Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#История

Список Гурлитта

24.11.2013 | Славин Алексей, Берлин | № 39 (306) от 25 ноября 2013

В Германии обнаружили коллекцию дегенеративного искусства

Обнаруженная в Мюнхене коллекция так называемого дегенеративного искусства, как его называли нацисты, — крупнейшая находка последнего времени. Кто и что стоит за сенсацией — узнавал The New Times
56_01.jpg
Ганс Кристоф. «Пара», 1924 г.


В начале ноября в Германии было официально объявлено, что в феврале 2012 года в обычной мюнхенской квартире среди ящиков с просроченными продуктами, соками и запылившимся хламом было обнаружено 1406 произведений искусства мирового уровня, которые считались потерянными со времен Третьего рейха. А в середине ноября к ним прибавились еще 22 картины, тесно связанные с этой коллекцией.

Человек-невидимка


56_02.jpg
Эрих Фраасс. «Мать и дитя», 1922 г.
56_05.jpg
Картина из собрания Гурлитта, атрибутированная как произведение Анри Матисса (дата не установлена)

56_06.jpg
Отто Дикс (название картины и дата не установлены)
Обычный вечерний рейс поезда ЕС-197 из Цюриха в Мюнхен. Таможенники решают проверить престарелого мужчину, которого они уже проверяли утром по дороге в Цюрих. Он предъявляет австрийское удостоверение личности на имя Рольфа Николауса Корнелиуса Гурлитта, родившегося 28 декабря 1933 года в Гамбурге. Старые люди редко ездят туда и обратно в один день… На вопрос, ввозит ли он наличные деньги, он сначала отвечает отрицательно, но потом предъявляет €9 тыс. в купюрах по €500. Эту сумму он мог и не декларировать. На вопрос: куда и зачем он ездил — Гурлитт отвечает, что «по делам искусства» в художественную галерею Эберхарда Корнфельда в Берне (галерея специализируется на торговле классическим модерном).

Что-то в этом человеке не понравилось таможенникам, и он, что называется, «попал под колпак». Через некоторое время выяснилось, что Гурлитт живет в Мюнхене, в районе Швабинг, но не прописан в этой квартире, которую снимает за €650 в месяц, у него нет налогового номера, нет официальных источников дохода, он не получает пенсии или иных социальных выплат, не имеет медицинской страховки, у него нет водительских прав. Он официально не существует для немецких властей.

Тогда прокуратуре удалось добиться ордера на обыск. Думали, найдут указания на «черные счета» в швейцарских банках или что-то в этом роде. Но нашли другое…

Нехорошая квартира

Внутри квартира была почти полностью затемнена, окна и двери наглухо задраены. До потолка высились ящики с мясными и овощными консервами, порой датированными 80-ми годами, коробки с полуфабрикатами и соками. Лишь через окно в спальне, где обитал хозяин, проникали свет и свежий воздух.

Между ящиками, в полупустых шкафах, в ящиках столов, на бельевых полках и нашли сокровища. Это были картины, гравюры, рисунки, плакаты, стоимость которых сразу было даже невозможно представить. После предварительной экспертизы произведения изъяли и отправили на ответственное специальное хранение на таможенный склад под Мюнхеном. Долгое время о находке молчали, дабы избежать ненужного ажиотажа, преждевременных юридических осложнений, да и просто потому, что на Гурлитта было заведено дело о неуплате налогов, укрывательстве имущества, добытого преступным путем, и присвоении чужого имущества. И лишь в начале ноября этого года главный прокурор Аугсбурга Райнхард Немец проинформировал журналистов о том, что во время обыска было конфисковано 1285 необрамленных работ и 121 картина в рамах. По его словам, произведения искусства были в хорошем состоянии. Это подтвердила и допущенная к экспертизе искусствовед Майке Хоффманн из исследовательского центра при берлинском Свободном университете. Она сообщила, что картины были «частично загрязнены, но повреждений не обнаружено».
  

В полупустых шкафах, в ящиках столов, на бельевых полках и нашли сокровища, стоимость которых сразу было невозможно представить  

 
Среди находившихся у Корнелиуса Гурлитта работ — произведения Альбрехта Дюрера, Якоба Рейсдаля, Каналетто, Эжена Делакруа, Огюста Родена, Франческо Гварди, Жана-Оноре Фрагонара, Гюстава Курбе, Пьера-Огюста Ренуара, Эдварда Мунка, Макса Либермана, Ловиса Коринта, Анри Матисса, Пабло Пикассо, Марка Шагала, Анри де Тулуз-Лотрека, Георга Гросса, Оскара Кокошки, Эрнста Барлаха, Франца Марка, Эмиля Нольде, Карла Шпицвега, Кете Кольвиц, Августа Маке, Макса Бекмана, Отто Дикса, Эрнста Людвига Кирхнера, Пауля Клее и других. По самым скромным оценкам, их стоимость может превышать миллиард евро.

По словам Майке Хоффманн, некоторые из картин были ранее неизвестны публике. И потому предстоит тщательная экспертиза и атрибутика.

Но на этом дело не кончилось. В середине ноября мюнхенская полиция вышла на еще одно собрание картин, формально принадлежащее Корнелиусу Гурлитту. Коллекция из 22 полотен хранилась у зятя Гурлитта в баденском городке Корнвестхайме, расположенном в 250 км от Мюнхена. (Сестра Гурлитта, Бенита Фрессле-Гурлитт, была много лет замужем за Николасом Фрессле и скончалась несколько лет назад.) Фрессле сам позвонил в полицию и сообщил, что и у него есть картины родственника и что он «беспокоится об их безопасности». В квартиру Фрессле на Кеплерштрассе, 9, явились полицейские с ордером на обыск.
56_03.jpg
Франц Марк (название картины и дата не установлены)

Война на очищение

29 июня 1937 года за обедом рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер поручил своему министру пропаганды Йозефу Геббельсу организовать выставку «упаднического искусства», дабы наглядно показать, что отравляет «нравы и духовную сущность немецкого народа». Уже через несколько часов Геббельс записал в дневнике, что теперь он может очистить музеи рейха от «выродившегося искусства» (иногда его еще называют «дегенеративным»). И он очистил. Но сначала, уже к 18 июля, организовал столь желанную фюрером выставку в галерее Хофгартена в Мюнхене, где было выставлено 650 работ «вырожденцев» вкупе с рисунками умалишенных и фотографиями уродов. Среди художников и скульпторов, чьи конфискованные из 32 музеев произведения были представлены в экспозиции, оказались Эрнст Барлах, Василий Кандинский, Макс Эрнст, Ловис Коринт, Пауль Клее, Оскар Кокошка, Пит Мондриан и далее по списку великих модернистов. Звучала «уродливая музыка» Арнольда Шенберга, Пауля Хиндемита, Белы Бартока. А за день до этого в «Мюнхенском доме немецкого искусства» на открытии Большой германской художественной выставки выступил Гитлер. Говоря о кубистах, дадаистах, импрессионистах, футуристах, он отнес их к лицам, которые «не имеют ничего общего с немецким народом». И пояснил: «Однако возможно также, что эти лица сами не верят в действительности в эти свои «чувствования» и «видения», но стараются, исходя из других побуждений, оскорбить нашу нацию этим безобразием, насмешкой. Тогда такие поступки относятся к области уголовного наказания… Отныне мы будем вести беспощадную очистительную войну против последних у нас элементов культурного разложения». Экспозицию «Дегенеративное искусство» посетило около 2 млн человек — рекорд на многие десятилетия. Для сравнения: на «арийских художников» пришло лишь 420 тыс. Позже презентация «еврейско-большевистского мракобесия» прошла еще в 12 городах рейха, причем с неизменным успехом (около 3 млн посетителей). По решению Гитлера некоторые работы с выставки были обменены на картины старых мастеров.
56_04.jpg
Американский солдат с предметами из знаменитой коллекции Ротшильда, похищенной нацистами во время Второй мировой войны. Австрийские Альпы, 16 мая 1945 г.

Всё на продажу

Одновременно проходил невиданный в истории налет на музеи и частные коллекции. Более 20 тыс. работ почти 1400 художников были вывезены из всех музеев страны и складированы в Берлине. 31 мая 1938 года Гитлер подписал закон «об изъятии произведений выродившегося искусства», что позволяло государству как новому владельцу продавать работы за рубеж или даже просто их уничтожить. Позже во дворе пожарной части в берлинском районе Кройцберг было сожжено 1004 картины и 3825 графических работ. Но что музеи! К 1938 году грабеж уже шел вовсю по всем направлениям. Несколько принадлежащих евреям крупных галерей, выставлявших и продававших классиков модерна, были «ариизированы» — например, крупнейшая галерея Альфреда Флехтхайма в Дюссельдорфе. Те коллекционеры-евреи, кто, спасаясь от преследований, намеревался бежать из страны, должны были продать свои коллекции — но не за границу, а немецким «искусствоведам». Это был так называемый «имперский налог беженца». Началось гигантское перераспределение художественных ценностей. От «дегенеративного» искусства нацисты стремились избавляться как можно выгоднее для себя, приобретая взамен искусство «истинное», вроде Дюрера или Кранаха, и для этого им требовалась помощь специалистов. Доверенными лицами в этом процессе министерство пропаганды определило Карла Буххольца, открывшего филиалы своих магазинов «запрещенного искусства» в Нью-Йорке, Испании, Португалии, Румынии и даже Колумбии; знатока экспрессионизма Фердинанда Мёллера, официально назначенного «смотрителем «выродившегося искусства»; бывшего скульптора Бернхарда Бёмера, близкого к верхушке рейха, и дрезденца Хильдебранда Гурлитта, отца нашего героя. Гурлитту-старшему простили даже бабушку-еврейку, настолько полезными считались его связи в мире торговцев искусством. Дело у него пошло успешно, и к концу войны Гурлитт стал председателем комиссии по организации «Музея фюрера» в Линце.
  

Презентация «еврейско-большевистского мракобесия» прошла еще в 12 городах рейха, причем с неизменным успехом  

 
При скупке произведений «выродившегося искусства» платились абсолютно смешные деньги. Однажды Гурлитт приобрел 400 первоклассных работ всего за 9 тыс. швейцарских франков. За 4 тыс. швейцарских франков арт-дилер выкупил у министерства пропаганды 315 работ с выставки «Дегенеративное искусство». При обыске в мюнхенской квартире Корнелиуса были изъяты деловые бумаги и инвентаризационные списки. Из них, например, видно, что Гурлитт-старший заплатил за два рисунка Макса Бекмана два (!) швейцарских франка, а его коллега Карл Буххольц за две картины того же автора — соответственно $80 и $20. Сколько всего произведений реально оказалось в руках Хильдебранда Гурлитта — неизвестно. В 1945 году британские войска обнаружили в Гамбурге собрание из 115 картин и 19 рисунков, зарегистрированное на его имя. Однако тот сумел доказать, что картины были приобретены им законно, и получил их обратно спустя четыре года. Впрочем, британцы особо и не интересовались собранием: это ведь не Тициан. Сразу после войны Гурлитт объявил, что вся остальная его коллекция погибла при катастрофической бомбежке Дрездена 13–14 февраля 1945 года.

В 1956 году владелец немыслимых ценностей, сравнимых с фондами музеев современного искусства в Париже или Нью-Йорке, тихо погиб в автомобильной катастрофе.
56_09.jpg

Кому это принадлежит?

56_07.jpg
Эрнст Людвиг Кирхнер. «Меланхоличная девушка» (дата создания не установлена)
56_08.jpg
Оноре Домье. «Дон Кихот и Санчо Панса» (ок. 1865 г.)
Загвоздка в том, что тысячи произведений мирового уровня, приобретенные Гурлиттом-старшим и его коллегами за гроши, считаются купленными легально. И вот здесь-то и встает вопрос: является ли такая «легальность» правом на собственность? С музейными экспонатами все более или менее ясно — они принадлежали государству, и здесь действует особая процедура. Впрочем, ясно, да не до конца. Так, на аукционе «выродившегося искусства» в 1939 году в галерее Теодора Фишера в Люцерне были куплены сотни изъятых из немецких государственных собраний картин и скульптур. Одним из самых активных покупателей был Музей современного искусства в Нью-Йорке. Может быть, ради того, чтобы избежать осложнений на международном уровне, в ФРГ долгое время не отменялся нацистский закон «об изъятии выродившегося искусства из музеев» — такое предположение сделал один из самых авторитетных художественных экспертов Германии Ральф Енч. Что же касается приватных приобретений, то, по мнению специалиста в области реституции Маркуса Штетцеля, «с правовой точки зрения они абсолютно законны. Как следствие: Гурлитт-младший унаследовал эти предметы». Он может ими распоряжаться, если они не были, конечно, «орудием преступления».

Иную точку зрения, которую, кстати, разделяет большинство немцев, высказал обозреватель «Вельт» Торстен Крауэль: «Любой антиквар во времена национал-социализма понимал причины массового появления картин на рынке. В случае Гурлитта их приобретение нельзя назвать добросовестным. Для преследуемых евреев это была единственная возможность бежать из страны. Но после 1945 года антиквар Гурлитт спрятал картины с целью личного обогащения. Это сравнимо со скупкой краденого. Хильдебранд Гурлитт не смог бы без гитлеровского режима приобрести такие сокровища. Зато их законные владельцы после 1945 года остались ни с чем. Его сын неплохо жил благодаря награбленному добру».
  

«Антиквар Гурлитт спрятал картины с целью личного обогащения. Это сравнимо со скупкой краденого»  

 
Что правда, то правда. Например, в 2011 году он продал через кельнский аукцион Lempretz пастель Макса Бекмана «Укротитель львов» за €864 тыс. После различных вычетов ему осталось 450 тыс. чистыми. И это, судя по всему, была не единственная сделка. Например, с той же галереей Корнфельда. Неужели галеристы не знали, откуда у Гурлитта эти картины?

А между тем история вышла за пределы Германии. Вернуть ценности потомкам ограбленных коллекционеров потребовал президент Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер. Тем более что и имена их известны, и почти все принадлежавшие им картины. Он даже обвинил федеральное правительство в «умышленном бездействии». Что, в общем, не совсем справедливо: правительство Меркель узнало о шедеврах лишь несколько месяцев назад.

Сенсации еще будут

Сколько исков о реституции поступит после обнародования полного списка найденных в Мюнхене картин — трудно пока даже представить. Например, наследники одного еврейского коллекционера из Дрездена, которому «с высокой степенью вероятности» принадлежали почти 200 полотен и которые он продал Гурлитту по бросовым ценам в надежде спастись от нацистского террора, уже потребовали вернуть им эти работы. 

Далеко не все работы юридически можно вернуть наследникам жертв, хотя в 1998 году 44 страны, в том числе и ФРГ, приняли так называемые «Вашингтонские принципы», в соответствии с которыми и по истечении 30-летнего срока давности «награбленные нацистами культурные ценности возвращаются владельцам». Однако чисто юридически эти «принципы» силы не имеют: все на доброй воле.

И тем не менее десятки картин из списка Гурлитта уже выложены в интернет. Создана группа из шести экспертов, которые тщательно обследуют еще 970 работ. Так что все еще только начинается. Как сообщил газете «Бильд» двоюродный брат Корнелиуса Гурлитта Эккерхарт, который последние 27 лет живет в Барселоне, его родственник, возможно, знает, где находится Янтарная комната, вывезенная нацистами во время войны из Екатерининского дворца. «Корнелиус как-то сказал об этом моему отцу. Но это было 30 или 40 лет назад», — заявил Эккерхарт. Вот ведь как закручивается сюжет... 


фотографии и иллюстрации: AP Photo, AFP/East News, Reuters, Polaris/East News





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.