Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

День единения

12.10.2009 | Митяев Александр , Гарбузняк Алина | №36 от 12.10.09

Правила игры в народное волеизъявление



«Заключенный» электорат «Единой России»

Единый политдень — одновременное голосование в регионах за местные парламенты, новых градоначальников, муниципальных руководителей — изобретение с глубоким подтекстом. Одновременный поход к избирательным урнам подразумевает и единые правила игры, и единообразное голосование, а к тому же такое единство удачно и во весь голос намекает на название «главной» партии. По каким правилам велась предвыборная кампания, какие сигналы подавала власть и как их улавливали — разбирался The New Times 

Больше всего внимания — как минимум в интернете — привлекала к себе избирательная кампания в Мосгордуму, что естественно: столица, все происходит на глазах у федеральной власти. Даже скептиков поразила жесткость и беспардонность, с какой от участия в кампании были отстранены «несистемные» оппозиционные партии и кандидаты. Другим заметным скандалом стала борьба партии «Яблоко» против депутата Госдумы РФ Галины Хованской, известной тем, что многие годы защищает москвичей от строительного произвола  властей с их страстью к точечной застройке и от мошенников, бросавших людей с их долями в так и не построенных домах. Защищает бабушек, которых обводили вокруг пальца и ЖЭКи, и любители дешевой недвижимости. Хованская долгое время была членом партии «Яблоко», но в 2007 году ушла в «Справедливую Россию» и так прошла в Государственную думу, когда демократы остались за бортом (Хованская обещает уйти из федерального законодательного органа в случае, если окажется в московском). Хованская считалась самым сильным кандидатом «Справедливой России» в столице и шла в МГД как по по партийному списку, так и по одномандатному округу — №17 в Тушино. За 8 дней до голосования бывшие соратники из «Яблока» добились снятия ее кандидатуры из партийного списка, суд позволил ей баллотироваться лишь самостоятельно. Официальная причина: Хованская раздавала на встречах с избирателями свои книги и визитки, что сочли незаконной агитацией и использованием преимуществ служебного положения. Аргумент лидера «Яблока» Сергея Митрохина, который называет бывшую коллегу не иначе как «генералом Власовым»: если Хованская осталась бы в партийном списке «Справедливой России», то москвичи не смогли бы отличить в бюллетене «Яблоко» от конкурента. Скандал в итоге закончился победой Хованской: в пятницу Верховный суд РФ восстановил ее в качестве кандидата в депутаты Мосгордумы от «Справедливой России», отменив решение Мосгорсуда.

По заказу Лужкова?

Хотели этого «яблочники» или нет, но шумиха вокруг Хованской, давно враждующей с Юрием Лужковым и его командой, сыграла на руку только «Единой России». Противостояние двух, по сути, лояльных власти партий (разве что лояльных разным ее «ветвям»: «эсеры» — Кремлю, а «Яблоко» — Тверской, 13) дискредитировало всех, кто пытался конкурировать с ЕР.
В итоге оказалось расколото и само «Яблоко»: действия Митрохина многие однопартийцы осудили. Теперь уже бывший его заместитель Семен Бурд в знак несогласия с действиями шефа сложил с себя полномочия: «Я был на суде и видел это видео, снятое операторами телеканала «Доверие». (Телеканал принадлежит московскому правительству. Видео должно было доказать, что Хованская нарушает правила агитации. — The New Times.) Там ничего крамольного нет. План по снятию Хованской созрел в недрах столичного правительства. Результаты голосования зависят не от граждан, а от того, что скажут в Мосгор­избиркоме. Сергей Митрохин нанес партии серьезный политический ущерб».
Сама Хованская уверена, что выиграла бы и в своем одномандатном округе, даже если бы Верховный суд не восстановил ее, но лишь при условии «чистых выборов, без многочисленных фальсификаций». А опасаться фальсификаций у депутата были все основания: ее напряженные отношения с Юрием Лужковым ни для кого не секрет. Зачем это нужно мэру, коли, как говорит источник в московском правительстве, «тот, кто займет место Лужкова, сможет перевербовать депутатов за три минуты»? Личная неприязнь: Хованская не стесняется в выражениях, давая характеристики мэру Москвы. А лидер «Яблока» всю кампанию откровенно играл в одной команде с могущественным мэром, деля свой гнев между Хованской и вовсе не баллотирующимся в Мосгордуму одним из лидеров оппозиционной «Солидарности» Борисом Немцовым: его доклад «Лужков. Итоги» Митрохин, как уверяют недоброжелатели, топтал ногами, а в интервью программе московского телеканала «Момент истины» так клеймил Немцова и защищал главу Москвы, что можно было подумать, будто именно демократы и либералы — главные противники именующейся «демократической» партии «Яблоко».
Яблочко и покатилось: шансы списка Митрохина на возвращение в Мосгордуму накануне голосования колебались в районе статистической ошибки, стремящейся к нулю: интернет был полон постами, свидетельствующими, что даже те, кто готов был голосовать за «Яблоко» («все лучше властного дьявола»), от Митрохина и Ко отвернулись. «Служебная машина, дача, хорошая зарплата — это трудно терять», — комментирует «странности» Митрохина другой бывший «яблочник» Илья Яшин. Если и остались какие-то старые правила политической игры, то история с «Яблоком» подтвердила: нельзя называть себя оппозицией и одновременно столь трепетно любить власть — даже у самых преданных сторонников возникает чувство брезгливости.  Лучше остаться дома. И — остались.

«Новые» правила

В администрации президента твердят о «новых правилах игры»: мол, в ходе нынешней кампании оппозиционеров регистрируют, на них не давят и даже обсчитывать с бюллетенями, утверждали собеседники в  администрации президента, будут не так беспардонно, как в прошлые годы.
Но «новый курс Медведева», как особенно выпукло показала Москва, — не более чем слова. Избирательная кампания строилась по старым правилам, которые нигде не прописаны, но о которых знают все региональные начальники. Руководителям регионов уже давно не надо объяснять, чего от них ждут. «Задачу понял? Вопросы есть?» Дальше местным властям оставалось только обеспечить нужный результат. И каждый старался в меру своих возможностей. «Пряники» достанутся тем, кто обеспечил «Единой России» 50-процентный результат, а тех, кто не справился с задачей или «мало старался», ждут неприятности. «Единая Россия» давно применяет дисциплинарные меры: выговоры и предупреждения. Все это делает ее похожей на КПСС. «Чиновники не способны воспринимать более одной команды. Кремль это понимает, поэтому и выдает лишь одну ориентировку: обеспечить «ЕдРу» минимум большинство, максимум квалифицированное большинство, — говорит политик Борис Немцов. — А на всех остальных им плевать». 
«Экспериментальной» можно считать лишь Тульскую область, где к выборам в областную Думу без всяких помех действительно зарегистрировали все подавшие заявки политические партии. Центр проявил невиданное вольнодумство, решившись проверить, что получится без использования административного ресурса. А может, уже и не надо ничего специально регулировать — народ вполне воспитали в духе верности одной партии? Ответ, который дала Тула, еще долго будут изучать. Хотя умение чиновников «читать по губам» может сыграть с «экспериментаторами» дурную шутку: кто им даст гарантию, что все действительно прошло чисто?
Отклонения в голосовательном тренде, конечно же, всегда имеют место. Если они не портят общую картину, то это даже хорошо: «протуберанцы» демонстрируют наличие демократии в стране. Политологи предсказывали неожиданности в печально известном Пикалеве: говорили, что в горсовете могут получить большинство даже не те или иные партийцы, а самостоятельно выдвигавшиеся и весьма теперь популярные профсоюзные лидеры. Громкий скандал разразился накануне дня голосования в дагестанском Дербенте, где 75 милиционеров написали письмо главе МВД Рашиду Нургалиеву, в котором пожаловались, что их начальство требует от сотрудников досрочно проголосовать за действующего мэра города, дабы помочь ему переизбраться. Но вряд ли стоит ждать сюрпризов от голосований по кандидатуре мэра Грозного или за депутатов горсовета ингушского Магаса.

Антикризисные меры

«Если правительство контролирует бизнес, то парламент становится не более чем собранием людей, на все отвечающих: «Есть!» — давным-давно сформулировал один из пропонентов либерализма. Бизнес у нас, как известно, контролируется властями в погонах и без весьма жестко. А потому свои претензии на участие в политике оставил и рассматривает законодательные органы исключительно как конторы, где выдают мандат на депутатскую неприкосновенность. «После парламентских кампаний 2003 и 2007 годов бизнес самостоятельно в политику не лезет, — сказал собеседник The New Times в АП. — Все помнят, что стало с Ходорковским и как в 2007-м «кинули» СПС».* * The New Times подробно писал об этом в статье «Черная касса Кремля» в № 44 от 10 декабря 2007 года Финансирование кампании «ЕдРа» ложится бременем на плечи губернаторов и крупных бизнесменов, работающих в регионе. Остальным партиям приходится работать, что называется, по бартеру: искать желающего получить мандат бизнесмена и включать его в свои списки в обмен на денежный взнос. «Финансирование нынче в основном шло через спонсоров. Причем крупнейшими спонсорами партий, которые должны были пройти в Мосгордуму, стали кандидаты, купившие коммерческие места в списках. Так было с КПРФ и «Справедливой Россией». Спонсором «Яблока» стала мэрия Москвы, — говорит политолог Станислав Белковский. — Очевидно, что фактические расходы на кампанию в 15–20 больше, чем позволяет закон. Это нигде не учтенные наличные деньги. Они появляются от спонсоров. Например, третье место в списке у КПРФ занимает бывший энергетик из Челябинска, не имеющий никакого отношения к партии, он явно взял на себя ответственность за финансирование». Спонсоры ЕР также шли по спискам партии власти (см. The New Times № 31 от 7 сентября 2009 года).
Ноу-хау московских властей в эту кампанию: отказ от запланированных ранее и непопулярных трат ради повышения рейтинга. За несколько дней до 11 октября заместитель мэра Москвы Петр Бирюков неожиданно признался, что столичные власти, «учтя пожелания москвичей», отказались от строительства в городе мусоросжигательных заводов. Хотя еще в марте мэр Лужков говорил, что «мусоросжигание — единственный для нас способ утилизации».

Трудно без палки

«Демократия — это компромисс. Демократия — это процедура. Это нудная, но процедура», — говорил главный кремлевский идеолог Владислав Сурков не далее как в июне на встрече с молодыми парламентариями в Государственной думе. И уверял, что смысл демократии состоит в том, чтобы минимизировать насилие в обществе. Потом, видимо, о том подзабыл: по итогам нынешней кампании можно сказать, что если к кому насилие и не применялось, так только к «Единой России». «У нас проблем не было», — сообщили The New Times в московском отделении партии власти. Кто бы сомневался...
«Яблочники» же, например, жаловались, что представители ЕР активно препятствуют работе их передвижных общественных приемных в Москве. «Например, 19 сентября на Арбат приехал начальник местного ОВД г-н Платонов в сопровождении милиционеров с автоматами и потребовал свернуть работу общественной приемной», — рассказал пресс-секретарь «Яблока» Игорь Яковлев. О давлении на кандидатов со стороны правоохранительных органов заявили коммунисты Марий Эл, министр Нургалиев по­обещал разобраться. С теми же проблемами столкнулись кандидаты, претендующие на пост мэра Астрахани (см. стр. 11).
Административный ресурс партия власти использовала неприкрыто. «Депутаты от ЕР почти во всех районах привлекали для агитации местные газеты, которые финансируются из бюджета Москвы, — поведал The New Times руководитель юридической службы КПРФ Вадим Соловьев. — На содержание этих газет из городского бюджета выделено около 6 млрд рублей». На старте кампании по распоряжению из мэрии были сняты все растяжки, агитирующие за коммунистов. «По префектурам распространили памятку с инструкцией, как по максимуму втянуть в избирательный процесс инвалидов, беременных. Вот, например, социальная сестра обслуживает 50 инвалидов. Перед ней ставят задачу: чтобы все 50 приняли участие в голосовании и проголосовали за того, за кого нужно. Если она не выполнит этот заказ, то ее уволят с работы», — рассказал Соловьев.
Претензии есть даже у «справедливороссов»: «Недавно замглавы управы Котловка Зинаида Новожилова на собрании сказала, что те бюджетники, которые пошли в участковые избирательные комиссии от СР, враги президента и ЕР. Таких случаев десятки», — заявила The New Times секретарь бюро совета регионального отделения «Справедливой России» Татьяна Бородина. Жаловались они и на региональные кампании: в сельсовете Хомутино (Алтайский край) неизвестные надругались над партийными флагами. А в Салехарде (Ямало-Ненецкий автономный округ) лидер местной ячейки ЛДПР обвинил «единороссов» в развязывании «компроматной войны».

Решающий удар

В последние дни кампании столицу «украсили» огромные агитационные билборды с изображением президента и премьера страны. «Единороссы» резко увеличили число поездок по регионам и широко разрекламировали грядущий тур на отечественных автомобилях из Санкт-Петербурга во Владивосток. Экспедицию окрестили «Великим путем российской цивилизации»: она должна знаменовать собой подготовку к историческому событию — ноябрьскому съезду партии.
«Единая Россия» вошла в новый сезон монополистом и таковым останется. Кремль если и начинает вырабатывать новые правила игры, то реальной жизни они пока не касаются. Вся мощь административного и финансового ресурса — для партии власти, электоральные остатки — для всех остальных.  

 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.