школу). Однако в полемическом запале даже такой опытный и нередко иезуитски сдержанный полемист, как митрополит Кирилл, избыточно увлекается историческими сравнениями. В его версии победа над фашизмом в 1945 году меркнет перед победой над поляками в 1612-м. Сказано непосредственно с амвона Первого канала: «То, что произошло в XVII веке, было страшнее того, что произошло во время Великой Отечественной войны, потому что враг в Москву не вошел (в 1941—1945 годах. — The New Times), Гитлер в Кремль ногой не ступил, немцы не разложили вертикаль власти, враг не спровоцировал внутренних столкновений, которые полностью бы ослабили нашу страну… А в те далекие времена все было иначе, почему и время называлось Смутным».

Словом, в представлении Церкви иерархия отечественных праздников радикально поменялась: отныне не День Победы, а День народного единства, освященный авторитетом официального православия, — главный праздник. И вот уже согласно указаниям Патриарха Алексия «единство Церкви Христовой» полностью отождествляется с единством «нашего народа, ибо в этом наше с вами будущее». Если буквально прочитывать сказанное, то наше с вами будущее — монорелигиозное и государственно-вертикальное. Вcе это замечательным образом соотносится с конструкцией гражданского собора и национального лидера, придуманной в недрах Старой площади и «Единой России» и призванной заменить собой легальную власть, чьи полномочия и компетенция закреплены в действующем Основном законе.

За день до светлого праздника изгнания поляков митрополит Кирилл выступил в кругу старых товарищей на конференции «Церковная жизнь» в рамках выставки-форума «Православная Русь» и был не менее откровенен, чем с многомиллионной аудиторией Первого канала телевидения. Отвергнув обвинения в клерикализации общества («участие духовного сословия в управлении государством и политическими процессами»), он немедленно вошел в противоречие со своими собственными словами, отождествив всякую стоящую жизнь с церковной жизнью: «С точки зрения верующего человека, церковная жизнь объемлет все сферы человеческой активности, включая частную и общественную, потому что Церковь — это универсальный способ бытия человека в мире… Законы, на которых строится церковная жизнь, становятся ориентирами для всякой человеческой деятельности… Никто не может лишить Церковь, состоящую из иерархов, клира и десятка миллионов мирян, права выносить любые суждения о жизни общества и влиять на эту жизнь».

В одном из своих установочных выступлений, клеймящих западную цивилизацию за универсализм прав человека, Кирилл утверждал, что нравственно безответственное поведение не может быть частным делом индивидуума, потому что его грехи затрагивают интересы других людей. И это правда. Только вот согласно Конституции вера человека в Бога как раз и является его частным, а не публичным или общественным делом. И в это пространство нет хода даже митрополиту Кириллу с его проповедью праздника 4 ноября.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.