Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Политика

Тео Ангелопулос "Кино - искусство, а не бизнес"

12.11.2007 | Артур Соломонов | № 40 от 12 ноября 2007 года

Маленький город на юге страны. Здесь проходит фестиваль детских театров. Спектакли незатейливы до такой степени, что даже детям приходится мобилизовать всю свою наивность, чтобы поверить, что этот хилый старичок — матерый молодой волк, а вот эта женщина с грустными глазами — Пеппи Длинный Чулок.  

Вереница спектаклей производила впечатление неизгладимое. Принцессы-пенсионерки, пожилые Незнайки, потрепанная Жучка, которая в злобном лае, казалось, выражала тоску о своей театральной судьбе: безысходно, десятилетиями приходится играть одну и ту же роль, а если повезет, то сменить Жучку на Мышку, и каждый вечер источать для детей добро и нежность, которых давно не осталось… Развеселые детские спектакли оставляли тяжелое впечатление человеческой трагедии их создателей.
В самом нелепом положении оказались театральные критики, которые были вынуждены обсуждать эти театральные произведения, находя в них и оригинальную стилистику, и сверхзадачу, определяя особое положение той или иной «Репки» на всероссийском театральном огороде. Трудно забыть восторженное обсуждение спектакля «Царевна-лягушка». Один критик, вяло цедя слова, вещал: «В этом спектакле очевидно влияние эстетики постмодернизма. Вы посмотрите на Лягушку! Я не ошибусь, если предположу, что актриса, ее исполнявшая, внимательно изучила фильмы Ингмара Бергмана, его мятущихся от страсти и одиночества героинь»… «Позвольте возразить! — перебивал другой критик. — Спектакль «Царевна-лягушка» находится не в русле эстетики постмодернизма!»
Мне было лет 19, я каким-то чудесным образом попал в члены этого жюри — видимо, должен был представлять что-то среднее между юным и взрослым зрителем. Когда очередь на обсуждении доходила до меня, я бормотал что-то вроде: «Столь сложные эстетические коды, какие были явлены Знайкой и Незнайкой, я пока расшифровать не в силах»…
Фестиваль «Большая перемена», который прошел в Москве, дает повод поговорить о том, куда же плыть детскому театру. Приходится признать, что наши театры общаются с детьми, как со слабоумными взрослыми. Конечно, есть исключения, но большинство детских театров отстаивает именно этот печальный эстетический принцип. У нас для детей большей частью ставят спектакли те, кто чужд любому эксперименту и считает консерватизм единственно возможным способом существования детского театра.
В Германии, которая на данный момент является ведущей театральной державой, отношение к театру для детей совсем иное. В репертуаре берлинского Grips Theater есть такие спектакли, которые невозможно представить в наших ТЮЗах. Например, спектакль «С сегодняшнего дня тебя зовут Сара» — про времена Третьего рейха. Постановки для «детей, которых не понимают взрослые». Спектакли для подростков, тема очевидна. Политические спектакли — финал одного из них переписывается каждый раз, когда в Германии меняется ситуация.
У Grips Theater идеалистический девиз: «Театр, который делает детей смелее». С детьми общаются серьезно, не предлагая, конечно, совсем взрослый уровень разговора, но и без всякого сюсюканья.
Современные дети, которые знакомы с интернетом, кино, новыми технологиями, являются носителями нового сознания. Мне кажется, исследование путей те


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.