Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Навальный

16 октября. Киров. Условно свободны

16.10.2013 | Эйсмонт Мария, Киров

Репортаж с аппеляционного процесса по делу «Кировлеса»

С начала судебного заседания в Кирове до оглашения решения прошло всего два с половиной часа – судья Блинов в июле и то дольше зачитывал свой приговор. Никакого судебного следствия, которое предполагается при апелляции, не проводилось, новые свидетели не допрашивались, два ходатайства защиты были быстро и решительно отклонены. Перекличка судом присутствовавших в зале представителей СМИ заняла, кажется, больше времени, чем прения сторон.

RIAN_02302325.LR.ru.jpg
Судебное заседание по делу Кировлеса

В первом десятиминутном перерыве было немного юмора: осужденные и их защита шутили с прокурорами. Вторая пауза была наполнена тревогой и трогательными прощаниями осужденных с близкими - в это время многим казалось, что дело идет к подтверждению реального срока и аресту в зале суда. Неожиданная, хотя и ожидаемая развязка завершила пьесу: условный срок, подписка о невыезде и надлежащем поведении.
 
Без тотализатора 

Полный текст решения обещали выдать на следующий день, но всем и без него все было ясно: если еще оставались те, кто сомневался в исключительно политической подоплеке всего процесса, то после оглашения решения их сомнения улетучились. Организаторам и режиссерам шоу можно смело аплодировать: им удалось продержать зрителей до последнего в напряжении. 

В этот раз ни Навальный и Офицеров, ни адвокаты, ни журналисты не имели никакой информации о возможном исходе дела от сколько-нибудь заслуживающих доверия источников. Никто не знал не только чем кончится суд, но и сколько он займет времени – полдня, один день, или несколько дней. Мало кто взял обратные билеты в Москву. 

Никто не организовал тотализатор (в прошлый раз их было несколько). Жалоба занимала около 80 страниц, и состояла из известных всем, кто следил за процессом, претензий стороны защиты к суду: приговор незаконный, необоснованный и несправедливый, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Хищения не было вообще, а была гражданско-правовая сделка, весь путь 16 миллионов, которые Навальный с Офицеровым якобы растратили, можно проследить по банковским переводам до копейки. Приговор основан на показаниях осужденного особым порядком Опалева (бывшего директора Кировлеса заключившего сделку со следствием), его дочки и бухгалтера, которые имели все основания оговорить Навального, поскольку последний в свое время обещал их уволить. Судья Блинов отказал в вызове важных свидетелей и в проведении необходимых экспертиз, и в итоге в приговоре почти полностью копирует 
обвинительное заключение. 

Попытка справедливого разбирательства 

Главной интригой и ключевым показательным моментом в апелляционном процессе стало решение судей по двум заявленным стороной защиты ходатайствам: адвокаты осужденных требовали вызвать свидетелей, не допрошенных на прошлом процессе, а также назначить судебные экспертизы - финансово-экономическую и товароведческую – судья Блинов в свое время в них отказал. 
«В чем корыстная выгода моя или Офицерова? Куда испарились те 16 миллионов, которые кто-то похитил? - возмущался Навальный, привычно сильно жестикулируя. - Где они? На чьи счета зачислены? Куда они пропали? Ничего нет. Несмотря на то что мы требовали экспертизу и аудит, этот вопрос не исследовался вообще». 

В ожидании решения тройки судей подсудимые и прокуроры обменивались шуточками. Навальный заметил, что на погонах Евгения Черемисинова - младшего обвинителя на процессе по делу Кировлеса - появилась новая звездочка: бывший старший лейтенант стал капитаном. Его коллега прокурор Богданов, автор крылатого выражения о необходимости «выйти из мира фантазий и сказок» - тот самый, который через два часа после обвинительного приговора и ареста подсудимых в зале суда подал жалобу на изменение меры пресечения – на этот раз на заседание не явился. Его заменяла прокурор Татьяна Мазюта. Она говорила мало, и за все два с половиной часа не произнесла ничего, достойного цитаты. 

Последнее слово

В ходатайствах было решено отказать, - смысла в их удовлетворении судьи не увидели. Прения сторон заняли еще меньше времени. Навальный прямо заявил, что в свете последнего решения смысла в них не видит. Перешли к последнему слову подсудимых. С начала процесса Навальный и Офицеров уже дважды произносили свои «последние слова» - при такой частоте сложно сохранять пафос. «Так жизнь моя складывается, что вокруг меня последние несколько лет ходят люди в форме и мантиях и все повторяют слова: Навальный совершил преступление, Навальный обвиняется в преступлении, - говорил Навальный. - Все это выглядит смешно. И мне кажется, что сами люди, которые произносят эти слова, сейчас засмеются, бросят эти бумажки и закричат: «Сюрприииз!» Вы все в президиуме зажжете бенгальские огни и все это окажется какой-то шуткой. Но шуткой это не оказывается…» 

Навальный добавил, что готов к любому развитию событий и поблагодарил всех за поддержку. Петр Офицеров начал с того, что приехал с сумкой, рассказал о своем сыне, который пошел в первый класс, где изучает основы математики, и уже на этом уровне может понять, что ВЛК ничего у «Кировлеса» не расхищали. А закончил так: «Сегодня на скамье подсудимых не Навальный и Офицеров, а российское правосудие и вера людей в справедливость и приговор будет вынесен им».
 
КИРОВСУД2_Путин боится Навального2-1.jpg
Киров в день заседания по «Кировлесу»

В ожидании вердикта 

«Суд вернется в 12:30», – сообщил судья. Было начало первого. «И все?!» - удивился кто-то за моей спиной. «А вы думали, что суд будет что ли? Оно там все написано», - ответил кто-то. Лицо Навального стало серьезным. Офицеров вынул из собранной в тюрьму сумки лэптоп и плащ. Атмосфера в зале, а потом и в коридоре, куда выходили осужденные, адвокаты и журналисты, стала тяжелая. Поведение тройки судей - их нежелание вникать в нюансы дела, отказ в удовлетворении ходатайств защиты, и даже объявленные полчаса до окончательного решения – время, за которое можно разве что написать три-четыре абзаца резолютивной части, но точно не успеешь обдумать и обсудить приговор - говорило о том, что решение давно принято. И принято, возможно, даже не в этом здании. И - как показалось в этот момент даже тем, кто накануне в поезде оптимистично говорил о хорошем исходе дела – принято с большой вероятностью не в пользу осужденных. 

Алексей и Юля Навальные пошли вдоль коридора к окну. «Не пускайте никого туда, - попросил Навальный приставов, - я хочу побыть с женой». Видеооператоры и фотографы настроили свои объективы на съемку на расстоянии и направили их в сторону подоконника, на который облокотились супруги. Но затворы фотоаппаратов продолжали щелкать. Петр Офицеров отошел с женой Лидой к другом окну, они обнялись и постояли в обнимку несколько минут, а затем Петр подошел к журналистам, чтобы ответить на вопрос о вероятности массового выхода людей на Манежку: он благодарен всем, кто их поддерживает, но поход на несанкционированный митинг – личное решение каждого, и он, конечно, призывать к такому не может. 

2_copy.jpg
Алексей и Юлия Навальные в ожидании приговора

«Он успел то свою книжку написать?» - спрашивала, стоя невдалеке, адвокат Ольга Михайлова адвоката Светлану Давыдову, имея в виду очередную книгу бизнес-консультанта и специалиста по торговым сетям Петра Офицерова, над которой он последнее время работал. 

«Нет, - покачала та головой. – В тюрьме допишет». Она старалась не плакать. Суд вернулся и объявил свое решение: приговор Блинова изменить, наказание назначить условное. Сроки те же: 5 и 4 года.

Фотографии: Максим Богодвид/ РИА-Новости, Мария Эйсмонт







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.