Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Выборы

Итоги выборов в Грузии: «мечта» - сбылась?

29.10.2013 | Гагиева Мадина, Тбилиси

Саакашвили в оппозиции опасней, чем Саакашвили у власти

Согласно последним данным ЦИК Грузии, итоги президентских выборов выглядят так: Георгий Маргвелашвили («Грузинская мечта») – 62,11 % голосов, Давид Бакрадзе («Единое национальное движение») – 21,73, Нино Бурджанадзе ( «Демократическое движение - Единая Грузия»)   – 10,18. Уже ясно: десятилетняя эпоха «Единого национального движения» (партия Михаила Саакашвили) уступает место «Грузинской мечте» Бидзины Иванишвили - партии без политического бэкграунда, зато с ощутимой поддержкой населения

RIAN_02309442.LR.ru.jpg
Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили (слева) и кандидат в президенты Грузии от коалиции "Грузинская мечта" Георгий Маргвелашвили после совместной пресс-конференции в Тбилиси

Впрочем, за последнее время поддержка заметно ослабла. По последним данным, явка на выборы составила 46,6 % - то есть в голосовании приняли участие 1 млн 648 тыс 662 избирателей из 3 млн 537 тыс 719: для Грузии — беспрецедентно низкий показатель. Триумфальной такую победу Маргвелашвили (за него проголосовали около 800 тыс человек) назвать сложно. 

Борьба за «серебро» 

В том, что кандидат от правящей партии займет кресло главы государства, практически никто не сомневался. В принципе, основная борьба шла за второе место  -  как трамплин для гипотетической победы на парламентских выборах в 2016 году (кстати, об этом уже заявил Михаил Саакашвили, обращаясь к населению Грузии с прощальным словом, он даже сказал: «До встречи через четыре года!»). Боролись за этот «трамплин» Давид Бакрадзе и Нино Бурджанадзе. И если первый буквально спустя несколько минут после объявления результатов экзит-поллов поздравил с победой Маргвелавшили, то его соперница делать этого не спешит. Итоги голосования – результат сговора «Националов» и «Мечты», заявила Бурджанадзе. Кандидат от «Демократического движения» уверена, что цифры, которые ей «нарисовали», максимально устраивают ее политических оппонентов. Бывший спикер парламента обещает «отстоять» голоса своих избирателей, но как именно – не уточняет.

Надо признать, результат Нино Бурджанадзе действительно многих удивил. Ее предвыборная кампания была очень динамичной, и порой даже более эффективной чем у Маргвелашвили. Да и на нехватку людей на митингах она явно не жаловалась: на встречи с Бурджанадзе приходило гораздо больше людей, чем, например, на встречи с Давидом Бакрадзе. 

Новые приоритеты 

Новый президент Грузии уже провел свою первую пресс-конференцию, причем не один, а на пару с премьер-министром Бидзиной Иванишвили. В общем-то, приблизительная картина его «политической ориентации» и первых шагов на новом посту уже вырисовывается. 

Первое: курс на евроинтеграцию Тбилиси менять не будет. 

Второе: отношения с Россией будут «конструктивными, но принципиальными». 

Третье: в президентской резиденции, которая была построена при Саакашвили, Маргвелашвили работать не собирается. 

Четвертое: сотрудничать с «Националами» новый президент не считает нужным, разве что по ряду внешнеполитических вопросов. 

Пятое: инаугурация Маргвелашвили, назначенная на  17 ноября,  будет «скромным мероприятием», пригласят ли на нее Михаила Саакашвили – пока неизвестно. 

Шестое: политического преследования в отношении Михаила Саакашвили не будет, а вот возбуждение уголовного дела не исключено, заявил Маргвелавшили. Впрочем, как он выразился, «это уже не моя компетенция». 

Главная загадка 

Известно уже и то, что Бидзина Иванишвили покинет премьерский пост 24 ноября, через неделю после инаугурации Маргвелашвили, и в тот же день назовет имя своего преемника. Иванишвили не скрывает: это будет человек из его команды. Но слухи по Тбилиси уже поползли. Среди наиболее вероятных кандидатов на пост главы кабинета Давид Сергеенко (кстати, личный врач семьи Иванишвили) и глава МВД Грузии Ираклий Гарибашвили. Оба – молоды, оба – из прошлой, «неполитической» жизни Иванишвили, наконец, у обоих нулевой опыт в политике. Правда, у Гарибашвили есть колоссальный плюс: говорят, он единственный человек, которому грузинский премьер безоговорочно доверяет. 

Правда, буквально пару дней назад называлось еще одно имя - Георгия Квирикашвили, занимающего в правительстве Иванишвили пост вице – премьера и министра экономики. Но сегодня эту фамилию в окружении Иванишвили больше не называют.

Кроме того, перед уходом Бидзина Иванишвили обещает назвать имя кандидата в мэры Тбилиси, который весной 2014 года примет участие в местных выборах и, как надеются в «Мечте», в итоге сменит ставленника «Националов» Гиги Угулава на посту столичного градоначальника. 

Прощальное обращение 

Тем временем Михаил Саакашвили выступил с последним в ранге главы государства обращением к нации — вознесшей его на пик власти и славы и избавившейся от него спустя 10 лет.  Идеолог «Революции роз» попытался объяснить населению, почему он так спешил с преобразованиями в стране, и почему из-за этого его решения были порой непредсказуемы, а поступки - изменчивы. По словам Михаила Саакашвили, «прошлое настолько дышало ему в спину, что иначе ничего изменить не получилось бы». Впервые теперь уже уходящий президент признал, что, видимо, чрезмерно доверял «отдельным должностным лицам в прокуратуре и министерстве внутренних дел». И –  извинился перед всеми, кто «на протяжении этих лет стал жертвой несправедливости и унижений»: «Видимо, мы настолько увлеклись реформами, что забыли объяснить людям, зачем это делаем, и забыли, что нужно получить их согласие». Саакашвили признал, что «судебная реформа была очень медленной, а реформирование сферы образования – недостаточно глубоким». И тут же добавил, что готов «взять на себя ответственность за это». 

RIAN_02308910.LR.ru.jpg
Михаил Саакашвили на избирательном участке

Но назвал он и те шаги, за которые никогда не извинится: «Я никогда не извинюсь за то, что уничтожил организованную преступность, элитную коррупцию, построил новые города». 

А напоследок президент попросил население никогда не отказываться от курса на интеграцию в НАТО и Евросоюз. И  -  больше не давать российским шпионам возможности проникнуть на территорию Грузии. 

Конец или начало? 

Надо отдать должное «националам»: свое поражение на выборах они приняли более чем достойно. Кстати, способность извлекать уроки из серьезных политических поражений, видеть в них плюсы для будущего развития партии, всегда было отличительной чертой соратников Михаила Саакашвили. При любом раскладе «Единое национальное движение» остается главной оппозиционной силой в Грузии, при этом — обладающей  серьезным (пусть иногда и горьким) политическим опытом. Силой, во главе которой остается Михаил Саакашвили. Тот самый Саакашвили, который пару лет назад сказал про собственное правительство: «Будь я сейчас в оппозиции, я скинул бы такое правительство за пару часов». Ясно одно: Михаил Саакашвили в оппозиции гораздо опаснее, чем Михаил Саакашвили у власти. И, похоже, в «Грузинской мечте» это прекрасно понимают. 


Чего ждать от нового президента Грузии - опрос The New Times

Ираклий Ломоури, писатель:

«Ждать чего-либо лично от Маргвелашвили нет смысла: он будет марионеткой, будет делать только то, что ему скажет Иванишвили. Маргвелашвили выиграл только благодаря Иванишвили, вообще любой «кандидат от Иванишвили» сегодня выиграл бы, влияние премьера очень велико. Его, в первую очередь, воспринимают как «победителя Саакашвили», которого большинство населения просто на дух не переносит.

Но, несмотря на чувство благодарности к Иванишвили, я в своем бюллетене зачеркнул всех кандидатов в списке. Потому что Иванишвили оказался новым автократом, хотя и, в отличие от Саакашвили, «автократом с человеческим лицом». Иванишвили единолично решает, кому быть президентом, а кому — премьер-министром. К тому же, он не сдержал предвыборное обещание, записанное в программе его партии - запретить строительство гигантских ГЭС. А сейчас селению Хаиши в Сванетии грозит затопление из-за возобновления строительства Худонгэс».

Гигла Агулашвили, глава парламентского комитета по сельскому хозяйству, депутат от «Грузинской мечты»:

«Георгий Маргвелашвили поведет страну курсом стабильного развития, который мы взяли с 1 октября прошлого года, победив на парламентских выборах. Стабильность стратегического развития была одним из пунктов предвыборной программы Маргвелавшили.

Бывший президент Грузии часто не способствовал, а иногда и препятствовал нашей работе как законодателей, накладывая вето на многие наши законопроекты, и нам приходилось иногда запаздывать с реформами. Так что я лично очень доволен итогами выборов. Вообще таких честных выборов еще не было в истории Грузии. И если мы будем продолжать в том же духе, у людей вернется вера в то, что политику создают они сами, что их голоса никто не ворует.

Наш кандидат победил именно потому, что люди ожидают от нас продолжения того курса, который мы держим уже целый год.

Не думаю, что в отношениях с Россией будет какой-то рывок вперед, скорее мы будем продолжать тот курс, которого придерживаемся последний год. Нам есть о чем дискутировать с российской стороной, но есть и вопросы, по которым мы занимаем принципиальную позицию».

Заза Фиралишвили, политолог:

«Сегодня мы переживаем уникальный момент в грузинской истории: у избирателей нет никаких особенных ожиданий от итогов выборов, от этого нового президента. Мы стали реалистичней смотреть на вещи, избавились от максимализма. Так что в этом смысле Маргвелашвили будет комфортней, чем его предшественникам.

Все, что нам нужно сегодня от главы государства - больше рационализма, больше выдержки, пусть ведет страну по направлению к гражданскому миру.

Маргвелашвили олицетоворяет политическую стратегию, которую предложил нам Иванишвили в 2011 году, когда объявил о своем приходе в политику. Вместе с тем Маргвелашвили – лучший из всех кандидатов, которых мог нам предложить Иванишвили. Он (Маргелашвили - The New Times) – человек с безупречным прошлым, образованный, умный, достаточно популярный в интеллектуальных кругах - у него позитивный репутационный капитал. Еще один плюс: Маргвелашвили - не сторонник революционных методов в политике, которыми руководствовались остальные кандидаты: сломать, изменить все и начать все сначала. Наше население стало мудрее, сейчас востребованы политики-созидатели, способные закрепить положительные тенденции в различных сферах. В этом смысле Маргвелашвили – олицетворение того позитивного начала, которое присутствует в нашей общественной психологии последние несколько лет».

Мераб Гуджеджиани, архитектор:

«Чего мы можем ожидать от Маргвелашвили, если выбирали не Маргвелашвили, а Иванишвили – во второй раз. Лично Маргвелашвили никогда не набрал бы столько голосов. Кстати, если бы был Аласания (Ираклий Аласания, бывший соратник Михаила Саакашвили, с 2009 года — в оппозиции к экс-президенту, ныне министр обороны Грузии, лидер партии «Наша Грузия-свободные демократы» — The New Times), то он получил бы все 75% голосов! Почему не Аласания? Потому что у Иванишвили свои причуды: он немного ревнивый, с характером такой... Аласания – более прозападный политик. А Маргвелашвили – добросовестней, честней, он более послушный. Но то, что 21 % получил Бакрадзе — это достижение «националов». Ведь раньше как было? Все 96 процентов голосовали за Гамсахурдиа, потом все те же 96 – за Шеварнадзе, а потом все те же 96 – за Саакашвили. А сейчас виден прогресс, появилась реальная оппозиция.

Какая-то группа «националов» в исполнительной и законодательной властях, скорее всего, останется. Надеюсь, Иванишвили не пересажает их всех, не будет оголтелого реваншизма, все-таки «мечтатели» — они Запад тоже немного слушают. Если кто-то в прежней администрации закон нарушал - конечно надо судить. Но тогда нужно судить и тех министров, кто был до Саакашвили. Если же власти примут решение об амнистии - амнистировать должны всех.

Грузинский народ любит голосовать за личность. Грузины склонны думать, что им то Саакашвили что-то даст, то Иванишвили что-то даст, например, заводы им понастроит, зарплаты, пенсии поднимет, цены снизит. Да-да, они (избиратели - The New Times) почему-то все думают, что цены будут снижены, хотя нигде на земле этого не происходит. А у нас политики любят этим покозырять, и люди на это покупаются.

Вот Иванишвили сегодня, кстати, заявил, что 21 процент за Бакрадзе - для него лично сюрприз, это, дескать, показатель того, что у грузинского народа низкий уровень политического развития. Наш премьер не понял, что, во-первых, оскорбил своим высказыванием грузинский народ, а, во-вторых, расписался в своей собственной низкой политической культуре. Потому что если ты выиграл, то теперь должен ратовать за единство нации, быть лидером для всех грузин. А вот Бакрадзе, между прочим, Маргвелашвили поздравил с победой.

Вообще «мечтатели» должны бы сейчас ценить то, что у них есть реальная оппозиция. Ведь беда Саакашвили, в том числе, и в том, что у него такой оппозиции не было, иначе такого количества перегибов власть не допустила, ей бы просто не дали».

Записала Татьяна Монтик, Тбилиси



Фотография: Алексей Куденко/РИА-Новости




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.