Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

«Послушные взрослые страшнее послушных детей»

13.10.2009 | Левкович Евгений | №36 от 12.10.09

Почему Григорий Остер начал писать книги для взрослых?





Игры разума. Детский писатель Григорий Остер после долгого перерыва выпустил сразу три новые книги — причем для взрослых. Одна из них — «Вредные советы непослушным бизнесменам» — достойна отдельного внимания, так как написана в жанре политической сатиры. В интервью The New Times Остер объяснил, почему он вдруг озаботился взрослым населением страны и о чем говорил с Путиным и Медведевым

Ваши предыдущие книги в жанре «вредных советов» предназначались для детей. Почему вы решили переключиться на взрослых?
Потому что дети, которые читали мои первые книги, повзрослели, но, к сожалению, далеко не все из них росли так, как я им «завещал». Многие из них стали послушными взрослыми, а такие взрослые — это еще страшнее, чем послушные дети. Особенно в стране, в которой долгое время был тоталитарный режим.
Разве может тот же бизнесмен стать непослушным?
Да просто обязан! По идее само желание стать бизнесменом — это уже некое проявление самости. Человек не хочет быть таким, как все, хочет сам что-то предпринимать. Поэтому как раз послушный бизнесмен — это нонсенс. Вообще понятие «послушание» для России чрезвычайно важно. От него нужно избавляться всеми средствами — как детям, так и взрослым. Иначе мы никогда не станем развитым государством. Ведь именно послушание позволяет человеку в итоге не заботиться о себе, не делать ничего такого, что называется «народовластием». За тебя все делают другие — а ты просто слушаешься.
Российские взрослые сильно отличаются от советских?
По-моему, нет. И дети не сильно отличаются, если не брать в расчет внешние факторы: появление у них компьютеров, мобильных телефонов. В этом вся беда. А если дело так пойдет и дальше, то отличий будет все меньше и меньше.
Что вы имеете в виду?
Ну, вы наверняка слышали о попытке создания детской организации под названием «медвежата». Это вполне в духе Советского Союза.
Если вы против таких начинаний, зачем вы тогда делаете сайт по заказу администрации президента под названием «Президент России — гражданам школьного возраста»?
Я не думаю, что «медвежата» — идея Медведева. Это идея тех самых послушных бизнесменов, про которых я пишу. Их цель — выслужиться перед начальством, сделать ему приятное, и больше ничего. Вся инициатива исходит снизу.
А президент типа ни при чем?
Я разговаривал с Медведевым. Мне сложно сказать, насколько он искренен, я не психолог, но, по его словам, он совершенно не в восторге от подобных идей. На том же президентском сайте нигде не написано: ребятки, любите Медведева, вступайте в новые пионерские организации! Совсем наоборот. Там есть целый раздел под названием «Как бороться с любовью к власти», в котором детям популярным языком объясняется, что любить президента — это очень плохо, что он всего лишь нанятый работник, и с него надо спрашивать, а не поклоняться ему.
Текст утверждал сам Медведев?
Да, лично. Как и все остальные разделы сайта, включая раздел «Как узнать, справляется ли президент со своей работой?» Там написано: «Если однажды ты услышишь, прочитаешь или увидишь, что про президента с утра до вечера говорят одно и то же: восхищаются им, восхваляют его, твердят, что он великий и прекрасный, незаменимый и непогрешимый, — знай: президент не справился со своей работой, случилась беда и в твоей стране больше нет свободы слова. А значит, нет и демократии».
А дети реально читают ваш сайт?
Да. Статистика посещений очень большая. Я, правда, был против того, чтобы сайт навязывали детям в школах, но знаю, что это происходит. В те российские школы, где нет интернета, администрация президента даже рассылала диски.
Почему президент просто не пресекает «медвежат» на корню? Вас это не смущает?
Я вам так скажу: меня, как гражданина, вообще очень многое смущает в нынешней власти. Но еще больше претензий у меня к обычному населению страны. Власть такая, какой мы с вами позволяем ей быть. Если бы общество пыталось вмешиваться хоть в какие-то процессы, мы бы жили сейчас в другом государстве. Могу привести вам простой пример. 2001 год, знаменитый митинг в защиту НТВ возле телецентра «Останкино». Сколько людей на него пришло, притом что по телеканалу всю неделю трубили: «поддержите нас»? Сорок тысяч человек в десятимиллионном городе! А если бы пришли пятьсот тысяч сознательных граждан, которым не все равно, где они живут и кто ими управляет, — результат, возможно, был бы иным.
А с Путиным вы когда-нибудь лично общались?
У нас было с ним два больших разговора, по несколько часов. Президентский сайт ведь запустился еще при нем. Сначала разработать его концепцию мне предложил Волошин, который тогда работал в администрации. Я сказал, что готов это сделать только в том случае, если мне дадут полную свободу действий и если потом никто не будет ничего исправлять и цензурировать. К некоторому моему удивлению, концепция Путина устроила. Потом мы встречались с ним и с командой дизайнеров, которые непосредственно сайт рисовали. Там произошла любопытная ситуация: на странице раздела о Конституции была помещена девочка в красном пионерском галстуке. Я сказал: «Галстук надо убрать». Путин возразил: «Зачем? Это же наша история». Я ответил ему: «Представьте себе, что канцлер Германии делает сайт для немецких детей, и в одном из разделов рисует девочку с фашистским значком, мотивируя это тем же: «Это наша история». Путин подумал и сказал: «Да, действительно, вы правы — давайте уберем галстук». Честно скажу, я впервые в жизни столкнулся с начальником такого ранга, который выслушал чужое мнение, подумал над ним и изменил свое. Рассказываю это не к тому, что я какой-то поклонник Путина, отнюдь. Но я всегда в этих случаях цитировал критика Беленкова, который говорил: «Конфликт между художником и властью — естественный и неминуемый, и кончается он гибелью художника. Но если он не дискуссионный — он кончается гибелью всего искусства». При советской власти конфликт не был дискуссионным. Сейчас — все-таки в какой-то степени.
Что должно произойти, чтобы вы перестали делать этот сайт?
Если с меня что-то потребуют против моей воли — сразу прекращу это дело.




Из анкеты Димки Медведева на сайте «Президент России — гражданам школьного возраста» 
Кем вы были в школе — двоечником, троечником, хорошистом или отличником? 
В начальной школе — отличником, а потом — не совсем. Но вообще-то учился неплохо. 
Часто ли в школу вызывали ваших родителей? 
Случалось. Особенно когда я стал постарше. 
Если девочка на уроке дразнит мальчика, то... 
Ей надо помочь. 
В день рождения директора школы... 
Можно получить точно такие же двойки, как и в обычный день. 
Если по дороге в школу черная кошка перебежала вам дорогу, нужно... 
Спокойно повернуться и возвратиться домой. 
Если на перемене одноклассник наступил вам на ногу, необходимо... 
Выяснить, нечаянно он наступил или нарочно, и действовать в соответствии с обстоятельствами. 
Когда на лабораторной работе по химии у вас разбивается какая-нибудь колба, надо... 
Увидев разбитую посуду, замереть в предвкушении счастья. 
Подросткам не стоит выходить в интернет... 
Без шарфа, шапки и пальто. 
Достоверную информацию в интернете можно найти только... 
Сравнивая сведения, полученные от разных информационных источников. 
Самая смешная из прочитанных мною книг называется... 
Ранние рассказы Чехова и произведения Джерома К. Джерома. 
Самая грустная из прочитанных мною книг... 
Тот же Чехов — «Палата № 6», Достоевский — «Бесы». 
К сожалению, я так и не смог дочитать до конца книгу... 
Джеймс Джойс — «Улисс». Эта книга показалась мне скучной. 
Вы наказываете своего ребенка за двойки? 
Нет. Я родитель-гуманист. За двойки я даю ему конфеты. 
Кем вы будете работать, когда перестанете работать президентом? 
Еще не придумал. Отдохну сначала как следует. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.