Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

Безвыходная акция

03.12.2013 | Жанна Ульянова

Репортаж The New Times с суда по «Болотному делу»

В Никулинском суде Москвы, где слушается дело о «массовых беспорядках» на Болотной площади, 3 декабря давали показания оппозиционер Илья Яшин и один из технических организаторов акции Виктор Захаров, пострадавший от полицейских дубинок. Оба заверили суд, что никаких беспорядков не было, а прорыв оцепления спровоцировали сами полицейские


400_RIAN_01114059.LR.ru.jpg
Илья Яшин (слева) во время шествия "Марш миллионов" 6 мая 2012 года

В небольшой толпе перед залом Никулинского суда тревожно бродил адвокат Руслан Чанидзе, представляющий интересы подсудимого Леонида Ковязина. У адвоката был праздник — учрежденный президентом Путиным в феврале 2008 года День юриста, - но его никто не поздравлял. Так и не дождавшись поздравлений, Чанидзе сам поздравил судебных приставов, объяснив окружающим: «Они тоже юристы». Приставы благодарно кивнули и сопроводили в зал подсудимых в наручниках.

«Кто вам дал разрешение уйти?!»

На этой неделе процесс, продолжающийся шестой месяц, перешел в новую стадию: сторона обвинения закончила предъявлять свои доказательства, настала очередь свидетелей защиты. Накануне, 2 декабря, суд допросил Алексея Навального, одного из организаторов шествия 6 мая 2012 года Сергея Давидиса, а также диссидента и публициста Александра Подрабинека. На 3 декабря адвокат Марии Бароновой Сергей Бадамшин вызвал для дачи показаний председателя московского отделения РПР-ПАРНАС Илью Яшина.

6 мая 2012-го Яшин «вместе со своими друзьями» возглавил колонну шествия по пути от Калужской площади до Болотной. Он не был заявителем акции, только принимал в ней участие. «Шествие было абсолютно мирным. Но возле кинотеатра «Ударник» (где колонна должна была свернуть с Малого Каменного моста на Болотную площадь. – The New Times) возникла заминка, получился эффект пробки», – сообщил суду Яшин. По его словам, демонстранты не смогли свободно попасть на митинг из-за оцепления полиции, которое создало узкий проход и перекрыло значительную часть площади, что и спровоцировало конфликт.

Яшин, как днем ранее Навальный и Давидис, подтвердил, что оцепление было выставлено вопреки достигнутой в мэрии Москвы договоренности и опубликованной властями схеме шествия. Многотысячная колонна продолжала движение. «Возник эффект пружины. Бойцы ОМОНа начали задержания в грубой форме, и все это продолжалось примерно до 20.00. Как только у меня появилась возможность покинуть площадь, я ее покинул», – добавил Яшин. На уточняющий вопрос Бадамшина свидетель подтвердил, что сотрудники правоохранительных органов не выпускали людей из оцепления, не давая им покинуть несостоявшийся митинг.

Насилия в отношении сотрудников полиции Яшин не заметил. Зато видел обратное: он вспомнил случай с одним из организаторов митинга Виктором Захаровым, отвечавшим за техническое сопровождение акции. «Сотрудники полиции активно и неоправданно применяли спецсредства. Например, Виктор Захаров попытался покинуть площадь со стороны «Ударника», но его не выпустили из оцепления, а вместо этого ударили дубинкой по голове». Полицейские, по словам Яшина, били лежащих на земле демонстрантов. Погромов на площади свидетель не наблюдал и призывов к беспорядкам не слышал.

Среди обвиняемых Яшин узнал Баронову, Дениса Луцкевича и Сергея Кривова – всех он видел на Болотной площади. Баронова, по его словам, на митинге отвечала за координацию работы прессы. А Луцкевич пришел на акцию в сандалиях, отчего у оппозиционера создалось впечатление, что обвиняемый впервые участвовал в демонстрации. «Обратил внимание на сандалии, это непрактично», – пояснил Яшин, заметив, что на подобные уличные акции следует надевать закрытую обувь.

Ответив на основные вопросы Бадамшина, Яшин оказался в распоряжении остальных адвокатов. Они по кругу повторяли вопросы в мало отличимых формулировках. Допрос затянулся. Адвокат Ярослава Белоусова Екатерина Горяйнова, зачем-то интересующаяся у всех свидетелей, звучал ли на акции лозунг «Пока мы едины — мы непобедимы», задала тот же вопрос и на этот раз. «Лозунги звучали, но в основном что-то вроде «Полиция с народом», – ответил Яшин.

Недавно вышедший из голодовки подсудимый Сергей Кривов, подробно записывающий все происходящие в суде и не упускающий случая выступить, также подверг Яшина допросу. Кто нападал? Видели ли нагрудные жетоны у полицейских? Состоялись ли выступления с трибуны? Где вы находились? – сыпал вопросами Кривов. По словам Яшина, нападали только сотрудники правопорядка; жетонов он различить не смог; из интернета оппозиционер знает, что пытавшихся выступить Навального, Бориса Немцова и Сергея Удальцова задержали.

Остальные обвиняемые устало наблюдали за допросом. Мария Баронова даже прилегла на стол, а Степан Зимин, Алексей Полихович и Денис Луцкевич погрузились в изучение прессы.

Подробные показания свидетеля Яшина судья Никишина слушала менее благосклонно, чем выступавшего днем ранее Алексея Навального: сдвинув брови и приложив к губам кулак. Вопросов у нее не было. Прокуроры же, напротив, решили еще раз повторить основные вопросы, и когда Яшин ответил на них в третий раз, они удовлетворенно кивнули.

Никишина отпустила свидетеля, и он тут же вышел из зала. Обычно невозмутимая судья вдруг сорвалась на крик: «Кто вам дал разрешение уйти?!» Яшин, за которым уже закрылась дверь, окрика не услышал. Судья пригрозила адвокатам, что если оппозиционера не вернут в зал, то все свидетельские показания в этот день не будут засчитаны. Яшина остановили и вернули, после чего Никишина торжественно объявила, что удаляет его из зала. «Извините, я не знал», – успел сказать Яшин, прежде чем выйти во второй раз.

«Было очень недружественное отношение полицейских»

Вторым выступал тот самый Захаров, который, по рассказу Яшина, получил 6 мая удар полицейской дубинкой по голове, - мужчина лет сорока, в сером костюме и с серьгой в ухе. Упираясь одной рукой в бок, а другой размахивая в воздухе, он рассказал, что 6 мая находился на площади рядом с импровизированной сценой. «Безусловно, я предпринимал попытки уйти, но не получалось», – сообщил Захаров.

Во время одной такой попытки он дошел до «Ударника», где должна была находиться его супруга. Не найдя жены, Захаров попытался покинуть площадь, пройдя сквозь оцепление, но его не выпустили. «И тут я услышал команду: «Цепь пошла!», - сообщил свидетель. - Когда полицейские приблизились, я отбежал и оказался рядом с демонстрантами. Один из полицейских попытался ударить меня ногой, другой ударил рукой и разбил очки. Рядом сильно ударили парня, я попытался удержать его в вертикальном положении, и меня ударили дубинкой по голове, кровь залила лицо».

Илья Яшин и депутат Госдумы Илья Пономарев помогли Захарову добраться до машины «скорой помощи», которая и отвезла его в больницу. Захаров показал выданную ему там справку. Адвокат Бадамшин просил суд «осмотреть» документ. «Отказать», – отрезала судья, посчитав, что подписи на справке не представляется возможным расшифровать. В ответ на просьбы адвокатов ознакомиться со справкой, не расшифровывая подписи, Никишина предложила им сделать это в коридоре.

Затем за очередного свидетеля взялся Сергей Кривов. Жетоны на полицейских были? Выступал ли кто-то со сцены? Слышали ли вы официальное заявление, что митинг отменен? – спрашивал подсудимый. Жетонов Захаров тоже не видел, но запомнил лица тех, кто его избивал; официальных сообщений со сцены не слышал. Кривов также предложил суду принять сообщение Захарова об избиении полицейскими как жалобу на их действия — Никишина отказала.

«Мне показалось, что было очень недружественное отношение полицейских к субподрядчикам и организаторам. Я видел столкновения между митингующими и полицией, но не назвал бы это столкновениями. Силы были неравны, полицейские избивали демонстрантов», – добавил Захаров.

Судья уточнила у свидетеля, какие препятствия помешали ему уйти с площади. Захаров повторил: «Оцепление полиции». Никишина хмуро кивнула и отпустила свидетеля.

После нескольких часов допроса кто-то из зрителей процесса недовольно проворчал: «Стратегия защиты – ******* собственных свидетелей». Адвокат Чанидзе, отмолчавшийся на заседании, отправился поздравлять коллег с днем юриста. 


Фотографии: Кирилл Каллиников, РИА-Новости





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.