Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Грузия: "Имеди" молчит

19.11.2007 | Геворкян Наталия | № 41 от 19 ноября 2007 года

Суд отозвал лицензию у оппозиционного телеканала

Грузинские власти отменили режим чрезвычайного положения. 22 ноября президент Саакашвили должен уйти в отставку, и в Грузии начнется борьба за президентское кресло. Выборы назначены на 5 января. Однако оппозиционный канал «Имеди» по-прежнему молчит. По решению тбилисского суда у компании отобрана лицензия. О судьбе «Имеди» генеральный директор телекомпании Бидзина Бараташвили рассказал в интервью The New Times

Бидзина Бараташвили — Наталии Геворкян

Бидзина Бараташвили был вызван к следователю грузинской генпрокуратуры через шесть дней после закрытия канала (это случилось, напомним, 7 ноября). До этого представители власти не предпринимали попыток общения с «Имеди».

Вы встречались со следователем по вашей просьбе или по его инициативе?
Мне позвонил следователь, который ведет дело Бадри (Патаркацишвили. — The New Times), а то, что касается телекомпании, они рассматривают вкупе с делом Бадри.

Вы имеете в виду дело о попытке государственного переворота, в котором обвиняют Патаркацишвили?
Да.

И при чем тут «Имеди»?
Следователь передал мне постановление суда, датированное 7 ноября. Там три страницы текста. Вот что написано на третьей странице: «Аркадий Патаркацишвили как участник заговора 7 ноября в эфире фактически контролируемой им телекомпании сделал заявление, которое способствовало дальнейшему напряжению и так достаточно напряженной ситуации. В связи с этим против него возбуждено дело по статье о попытке насильственного свержения власти» — и так далее… Вообще все заявления, я объясню, передавались всеми каналами, и все их брали из информационных агентств.

Дело возбуждено против Патаркацишвили, а не против «Имеди»…
Пока они нам говорят о том, что наложили арест на имущество Бадри, а поскольку телекомпания принадлежит Бадри и лицензия принадлежит Бадри, то теперь все арестовано и опечатано. Нас они напрямую ни в чем не обвиняют.

А про News Corporation (NC) на этих трех страницах что сказано?1
Вообще не фигурирует никак. Не существует. Нам на словах пытались объяснить, что News Corporation — это все фикция. Еще раз говорю: это первый официальный документ, который я держу в руках. Остальное все имеет какие-то вербальные формы…

Может быть, договоренности между NC и Бадри Патаркацишвили имели тоже вербальную форму, что дало следователю право утверждать, что присутствие в «Имеди» NC — это фикция?
Нет. 31 октября в Тбилиси приезжал один из руководителей News Corporation Мартин Помпадур. Был составлен документ, по которому Бадри передал NC 100% менеджмента, то есть управления с правом принятия решений. На год все принадлежащие Бадри акции переданы NC с правом пролонгации в том случае, если Бадри остается в политике. В Тбилиси постоянно работает представитель NC Льюис Робертсон, он же одновременно президент компании News Media Caucases, которая занимается в том числе проектами NС на территории бывшего СССР. И он же генеральный директор телерадиокорпорации «Имеди».

То есть на момент закрытия «Имеди» была компанией, которая на 100% управлялась News Corporation, и это документально подтверждено?
Да. Была пресс-конференция, все было объявлено официально, а документ был зарегистрирован в официальном реестре. Причем Бадри мотивировал этот шаг тем, что он начинает поддерживать оппозицию и не хочет, чтобы канал как-то ассоциировался с его политической позицией, канал должен оставаться свободным и независимым. Патовость ситуации заключается в том, что мы встречаемся с иностранцами, с американским послом, все признают NC как одного из совладельцев «Имеди», но вот в официальном документе, который я видел, NC как будто не существует, ее присутствие полностью игнорируется. Только «имущество Бадри»…

Ну это, собственно, понятно: на имущество Бадри Патаркацишвили в связи с уголовным делом можно наложить арест, а на имущество NC вроде бы не за что. В итоге, даже после отмены в Грузии чрезвычайного положения, «Имеди» все равно не сможет работать?
Не сможем — без лицензии и с опечатанным имуществом. Конечно, у нас есть 72 часа по закону, чтобы опротестовать предъявленное нам решение. Мы это сделаем, потом документ пойдет по инстанциям. У меня такое чувство, что власти просто тянут время.

А в каком состоянии компания сейчас? Если бы ситуация была иной, могли бы вы, условно, завтра выйти в эфир?
Понятия не имею, что там сейчас. Я там был в последний раз 7 ноября.

Не пускают?
Не пускают. И даже после того, как туда пустили делегацию Евросоюза, трудно что-то понять. Наша просьба была, чтобы пустили технического директора или меня — чтобы посмотреть, что там есть и в каком состоянии. Пустили европейцев. Что они могу сказать? Во-первых, там все убрали, конечно. Три дня шла уборка. Убраны все эти видеокассеты, которые были испорчены, видеоаппаратура сломанная — все это куда-то вывозили на грузовиках. Вы же понимаете, что видит несведущий человек, когда входит, например, в аппаратную. Там стоят десять компьютеров, а человек же не знает, сколько их было, те ли это компьютеры. Но чисто вокруг.

То есть люди входят и видят чистое помещение, стоят компьютеры и камеры — все вроде бы внешне хорошо. А вы при этом не знаете, сколько и какое оборудование пострадало?
Не знаю. И какое впечатление осталось у европейцев? Они сказали, что так не бывает… Представителей Мердока туда пускают? Нет, никого не пускают. Что будет происходить дальше? Мы наняли лучших здешних адвокатов, NC действует по своим каналам в Америке и Англии. Там тоже адвокаты. Мы скоординируем наши действия, конечно. Но все это требует времени. Я не уверен, что канал и после выборов выйдет в эфир. Мы не нужны. Но это повлияет на легитимность выборов? Все иностранцы, с которыми я тут встречаюсь, а я, кажется, в жизни не общался с таким количеством иностранцев, в один голос говорят: канал должен вещать. Должен, но меня не удивит, если он вещать не будет. На власть ничто не может повлиять? По крайней мере, на сегодняшнюю власть… В каком состоянии ваши ребята? Вот они встают утром и что делают? Мы встречаемся. Знаете, я никогда, никакими силами не смог бы так сплотить коллектив, как это сделали все эти обстоятельства. Сейчас все на подъеме. Они сами сделали из нас героев. Вы не представляете, что происходит! Люди останавливают нас на улице, спрашивают — что, как… Я не знаю, сколько это будет продолжаться, но сегодня мы — главная тема. Таксисты не берут с нас денег. Сигареты нам не продают, а дарят. Такая вот сейчас жизнь, халява полная. А как ведут себя коллеги по цеху? Морально все нас поддерживают. И понимают, что если крушат у нас, то могут и у них. Поддержка полная. Все сохранили лицо.

_____________________________________________
7 ноября в 15 часов, когда в Тбилиси на площади Рике происходили столкновения полиции и митингующих, ведущий телеканала «Имеди» в прямом эфире распространил заявление учредителя и владельца канала Бадри Патаркацишвили:
_____________________________________________

«Я, как и миллионы грузин, до последнего момента наивно думал, что власть не посмеет воевать против своего народа. Я сделал все, чтобы найти компромисс. Оппозиционеры в течение долгого времени не поддавались ни на одну провокацию власти и не совершили ни одного противоправного действия. Именно это разозлило обезумевших Саакашвили, Бокерия, Мерабишвили — всех тех, кто успел усыпить нас своими сказками о том, будто они демократы. Власть Саакашвили оказалась преступной. Сегодня на глазах всей Грузии, всего мира власть потеряла легитимность. Режим Саакашвили показал, что он ничем не отличается от коммунистического, солдаты которого саперными лопатками раскалывали головы наших граждан 9 апреля 1989 года на этом же самом месте. Теперь мы знаем, на что правительство Саакашвили тратит народные деньги — на оснащение карательных полицейских батальонов и спецназа, чтобы калечить собственный голодный народ. Именно поэтому их особенно беспокоят те, кто тратит свои деньги, чтобы обустраивать нашу землю, наши города. Но особенную озлобленность преступной власти вызывает свободный голос народа, не подчиненное власти телевидение — компания «Имеди». Я бесконечно благодарен всем честным журналистам, прежде всего мужественным журналистам «Имеди», за то, что они открыли глаза народу Грузии, всему миру на преступления режима Саакашвили. Символично, что именно 7 ноября, через 90 лет после большевистского путча, Грузия переживает новую трагедию. Пусть никто не сомневается, что все свои силы и средства я потрачу на освобождение Грузии от фашистского режима!» 


_____________________________________________
The New Times обратился в Тбилисский городской суд, который отозвал лицензию на вещание и арестовал имущество телеканала «Имеди», с просьбой прокомментировать это решение. Пресс-служба суда сообщила следующее:
_____________________________________________

«Телекомпания «Имеди» была использована как главное средство для организации тех акций, которые приняли бесконтрольный характер, создали в столице массовые беспорядки и реальную угрозу свержения государственной власти насильственным путем. Подозреваемый в совершении преступления согласно 1 части статьи 315 УК Грузии («заговор с целью свержения конституционного строя») — Аркадий Патаркацишвили. Как участник заговора, 7 ноября учредитель телекомпании именно посредством фактически контролируемого им телеканала «Имеди» сделал заявление, которое на фоне напряженной ситуации создало моментальную и реальную угрозу еще большей эскалации обстановки и свержения государственной власти, что представляло собой подстрекательство к большей активизации массовых беспорядков», — говорится в заявлении суда.

Льюис Робертсон, официальный представитель
News Corporation (NC) — The New Times

News Corporation полностью управляет телекомпанией «Имеди»?
Это так. Бадри передал нам все права, кроме права продажи.

Если суд накладывает арест на собственность компании и лицензию на вещание, это имеет отношение к NC?
На все 100%.

Суд считает компанию и лицензию на вещание собственностью Бадри Патаркацишвили, несмотря на то, что компания передана в управление?
Совершенно верно. Это тот способ аргументации, который они сейчас выбрали.

А какой способ аргументации выбрали вы?
Мы говорим, что наш адвокат подготовит ответ на решение суда, где будет отражена позиция корпорации. И посмотрим, что будет происходить дальше. Мы будем оспаривать решение, препятствующее возобновлению работы телекомпании.

«Имеди» не сможет выходить в эфир после отмены чрезвычайного положения 16 ноября?
Таково мое понимание сегодняшней ситуации. Я хочу заметить, что, может быть, нас прослушивают, и вы должны это понимать.

Это можно так и написать?
Да.

Что думает господин Мердок по поводу закрытия «Имеди»?
Господин Мердок готовит письмо президенту США и госсекретарю, в котором он выразит свой протест по поводу происходящего.

Когда «Имеди» может начать работать?
Если бы это зависело от нас, мы могли бы начать выходить в эфир очень скоро.

Несмотря на то, что часть аппаратуры, возможно, повреждена?
У нас есть 6 —7 телестанций в Восточной Европе, так что мы можем выйти в эфир, как только получим разрешение.

То есть используете возможности этих телестанций, чтобы «Имеди» выходила в эфир?
В том числе. Не хотел бы сейчас вдаваться в подробности. Но как только получим разрешение, мы выйдем в эфир.

____________________________
1 Подробности сделки между News Corporation и Бадри Патаркацишвили по покупке акций «Имеди» не раскрываются. Эндрю Батчер, первый вице-президент NC по корпоративным делам и коммуникации, признал, что NС купила менее 30% компании, но отказался называть точные цифры. Бадри Патаркацишвили, как считается, владеет контрольным пакетом акций компании. 3 ноября, как сообщали грузинские СМИ, Патаркацишвили передал свои акции в доверительное управление (power of attorney) News Corporation Руперта Мердока.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.