Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Ни шагу вперед

10.10.2009 | Барабанов Илья | №36 от 12.10.09

Вопрос вывода российских войск из Приднестровья стал камнем преткновения на саммите СНГ




9 октября 2009 г. Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Армении Серж Саргсян, президент Белоруссии Александр Лукашенко, премьер-министр Казахстана Карим Масимов, президент Киргизии Курманбек Бакиев, председатель исполнительного комитета — исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев, и.о. президента Молдавии Михай Гимпу, президент РФ Дмитрий Медведев, премьер-министр Таджикистана Акил Акилов, заместитель председателя кабинета министров Туркмении Муратгельды Акмаммедов, председатель Сената Олий мажлиса Узбекистана Мягизар Собиров, президент Украины Виктор Ющенко (слева направо) на церемонии официального фотографирования участников саммита глав стран Содружества независимых государств. 

Саммит СНГ, собравшийся в Кишиневе, где недавно случилась демократическая «революция» и к власти пришли сторонники европейской интеграции, официально был посвящен преодолению мирового финансового кризиса. Однако главной его интригой стал вопрос о выводе российских войск из Приднестровья. Россия выводить войска категорически несогласна. Не станет ли Тирасполь новым Цхинвали — задался вопросом The New Times

Печальное совпадение: накануне открытия саммита Молдавия вспоминала погибших в результате апрельских погромов — полгода назад неуправляемая толпа взяла штурмом здания парламента и президентской администрации. Жертвами событий 7 апреля стали, по данным правозащитников, четверо молодых людей, многие задержанные были жестоко избиты в полицейских участках.
400 молодых людей вышли на центральную площадь Кишинева, зажгли свечи. Очень болезненная ассоциация: к памятнику погибшим во время августовского путча защитникам Белого дома в Москве приходит значительно меньше людей, хотя жителей в Москве в три раза больше, чем во всей Молдавии.

Азиатский демарш

Если бы 7 апреля 2009 года здания молдавского парламента и президентского дворца охраняли так, как охраняли участников саммита, погромов, вероятно, можно было бы избежать. Несколько кварталов правительственных зданий  оцепили и закрыли не только для автомобилей, но и для обычных туристов. Заседали участники саммита  во Дворце респуб­лики. Здесь же, выкраивая время между торжественными приемами, празднованиями, приемами иностранных делегаций, заседают депутаты парламента. Этот саммит — первый после выхода из СНГ Грузии, первый после жестких обвинений президента Медведева в адрес украинских властей и резкого обострения российско-украинских отношений, первый после прихода к власти в Кишиневе демократической оппозиции — оттого и ждали сюрпризов.  И они были. Сначала — демарш со стороны президентов Казахстана, Туркменистана, Таджикистана и Узбекистана. Главы этих государств прислали в Кишинев своих представителей, но сами от общения с новыми молдавскими властями уклонились.
Те, кто все-таки «долетел до  середины Днестра», решили поговорить о совместной борьбе с последствиями финансово-экономического кризиса. Впрочем, эта повестка — не более чем вывеска на фасаде.

Русско-украинский фронт

Виктор Ющенко встречи лидеров СНГ своим присутствием баловал нечасто. Но в Кишинев он прилетел. Мотив прост: летом Дмитрий Медведев заявил о фактическом  разрыве отношений Москвы с Киевом, с тех пор лидеры двух стран не пересекались. В кремлевской администрации накануне саммита возможность двусторонних переговоров Медведева и Ющенко отрицали: мол, говорить не о чем, за стол переговоров сядем в следующем году, после избрания нового украинского лидера. В медведевской программе были запланированы лишь трехсторонние переговоры с президентами Армении и Азербайджана. Москва старается активно участвовать в урегулировании карабахского конфликта, но чем дальше, тем очевиднее бесплодность этих попыток.
Ющенко, однако, медведевский график не смутил, он заявил о готовности наладить мирный диалог. «Никто не ставит целью иметь проблемы в отношениях с Россией», — сказал президент Украины накануне вылета в Кишинев. Скептически оценив в  очередной раз эффективность самого СНГ, Ющенко выразил желание переговорить с Медведевым: «С нашей стороны преград для встречи с президентом России Дмитрием Медведевым нет. Я надеюсь, что эта встреча будет, особенно после того, что было сделано с российской стороны летом, эта встреча необходима». Но в Кремле к словам украинского лидера не прислушались.

Югоосетинский синдром

Саммит СНГ до последнего хотели перенести: слишком неопределенной остается политическая ситуация в Молдавии, которая председательствует в Содружестве в этом году. Временные же молдавские власти в лице и.о. президента Михая Гимпу, известного своими откровенно прорумынскими настроениями, ставят перед Кремлем слишком острые вопросы. Самый болезненный — о выводе российского воинского контингента  из Приднестровья. Он не значился в повестке саммита, но стал главным  в ходе российско-молдавских переговоров. На территории непризнанной республики базируется российский миротворческий контингент, а также остатки бывшей 14-й армии, охраняющие военные склады.
О необходимости  вывода российских войск Гимпу впервые заявил за неделю до саммита, когда в Кишинев прилетел глава администрации  президента РФ Сергей Нарышкин. Нарышкин обещал подумать, но после его возвращения в Москву кремлевские инсайдеры подчеркивали: вопрос о выводе войск российским руководством даже не рассмат­ривается. Сигналом для Кишинева должна была стать публикация в одной из центральных российских газет, появившаяся накануне саммита. Автор недвусмысленно намекал: если молдавские власти будут упорствовать в вопросе о выводе войск, то в Приднестровье может быть реализован сценарий годичной давности, то есть одностороннее признание независимости Приднестровья.
Статью перепечатали все молдавские СМИ. Но сигнал, судя по всему, понят не был, то же требование Гимпу выдвинул в первый день саммита. Глава российского МИД Сергей Лавров ответил в издевательском тоне: мол, новому руководству Молдавии необходимо время для того, чтобы разобраться во всех тонкостях ситуации. А войска в Приднестровье должны стать сдерживающим фактором для новой, европейски ориентированной молдавской власти.

Под защитой Европы

Пришедший на смену компартии Альянс за европейскую интеграцию всячески подчеркивает, что Россия занимает далеко не первое место в списке его внешнеполитических приоритетов. Уже возвращен безвизовый въезд для румынских граждан. Выступая в Страсбурге перед евродепутатами, новый молдавский премьер Влад Филат заявил, что граждане его страны говорят по-румынски, а не по-молдавски, разрушив миф об уникальности молдавского языка, который на протяжении 8 лет выстраивался командой Владимира Воронина. Пришедшие к власти либералы расформировали министерство реинтеграции, курировавшее приднестровский вопрос, заниматься урегулированием конфликта будет один из вице-премьеров правительства.
Главным проводником курса на европейскую интеграцию считается спикер парламента, и.о. президента Гимпу. Но руководить страной ему осталось недолго: 23 октября парламент приступит к процедуре утверждения нового главы государства. На пост президента Альянс намерен выдвинуть лидера Демпартии Мариана Лупу. Его кандидатура вполне устраивает Кремль. Это неудивительно: Лупу называет налаживание хороших отношений с Кремлем одной из главных своих задач. Прилетавший в Кишинев Нарышкин встречался с экс-президентом Владимиром Ворониным, убеждая его в необходимости поддержать кандидатуру Лупу при голосовании. Коммунисты пока держат паузу, но Дмит­рий Медведев недвусмысленно дал понять: Кремль видит именно Лупу будущим президентом и с ним намерен вести диалог. Во время саммита президент России первым делом встретился именно с председателем Демпартии, а лишь потом — с и.о. президента Гимпу. Одновременно с этими шли переговоры между первым вице-премьером Игорем Шуваловым и премьером Молдовы, потом московский гость заявил, что Россия предоставит Молдавии кредит. О какой именно сумме идет речь, Шувалов не сказал, уточнив лишь, что о $500 млн, которые пытался выбить из Москвы Владимир Воронин, речь уже не идет.

Будущее в тумане

В Кишиневе почти никто не сомневается, что Лупу все-таки будет утвержден на президентском посту. Доводить дело до очередных выборов никто не хочет, слишком тяжела экономическая ситуация в стране. Новое демократическое правительство уже пошло на ряд непопулярных реформ, в том числе монетизацию льгот для пенсионеров. Десятки пожилых людей собираются теперь ежедневно перед мэрией Кишинева. «Нам предлагают компенсацию 70 лей, а проездной на транспорт стоит 150! — жалуется пенсионерка Ирина Федоровна. — Я русская по национальности, а в интернете румынские националисты пишут, что все русские должны убираться в Сибирь. Но почему я должна уезжать? Я участвовала в строительстве театра оперы и балета, республиканской больницы, неужели я не заслужила нормальной пенсии и спокойной старости?»
Если утвердить Лупу на посту президента так и не получится, у руля власти на неопределенный срок останется Михай Гимпу, тогда российско-молдавским отношениям предстоит серьезное испытание на прочность. Вопрос о выводе войск для Гимпу принципиален, но тогда Тирасполь имеет все шансы стать новым Цхинвали. При этом власти Приднестровья, похоже, заинтересованы если не в развязывании нового вооруженного конфликта, то хотя бы в затягивании молдавского политического кризиса и максимальном ухудшении отношений Москвы и Кишинева. Провоцируя скандал, накануне саммита приднестровский лидер Игорь Смирнов заявил о скором вхождении в состав России, а в день встречи лидеров стран СНГ в Кишиневе в Приднестровье прошли командно-штабные учения.
Глава МИД непризнанной республики Владимир Ястребчак формулировки подбирает осторожнее своего шефа: по его словам, цель Тирасполя — добиться независимости. Об объединении с Москвой речь пока не идет. На вопрос корреспондента The New Times, понимает ли он, что, если Кишиневу так и не удастся найти взаимопонимания с Кремлем, Приднестровье рискует повторить судьбу Южной Осетии, Ястребчак надолго задумывается и, медленно подбирая нужные слова, говорит: «Наличие российских войск — стабилизирующий фактор... Наши силовые структуры готовы дать отпор попыткам нарушить баланс... Думаю, всем хватит политической мудрости...»
Больше всего опасаются обострения конфликта простые тираспольцы, которые ежедневно едут в Молдавию на работу. «В Приднестровье работы нет, Украине мы не нужны, а Россия нас хоть и поддерживает, но она далеко, и нам, простым людям, от этой поддержки никакого толку», — говорит Николай. Он зарабатывает ремонтом квартир, и источники его заработка — в Молдавии.
Вот только вопрос: насколько в реальности сторонам хватит этой самой политической мудрости? 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.