Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

«Волнительно, как в поэме Блока»

05.12.2013 | Жанна Ульянова

На процессе по «Болотному делу» продолжается допрос свидетелей защиты

На процессе по «делу двенадцати» 5 декабря допросили оппозиционера Бориса Немцова. Он, как и предыдущие свидетели защиты, весьма аргументированно доказывал, что никаких «массовых беспорядков» на Болотной не было. У выступивших вслед за ним случайных свидетелей событий 6 мая 2012 года аргументы оказались куда менее убедительными

RIAN_01113481.LR.ru.jpg

Борис Немцов (в центре) перед началом шествия «Марша миллионов» по Большой Якиманке до Болотной площади 6 мая 2012 года

В Никулинском суде Москвы постоянные посетители процесса по «Болотному делу» отмечали памятную для них дату – день сталинской Конституции. 5 декабря 1936 года был принят Основной закон СССР. «Мы живем по этой Конституции», – говорил кто-то в толпе у зала суда. На процесс – четыре дня в неделю шесть месяцев подряд – продолжают ходить только борцы с «кровавым режимом», привыкшие по любому поводу и даже без него проводить параллели со сталинскими «тройками». Адвокаты на такие аналогии дружелюбно кивают и отходят в сторонку. О другой дате – второй годовщине начала протестов «за честные выборы» – нынешние борцы, похоже, забыли.

«Прямо Голливуд»

В рамках начавшегося на этой неделе представления доказательств со стороны защиты адвокат Марии Бароновой Сергей Бадамшин просил суд заслушать показания сопредседателя РПР-ПАРНАС Бориса Немцова, недавно избранного депутатом ярославской облдумы. Судья Наталья Никишина разрешила. Немцов стал очередным профессиональным оппозиционером, выступившим в пользу двенадцати подсудимых, которых защита называет случайными жертвами полицейского произвола на Болотной площади. Ранее в суде выступили Алексей Навальный, Сергей Давидис, Илья Яшин.

«Привет, ребята!» – поздоровался Немцов с обвиняемыми в клетках. Подсудимые Степан Зимин, Алексей Полихович, Владимир Акименков, Денис Луцкевич безучастно погрузились в чтение журналов.

«Движение было бодрое, настроение у всех хорошее, – описывал Немцов шествие по Якиманке к Болотной площади 6 мая 2012 года. – Нас было очень много, больше 100 тысяч человек. Возле кинотеатра «Ударник» мы увидели цепи полицейских, прямо Голливуд». Оцепление полиции, по словам оппозиционера, нарушало договоренности с мэрией Москвы о маршруте шествия и схеме митинга: на повороте с Малого Каменного моста на площадь полицейские искусственно создали «пробку», перекрыли и саму площадь. «Места не хватало, мы все не могли поместиться. Мы остановились, чтобы полицейским было понятно, что мы не собираемся устраивать прорыв на Кремль. Мы сели на асфальт», - продолжил свидетель. Затем полицейские в оцеплении сделали несколько шагов, и началась давка, причиной которой Немцов считает действия полиции.

«Я человек физически здоровый, но мне показалось, что в этой давке невозможно дышать. У парня рядом со мной пошла пена изо рта. Он меня узнал и успел сказать: «Спасите меня», – рассказал Немцов. После этого он направился к сцене, установленной для митинга: «Я хотел увести людей из этого кошмара. Я взял мегафон, обратился к людям, но обращался недолго: меня задержали, и я оказался с Навальным в автозаке».

Беспорядков и потасовок Немцов на Болотной площади не видел, призывов к беспорядкам не слышал. «Это не то, что мы видели на Украине, – пояснил он и подчеркнул, что полиция «боялась майдана» и вела себя неадекватно. - Манифестация была за день до инаугурации Путина... Протесты начались в 2011 году, против фальсификации выборов, президентские выборы прошли с фальсификациями».

Подсудимые продолжали читать, не обращая внимания на речь политика. Только обвиняемый Сергей Кривов, тоже член РПР-ПАРНАС, внимательно слушал и заносил что-то в блокнот. Его адвокат Вячеслав Макаров попросил Немцова дать характеристику его подзащитному. «Мы с ним коллеги, если кто не знает, оба кандидаты физико-математических наук, он состоит в «Солидарности», РПР-ПАРНАС, он хороший человек», - ответил Немцов.

Кривов спросил у Немцова, как и у всех предыдущих свидетелей, про нагрудные жетоны у полицейских, которых никто не видел. Кривов и Макаров ведут отдельную линию защиты, доказывая суду, что полицейские действовали не по уставу – не представлялись по требованию, не имели жетонов, что мешало их идентифицировать как сотрудников правопорядка. Пока эта линия защиты ни к чему не привела, как и 64 дня голодовки Кривова с единственным требованием – предоставить ему протоколы судебных заседаний.

Гособвинители, редко демонстрирующие интерес к процессу (прокурор Смирнов обычно не отрывается от телефона, прокурор Стрекалова рисует, иногда отвлекаясь и шепча что-то на ухо Смирнову, а прокурор Костюк читает), на этот раз попросили суд исключить показания Немцова из материалов дела. «Вы были на заседаниях суда, когда допрашивали свидетелей обвинения?» – спросила Костюк. «Вы все про меня знаете лучше меня», – с улыбкой ответил Немцов. По мнению Костюк, свидетель защиты слышал показания свидетелей обвинения, что могло повлиять на его показания. Защита в ответ объявила, что исключение из материалов дела выступления свидетеля Немцова будет «ярчайшим примером стеснения права защиты на представление доказательств».

Судья Никишина отклонила ходатайства обвинения, но позволила прокурорам дополнительно допросить Немцова. Дополнительный допрос превратился в схватку.

«Пока вы сидели, кто-то также призывал сесть?» – спросила прокурор Костюк. Тут вмешался адвокат Макаров, посчитавший, что слово «также» в вопросе обвиняет Немцова в таких призывах. «Я хочу ответить, - вступил в спор свидетель Немцов. - Сидело немного людей. Отмечу, никаких массовых беспорядков не было. Я понимаю, вам это неприятно слышать, но это правда». Костюк продолжала задавать вопросы о призывах к беспорядкам, адвокат Аграновский протестовал, Немцов все отрицал. Дискуссию прервала судья Никишина, которая припомнила защите затягивание допросов свидетелей обвинения и велела Немцову отвечать на вопросы прокуроров.

«Мы делаем правое дело, боремся с жуликами и ворами, власть боится собственного народа», – отклонился от темы Немцов и предложил прокурорам «погуглить» события 6 мая. Костюк не сдавалась: есть ли видеозапись, которая подтверждает, что полиция устроила давку? «Видел запись, эта запись есть в Следственном комитете, могу вам сообщить хорошую новость. На ней видно, что полиция делает шаг, и толпа сжимается», - заверил свидетель.

Костюк перешла к выяснению действий подсудимой Бароновой.

- Маша Баронова была рядом, вела себя как обычно — бодро, – сообщил Немцов.

- Поясните, – потребовала прокурор.

- Баронова все время что-то активно говорит, я к ней уже привык,- сказал политик.

- А что она говорила?

- Ну, это Маша Баронова, вы можете себе представить, что она говорит. Если запоминать все, что она говорит, можно сойти с ума. Она себя вела как обычно, с кем-то спорила. Вы Баронову спросите, – окончательно отбился Немцов.

Раскрасневшаяся Костюк снова погрузилась в чтение, и Немцова отпустили.

«Граждане России куда-то шли»

Адвокат Степана Зимина Сергей Панченко вызвал в зал суда Альнура Валиева, разработчика сайтов, который пришел 6 мая 2012 года на Болотную площадь, чтобы фотографировать людей. «Я как бы люблю фотографировать. Как бы там все немножко радостные были. Ну, просто людей я видел, и все», – начал свидетель Валиев. Однако выяснить, что именно он видел, оказалось для защиты серьезной проблемой. «Ну, я тогда немножко молод был, пришел не для участия (в акции). На Болотной площади было так волнительно, как в поэме Блока «Двенадцать», – объснял Валиев. Судья Никишина опустила голову.

Защита пригласила Валиева в суд в связи с тем, что 6 мая он был задержан около 18.00 – то есть еще до беспорядков, которые, по версии обвинения, начались в 18.30. Когда Валиева сопроводили в автозак, там уже находился Зимин, которого Валиев там и сфотографировал. Эти обстоятельства, по словам адвокатов, доказывают, что Зимина задержали до начала беспорядков, следовательно, он не мог в них участвовать.

Но Валиев так и не смог узнать в Зимине человека, с которым был в автозаке. Свидетель прошел вдоль клеток, в которых сидели подсудимые, улыбнулся и пожал плечами. Защита сдалась.

Инициативу взяла на себя судья Никишина, которая буквально вытягивала из Валиева показания — в то время как адвокаты над ним уже просто смеялись.

- Вы видели конфликты? – начала Никишина.

- Ничего там не было. Я испугался бы, – ответил Валиев.

- А вы с какой целью прибыли сегодня в суд? Может, вы попытаетесь вспомнить, что вы видели? – спросила судья.

- Видел людей, люди шли, – отвечал свидетель.

- В каком направлении? – уточнила Никишина.

- Граждане России куда-то шли, – окончательно смутился Валиев.

- Та-ак. «Граждане России куда-то шли», – повторила Никишина и, не выдержав, рассмеялась.

- Они хотели выразить эмоции, лозунги. Они хотели свободы, – старался как мог свидетель.

- Вы с кем-то там познакомились?

- У нас, у молодых, это не считается знакомством. Особо не спрашивали имена.

- Вам удалось сделать какие-то кадры?

- Исторические события.

- Вы что снимали? Людей, портреты или иные кадры? Вы можете описать?

- Ничего запоминающегося не снял.

- Находясь в автозаке, что вы сняли?

- Растерянные, вопрошающие лица.

- Вы кого-то из вопрошающих лиц потом встречали?

- Нет.

Никишина тоже сдалась. Адвокат Панченко просил суд приобщить к делу фотографии, снятые Валиевым. Но на снимках не были указаны дата и время.

Зато следующий свидетель, замдиректора строительной компании по финансам Елена Краснова, которая также была в автозаке вместе с Зиминым и Валиевым, наконец-то узнала подзащитного Панченко. Она сообщила, что тоже была задержана около 18.00 и о начале беспорядков узнала от полицейских, когда уже находилась в автозаке. Адвокат Панченко торжествующе улыбнулся.  


Фотография: Илья Питалев, РИА-Новости




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.