Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кадры

#Силовики

Временно отставленные

18.11.2013 | Жанна Ульянова | № 38 (305) от 18 ноября 2013

Проштрафившихся силовиков пересаживают в другие кресла. Или повышают

В правоохранительных органах укоренилась новая традиция — показательные отставки руководителей за проступки подчиненных. Как складывается судьба уволенных начальников и почему многие из них без лишнего шума возвращаются на службу — разбирался The New Times
32_01.jpg
«Я сорок лет отслужил, я любил милицию. Я боевой офицер, конечно, я ожидал другого ухода… как-то по-доброму, что ли. Не хочу говорить о карьере в милиции — умерла так умерла». О своей отставке генерал-полковник Владимир Пронин в беседе с The New Times вспоминает с горечью. С поста начальника ГУВД Москвы его уволили 28 апреля 2009 года — на следующий день после того, как начальник ОВД «Царицыно» майор Денис Евсюков устроил стрельбу в столичном супермаркете, убив двоих и ранив шестерых человек. Глава ГУВД тогда публично выразил поддержку своему подчиненному, назвав его «перспективным сотрудником» и списав трагедию на «психическое расстройство», — и потерял должность, которую занимал почти восемь лет.


32_02.jpg
Владимир Пронин, потеряв работу в московской милиции, теперь работает на Кремль
Сняв погоны, Пронин устроился вполне комфортно. Поработав несколько месяцев советником у первого вице-мэра Москвы Владимира Ресина, в июле 2010-го бывший начальник московской милиции был назначен вице-президентом госкорпорации «Олимпстрой». Спустя еще два года он перешел в Управление делами президента РФ, где сейчас занимает должность первого заместителя начальника Управления по эксплуатации зданий высших органов власти. О своих обязанностях на Старой площади Пронин рассказывать The New Times отказался, ограничившись лаконичным: «Нормально, я доволен».

Генерал Пронин был одной из первых «ритуальных жертв» нового курса руководства МВД, начатого еще при прежнем министре Рашиде Нургалиеве: начальников разного уровня стали регулярно увольнять за неправомерные действия их подчиненных. Эта практика стала ответом на участившиеся скандалы вокруг правоохранителей и окончательно утвердилась после реформы МВД и переименования милиции в полицию.

Владимир Колокольцев, возглавивший обновленное ведомство в мае 2012 года, этой практикой явно гордится. В интервью «Российской газете», опубликованном 6 ноября, он сообщил, что только за 2013 год из четырех тысяч наказанных за резонансные правонарушения сотрудников три четверти составили именно полицейские руководители. А вслед за МВД метод показательных увольнений взяли на вооружение и другие правоохранители. Правда, скандальные отставки, как выяснил The New Times, ничуть не помешали многим силовикам благополучно устроиться на новых должностях. Основных направлений такого трудоустройства три: на госслужбу, в другие подразделения тех же силовых ведомств или в близкие к государству бизнес-структуры.
  

Только за 2013 год из четырех тысяч наказанных сотрудников три четверти — полицейские руководители  

 
Сдвиг по вертикали

История генерала Пронина не уникальна: высокопоставленные силовики, подвергнутые показательной порке, нередко «всплывают» на высоких должностях в госслужбе.

Генерал-майора Виктора Лесняка, отслужившего в органах внутренних дел 37 лет, снимали в октябре 2009 года с поста главы МВД Тувы громко — с разоблачительными сюжетами в теленовостях и разгромными речами на совещаниях. Рашид Нургалиев тогда напрямую связал отставку Лесняка с расстрелом двоих сотрудников ДПС старшим лейтенантом УБЭП тувинского МВД Аяном Павловым. Однако уже полгода спустя, рассказывает близкий к МВД источник The New Times, замминистра внутренних дел РФ Александр Смирный представил Лесняка к назначению на пост начальника Псковского УВД. Правда, тогда его кандидатура по каким-то причинам не прошла. Зато в 2012 году Виктор Басаргин, назначенный губернатором Пермского края, сделал Лесняка вице-премьером, доверив ему краевое Министерство общественной безопасности. Эту должность 62-летний Лесняк оставил в феврале 2013-го — как объясняли в региональном правительстве, в связи с ухудшением здоровья.
  

Один из способов сохранения «ценных кадров» — перемещение на аналогичные должности в других субъектах РФ  

 
Еще более громким был скандал в Казани, где в марте 2012 года в результате пыток в ОВД «Дальний» погиб задержанный за мелкую кражу Сергей Назаров. Название отдела быстро стало нарицательным, в ходе расследования выяснилось, что Назаров был далеко не единственным, кого пытали полицейские, и в республиканском МВД устроили показательную чистку. Нескольким руководителям, в том числе главе казанской полиции Рустему Кадырову и начальнику оперативно-розыскной части Управления собственной безопасности МВД Татарии Рустему Валиуллову, были вынесены предупреждения о неполном служебном соответствии. Глава республиканского МВД генерал-лейтенант Асгат Сафаров отделался выговором, но в апреле подал рапорт об увольнении по собственному желанию.

Однако успешной карьере наказанных это ничуть не помешало. Рустем Кадыров в августе 2012 года стал начальником инспекции МВД по Татарии, а затем возглавил Управление административных и правоохранительных органов в аппарате республиканского правительства. Валиуллов сейчас занимает пост врио замначальника Управления Федеральной миграционной службы по Татарии. Ну а Сафаров спустя всего два месяца после скандала был назначен вице-премьером татарского правительства, а в августе 2013-го возглавил аппарат президента республики.
32_03.jpg
Рустем Кадыров (второй слева) после дисциплинарного взыскания получил повышение по службе 

Дрейф по горизонтали


Другим способом сохранения «ценных кадров» является их перемещение на аналогичные или даже более высокие должности в других субъектах РФ. Именно по такой схеме был «наказан» за межнациональные волнения в Кондопоге в 2006 году начальник УФСБ по Карелии Алексей Дорофеев: как писал The New Times*, уволенный тогда полковник Дорофеев сейчас уже генерал-майор и начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области.

Среди силовиков, получивших дисциплинарные взыскания после убийства 12 человек в станице Кущевская в ноябре 2010 года, оказался замруководителя Управления Следственного комитета по Краснодарскому краю Аслан Хуаде. Сразу после этих событий ему вынесли предупреждение о неполном служебном соответствии, а в июле 2011-го, по итогам внутреннего расследования, Хуаде был уволен с официальной формулировкой «по сокращению штатов». Но уже в августе он занял аналогичную должность в Управлении СК соседней Ростовской области.

Еще одному правоохранителю перейти на новое престижное место службы не помешало даже обвинение в уголовном преступлении по статье «халатность». 17 августа 2009 года у здания Назрановского РОВД Ингушетии произошел взрыв, погибли 20 человек. После теракта начальник РОВД Али Яндиев и глава ингушской милиции Руслан Мейриев были уволены, против них возбудили уголовное дело. По версии следствия, они знали о готовящемся теракте, но не предприняли мер по обеспечению безопасности. Пока дело слушается в суде, Яндиев получил новое назначение, сменив старую столицу республики на новую: теперь он возглавляет отдел МВД по городу Магас.
  

У полицейских в нынешней правоохранительной системе нет стимула бороться с коррупцией  

 
К опыту коллег из МВД нередко прибегает и ФСИН. Начальник Бутырского СИЗО Дмитрий Комнов — один из немногих сотрудников системы исполнения наказаний, лишившихся работы после смерти в 2009 году юриста Сергея Магнитского, — в 2010 году был назначен исполняющим обязанности заместителя начальника СИЗО-4 «Медведь». А в 2013 году фигуранта «списка Магнитского» Комнова повысили в должности и назначили начальником столичного СИЗО-3 «Пресня».

Останется в системе ФСИН и начальник «Матросской Тишины» Фикрет Тагиев, уволенный в мае 2013 года за побег задержанного: обвиняемый в убийстве Олег Топалов сбежал, проделав обычной ложкой дыру в потолке. По информации The New Times, Тагиев в настоящий момент находится в отпуске, но в ближайшее время его планируется назначить советником одного из высокопоставленных сотрудников ФСИН.

Запасной аэродром


32_04.jpg
Бывший директор ФСИН Юрий Калинин занимается кадрами в «Роснефти»
Наконец, еще одно популярное направление трудовой миграции отставных силовиков — в близкие к государству бизнес-структуры.

В августе 2009 года с поста директора ФСИН был уволен Юрий Калинин. Его ни в чем не обвиняли и даже назначили заместителем министра юстиции, но неофициально в Кремле объясняли, что 63-летний ветеран не справится с задуманной президентом Дмитрием Медведевым масштабной реформой системы исполнения наказаний. Менее чем через год Калинин отправился на «почетную пенсию» в Совет Федерации, где до октября 2012-го представлял Пензенскую область. А в декабре того же года бывший глава ФСИН занял пост вице-президента по кадровым и социальным вопросам в нефтяной компании «Роснефть».

Начальник краснодарского ГУВД Сергей Кучерук в 2010 году тоже лишился должности по инициативе президента, который жестко раскритиковал правоохранителей за ситуацию в станице Кущевская. Но местные власти быстро подыскали опальному офицеру новую должность — заместителя гендиректора Крайинвестбанка (принадлежит администрации Краснодарского края). Нового коллегу коллективу банка представлял лично вице-губернатор Иван Перонко.

Виктора Гречмана, начальника томского УВД, выгнали из милиции после убийства журналиста Константина Попова в одном из томских медвытрезвителей. С поста Гречмана сняли в январе 2010-го, а в сентябре того же года он стал советником управляющего томским филиалом Промсвязьбанка (хозяева — близкие к власти «православные банкиры» братья Ананьевы). В его обязанности входит «лоббирование интересов банка в различных структурах».

Переквалифицироваться в банкиры удалось и главе УВД по Южному округу Москвы генерал-майору Виктору Агееву. Хотя его увольнение из органов в конце апреля 2009-го было преподнесено в СМИ как наказание «за Евсюкова», непосредственным начальником которого являлся Агеев, на самом деле о предстоящей отставке генерала пресс-служба ГУВД Москвы сообщила еще за неделю до бойни в супермаркете. По неофициальной информации, поводом для этого послужил скандал с документами по делу экс-совладельца «Евросети» Евгения Чичваркина, которые были обнаружены в мусорном баке возле окружного УВД. Как бы то ни было, в 2011 году Агеев «всплыл» на должности вице-президента НС-банка, который принадлежит владельцу тесно связанного со столичными властями строительного холдинга СУ-155 Михаилу Балакину. В банке Агеев занимается вопросами экономической безопасности.

Сухой остаток


В существующей системе не бывает отставников, всех пристраивают, объясняет Элла Панеях, ведущий эксперт Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, одна из авторов концепции реформы правоохранительных органов, разработанной по заказу Комитета гражданских инициатив**. Исследовав механизмы работы полиции, она пришла к однозначному выводу: «Проблема в том, что результативность этих чисток, даже если бы отставники не возвращались в органы, была бы нулевая». Дело в том, что у полицейских в нынешней правоохранительной системе нет стимула бороться с коррупцией или что-то менять; когда же над ними повисает угроза увольнения за грехи подчиненных, начальники обретают новый смысл — покрывать нерадивых сотрудников. «Пока полицейские будут вынуждены ежегодно превосходить прежние показатели раскрываемости, основанные на коррупции и применении силы к подозреваемым, практика ответственности руководства за рядовых сотрудников будет «положительной» только для Колокольцева. Для министра это способ удержать жесткую иерархию в ведомстве», — заключает Панеях. 


фотографии: Максим Бликов/РИА Новости, Василий Шапошников/Коммерсант, Михаил Соколов/Коммерсант, Григорий Собченко/Коммерсант




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.