Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Комментарий

Абсурд. В лучшем случае

28.10.2013 | Гессен Маша | № 35 (303) от 28 октября 2013


О слушаниях по апелляционным жалобам членов экипажа и активистов Greenpeace, которые идут в областном суде Мурманска
14_01.jpg
Ледокол Arctic Sunrise все еще под арестом. Мурманск. 24 октября 2013 г.

В лучшем случае произойдет следующее: в ближайшие несколько недель уголовные дела против тридцати узников с судна Arctic Sunrise под соусом переквалификации спустят на тормозах, отпустят иностранных граждан на поруки консулам, российских отпустят под залог, максимально быстро состряпают дело по статье «хулиганство» и дадут всем условные сроки. Может быть хуже: не отпустят до суда, например, а это, как ни крути, еще несколько месяцев, ведь надо дело написать на 30 обвиняемых, — сроки дадут реальные (по 213-й статье обычный срок — три года), иностранцев депортируют, а российские граждане будут сидеть. Может быть и еще хуже: по 213-й можно и до семи лет накрутить, и могут никого не депортировать. Но все лучше, конечно, чем 15 лет за пиратство.

14_02.jpg
Активист Greenpeace Дмитрий Литвинов (слева) в мурманском суде. 24 октября 2013 г.
Такая арифметика сейчас в голове у любого, кто следит за делом Arctic Sunrise, а таких много: друзья и родные 30 человек из 19 стран, активисты Greenpeace и сочувствующие по всему миру. И за этой арифметикой естественным образом теряется история того, что уже произошло с экипажем корабля Arctic Sunrise. А произошло вот что.

19 сентября этого года на палубу корабля, находящегося в международных водах, высадился десант из российских пограничников. Они согнали всех — или всех, кого смогли найти — в кают-компанию, где и продержали экипаж следующие несколько дней. Спустя некоторое время судно отбуксировали в порт Мурманска, а экипаж препроводили в следственное управление, находящееся по адресу: ул. Карла Либкнехта, д. 18. Этот адрес хорошо известен всем членам экипажа, потому что, согласно документам, именно там их задержали 24 сентября. Как именно граждане иностранных государств, не обладающие российскими визами, попали на улицу Карла Либкнехта — в уголовном деле не уточняется.

Задержав подозреваемых вечером 24 сентября, мурманские следователи, прокуроры и суд Ленинского района умудрились протянуть еще более 48 часов, прежде чем принять решение об аресте подозреваемых. Тут появляются сразу три проблемы. Во-первых, по закону человек может содержаться под стражей до ареста не более 48 часов, а экипаж мало того что сидел взаперти с 19 сентября, так даже с момента официального задержания прошло более двух суток. Во-вторых, суды не имеют права заседать по ночам — а судебные заседания по аресту гринписовцев прошли именно что ночью. В-третьих, вообще непонятно, почему это дело рассматривал суд Ленинского района: никто из подозреваемых на территории этого района не живет, задержаны они были фактически все-таки не на улице Карла Либкнехта, а в международных водах, а платформа «Приразломная», в пиратском нападении на которую их в конце концов обвинили, зарегистрирована в Нарьян-Маре.

Как граждане иностранных государств, не обладающие российскими визами, попали в Мурманск, в уголовном деле не уточняется 

Кстати, о водах и платформе. Пиратство, согласно Уголовному кодексу, это «нападение на морское или речное судно с целью завладения чужим имуществом». Мало того, что о завладении имуществом речь не шла, но и судна никакого не было: «Приразломная», согласно документам, является «стационарной ледостойкой платформой», но не судном. И находится оно хоть и в исключительной экономической зоне РФ, но за пределами территории Российской Федерации. Собственно, для того и было придумано обвинение в пиратстве, чтобы оправдать, задним числом, задержание людей в международных водах — это чуть ли не единственное преступление, за которое можно задерживать за пределами собственного государства (но никак не на улице Карла Либкнехта).

14_03.jpg
Гринписовца из Канады Пола Рузицки освобождают от наручников после захода в клетку. Мурманск. 24 октября 2013 г. 
Все эти аргументы и еще несколько высказывались в областном суде города Мурманска не меньше 28 раз в октябре, и разные судьи 28 раз проигнорировали их и оставили без изменения постановления о заключении под стражу подозреваемых в пиратстве членов экипажа Arctic Sunrise. Им оставалось оставить без изменения еще всего два постановления, когда Следственный комитет решил сменить обвинение с пиратства на хулиганство, чтобы избежать разбирательства в Международном трибунале по морскому праву, куда направило иск правительство Нидерландов.

С изменением обвинения бессмысленная судебная машинка запустится по новой. Адвокаты будут опять говорить о нарушении Уголовно-процессуального кодекса, а также о том, что преступление под названием «хулиганство» по определению нельзя совершить за пределами территории страны. Судьи будут штамповать очередные типовые решения. В лучшем случае это будут решения об изменении меры пресечения. В самом лучшем случае.

И кто-то на радостях, а кто-то из соображений дипломатии, но все так или иначе забудут, что 30 человек были похищены российскими пограничниками в международных водах и неделями незаконно содержались в бесчеловечных условиях. Это в самом лучшем случае. 




Фотографии: Дмитрий Шаромов/Greenpeace, Игорь Подгорный/Greenpeace




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.