Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Спорт

Моцарт шахмат стал королем

02.12.2013 | Гарри Каспаров, 13-й чемпион мира по шахматам | № 40 (307) от 2 декабря 2013


22-летний норвежский вундеркинд Магнус Карлсен — 16-й чемпион мира по шахматам

26_01.jpg
Ченнаи, Индия, 22 ноября 2013 г.: Магнус Карлсен во время церемонии своего коронования

В третью неделю ноября в шахматах началась новая эпоха. Магнус Карлсен, 22-летний шахматист из Норвегии, легко сверг с шахматного престола 43-летнего Вишванатана Ананда из Индии. Три победы, семь ничьих и ни одного поражения — Карлсен выиграл досрочно в матче, в котором было запланировано 12 игр.

Победа молодого норвежца была предсказуема: последние два года он доминирует в мировых шахматах, в то время как результаты Ананда планомерно шли вниз. Но дело не только в рейтингах. Хотя правда и то, что Ананд в этом матче совершил довольно много необязательных ошибок. Но Ананд боролся не просто с более сильным соперником — он боролся с силами времени и истории. Пришла эпоха Карлсена, и Ананд ничего с этим поделать не мог. Карлсен — это неизбежность.

Я тренировал норвежца в течение года, в 2009 году. И был уже тогда поражен, насколько точно — на уровне интуиции, без всяких дополнительных просчетов — он способен оценивать позицию на шахматной доске и действовать дальше максимально аккуратно.

Мой стиль совершенно другой: он требовал колоссальной концентрации энергии и труда за доской, требовал глубокого просчета множества вариантов, чтобы найти единственно правильный ход в каждой данной позиции на доске. Карлсен принадлежит к другой чемпионской школе, той, что представляли Хосе Капабланка и Анатолий Карпов: по способности чувствовать гармонию на шахматной доске они напоминают музыкантов-виртуозов с абсолютным слухом.

Мне очень жаль Ананда — я знаю, что такое поражение, и я понимаю боль индусов, которые обожают своих героев спорта: слава Ананда превратила Индию в мировой центр шахмат.
 

Я тренировал норвежца в течение года, в 2009 году. И был уже тогда поражен, насколько точно — на уровне интуиции, без всяких дополнительных просчетов — он способен оценивать позицию на шахматной доске


Но то, что ему на смену идет Карлсен, было понятно давно: норвежец стал собирать призы и титулы вроде «Моцарта шахмат», еще когда он был подростком. Ему потребовалось пройти всего лишь через 22 матча, чтобы стать чемпионом мира, — это рекорд. Его рейтинг сегодня 2872 пункта: он обошел мой рекорд — 2851 пункт в 1999 году, когда я все еще был абсолютным чемпионом мира. (Замечу в скобках, что когда я впервые стал чемпионом мира в 1985 году, я был на несколько месяцев моложе, чем сейчас Карлсен, — этот рекорд пока все еще за мной.)

Карлсен — это приход в высшую шахматную лигу совершенно нового поколения. Поколения — и он первый чемпион из этого поколения, — которое выросло в век супермощных компьютерных шахмат. Когда играл я, то моими постоянными спутниками были бумажные карточки для заметок и стопки старых книг. И мне потребовалось научиться пользоваться базами данных и помощью шахматных компьютеров: машины на моих глазах сначала стали достаточно мощными, чтобы помогать, а потом и побеждать мастеров шахмат. Компьютеры в известной мере превратили шахматистов поколения Карлсена в немножко роботов. И конечно, ирония состоит в том — приятная для меня ирония, — что новым чемпионом мира по шахматам стал игрок, который прежде всего руководствуется своей интуицией. Карлсен совсем не машина — он очень, очень человеческий, если можно так сказать, чемпион.
26_02.jpg
Москва, СССР, 1985 г.: Гарри Каспаров становится самым молодым в истории чемпионом мира по шахматам. 

Когда я стал чемпионом мира по шахматам в 1985 году, еще был Советский Союз, и советская шахматная школа, особенно после ухода из шахмат Бобби Фишера, казалась непобедимой. Мало кто мог тогда представить себе, что спустя 30 лет за шахматную корону будут бороться игроки из Индии и Норвегии. Карлсен стал первым за 76 лет чемпионом мира из Западной Европы. Шахматы — это потрясающе универсальный язык, который легко преодолевает культурные, возрастные, экономические, образовательные, гендерные барьеры. Не исключено, что наследник Карлсена уже подрастает где-нибудь в Юго-Восточной Азии, или в Африке, или на Карибах. И если это случится — это будет колоссальный успех нового чемпиона мира. 


фотографии: AFP/East News, Дмитрий Донской/РИА Новости






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.