Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Общество

#НКО

Принудительно-иностранные агенты

13.10.2013 | Жанна Ульянова | № 33 (301) от 14 октября 2013

Новые правила для некоммерческих организаций

О прокурорских новациях и чем они грозят неправительственным организациям
10_01.jpg
Сотрудница АДЦ «Мемориал» Елена Пасынкова в поселке Пери Ленинградской области готовит детей из цыганского табора к школе. Весна 2013 г.

Сын мигрантов из Киргизии 14-летний Нуридин Артыков учит русский язык с репетитором, недавно его приняли в одну из школ Санкт-Петербурга, и он, как говорит его мать Хайитхон Артыкова, твердый хорошист. Они переехали в Санкт-Петербург из киргизского города Ош, где во время межэтнических столкновений в 2010 году был ранен отец Нуридина. «После ранения муж не захотел оставаться в Киргизии, мы уехали в Россию», — рассказывает Артыкова. Она устроилась в магазин уборщицей, но Нуридина в школу не взяли — возникли трудности с русским языком. Бесплатного учителя русского языка для мальчика нашел Антидискриминационный центр (АДЦ) «Мемориал», он же помог устроить его в школу. Недавно Нуридин побывал в Эрмитаже, Петергофе, в Музее истории и религии, а летние каникулы провел в лагере отдыха в Ленинградской области — все это тоже организовали правозащитники.

«Мы не рассчитывали, что в чужой стране сможем отправить его в лагерь, да и дома (в Киргизии) на это не надеялись. Сейчас Нуридин чувствует себя в «Мемориале» как дома», — радуется за сына Артыкова. Она не знает, что 14 октября Ленинский районный суд Санкт-Петербурга может обязать АДЦ «Мемориал» зарегистрироваться в качестве «иностранного агента», а в этом случае, как не исключают сами правозащитники, центр будет вынужден прекратить свою деятельность.
  

Гражданский иск позволяет принудить НКО к подаче в Минюст заявления о внесении в реестр «иностранных агентов»     

Прокурорские неудачи

12 июля, после нескольких безуспешных попыток привлечь АДЦ «Мемориал» к административной ответственности в виде штрафа за нежелание регистрироваться в реестре «иностранных агентов», прокуратура Адмиралтейского района Санкт-Петербурга подала против правозащитного центра гражданский иск. В нем прокурор района Александр Юрасов ссылается на ч. 1 ст. 45 ГПК РФ, дающую ему право обратиться в суд с заявлением «в защиту неопределенного круга лиц», и просит суд обязать НКО зарегистрироваться в качестве «иностранного агента».

Поправки в Закон об НКО, принятые Госдумой летом прошлого года, подразумевают, что организация, участвующая в политической деятельности и получающая деньги из-за рубежа, должна самостоятельно причислить себя к числу «иностранных агентов» и записаться в соответствующий реестр Минюста. До сих пор прокуроры облагали НКО многотысячными штрафами и тем самым вынуждали записываться в реестр. Но прокуратура Санкт-Петербурга не преуспела в административных делах против некоммерческого сектора. Из трех организаций, которые она пыталась привлечь к ответственности, суд оштрафовал только одну — ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о бок». В двух других случаях суды сочли прокурорские постановления необоснованными — вернее, как уточняет глава правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков, сотрудники прокуратуры «проявили неграмотность и не смогли составить иски в соответствии с нормами закона».
10_02.jpg
Мигранты, арендовавшие комнаты в доме на набережной Обводного канала, где в августе этого года прошла проверка УФМС

Так случилось и с попыткой привлечь к административной ответственности АДЦ «Мемориал» («политической деятельностью» прокуроры сочли доклад «Цыгане, мигранты, активисты: жертвы полицейского произвола», подготовленный АДЦ для Комитета ООН против пыток в 2012 году, еще до вступления в силу поправок об «иностранных агентах»). Мировой судья Ольга Глушанок 27 мая нашла в постановлении прокурора Юрасова «неустранимые процессуальные нарушения» и отказалась штрафовать правозащитников. К тому же Глушанок усомнилась в законности обыска в АДЦ «Мемориал», прошедшего во время массовых проверок НКО в марте этого года.

Через месяц решение мирового судьи подтвердил Ленинский районный суд. Но городской суд, куда прокурор обратился с апелляцией, вернул иск в райсуд на новое рассмотрение. Очередное слушание в Ленинском суде состоялось на прошлой неделе, 7 октября, и уже другая судья Олеся Бучнева вновь не нашла оснований для привлечения НКО к ответственности. Прокурор Юрасов и его представители на слушание не явились.

Их неявка на это заседание, по словам юриста АДЦ «Мемориал» Стефании Кулаевой, подтверждает, что прокуратура решила сделать ставку на принципиально новый способ борьбы с «иностранными агентами» — гражданский иск. В отличие от административного дела, по итогам которого суд может лишь оштрафовать ответчика, гражданский иск позволяет принудить НКО к выполнению определенного действия — в данном случае к подаче в Минюст заявления о внесении в реестр «иностранных агентов».

Неизвестные пострадавшие

Директор Правозащитного центра «Общественный вердикт» Наталья Таубина, которая сейчас сама оспаривает требование московской прокуратуры записаться в реестр «иностранных агентов», полагает, что гражданский иск против АДЦ «Мемориал» абсурден и не имеет юридических перспектив. «Истцам придется доказать ущерб конкретным лицам», — отмечает она.

Но в иске сказано, что круг лиц, права которых нарушает НКО, отказываясь от регистрации в качестве «агента», «установить не представляется возможным». «Это безумная новелла прокуратуры», — отзывается об этом иске Павел Чиков. Он полагает, что на установлении конкретных лиц, страдающих от деятельности НКО, может настоять судья, но он не обязан этого делать. Это ключевой момент, указывает юрист АДЦ «Мемориал» Кулаева: «Формально в ГПК нет возможности прекратить дело в связи с отсутствием таких лиц». Кстати, подобное ходатайство защиты судья Анна Мороз, слушающая дело, уже отклонила на прошлом заседании.
  

«Если мы станем «иностранным агентом», то осложним себе работу с органами госвласти, и не останется выхода, кроме самоликвидации»    

 
Новый подход прокуратуры противоречит еще и Закону об НКО, считает Чиков. «Для включения в реестр «иностранных агентов» необходимо волеизъявление НКО. Заставить ее войти в этот реестр нельзя, закон не предусматривает такой возможности», — говорит Чиков. Вместе с тем опрошенные The New Times юристы сходятся во мнении: если суд удовлетворит иск прокуратуры, она наверняка распространит этот подход на борьбу с другими НКО. И тогда даже тем, кто сейчас готов платить многосоттысячные штрафы, лишь бы не обременять себя двусмысленным статусом «агентов», не останется ничего, кроме как закрыться.

Юристы АДЦ «Мемориал» настроены пессимистично. Неисполнение решения суда, если оно будет вынесено не в пользу правозащитников, повлечет уголовное преследование. «Если же мы примем статус «иностранного агента», то осложним себе работу с органами госвласти, и тогда вряд ли останется другой выход, кроме самоликвидации», — говорит сотрудник центра Петр Краснов.

Глава АДЦ «Мемориал» Ольга Абраменко теряется в догадках, пытаясь объяснить настойчивость прокуратуры: «Наши темы — этнические меньшинства, цыгане, мигранты — очень непопулярны, особенно в нынешней ситуации разгула ксенофобии и на государственном уровне, и среди простого населения. Может, какие-то исполнители на местах решили проявить служебное рвение или просто попытались выполнить задание, раз уж с административным делом не вышло. А может, все это потому, что мы принадлежим к мемориальскому движению. Версий много». Прокуратура Санкт-Петербурга и прокурор Юрасов на запрос The New Times к моменту подписания этого номера в печать не ответили.
10_03.jpg
Жительница дома на набережной Обводного канала во время рейда УФМС 13 августа 2013 г.

Между судами

Пока питерскому «Мемориалу» еще удается продолжать работу вопреки претензиям пожарных инспекторов к ширине дверей, а санитарных служб — к уровню шума в офисе (такие недостатки были выявлены в ходе весенней прокурорской проверки). Мать четырехлетнего Огабека Зиятова Фарида тоже все еще надеется, что АДЦ «Мемориал» поможет ей устроить сына в детский сад. Она трудовая мигрантка из Узбекистана, семь дней в неделю работает уборщицей в одном из сетевых супермаркетов Санкт-Петербурга, пока ее сын содержится в доме ребенка. Но там Огабек мог находиться лишь до четырехлетнего возраста, поэтому в детском доме потребовали забрать ребенка.

Еще семеро трудовых мигрантов рассчитывают на юридическую помощь АДЦ «Мемориал» в деле против сотрудников УФМС, предположительно Адмиралтейского района Санкт-Петербурга. В их дом на набережной Обводного канала 13 августа пришли с проверкой сотрудники УФМС в сопровождении омоновцев и людей в штатском. Жителей дома, заселенного преимущественно мигрантами, выгнали на улицу, а их квартиры обыскали. Рабочий из Узбекистана Ибрагим, попросивший не называть его фамилию, рассказывает: тех, кто отказывался покинуть арендованное жилье, выводили силой, по дороге избивая, а вернувшись в дом, они обнаружили пропажу денег и бытовой техники. Пропал даже шампунь, сказала супруга Ибрагима Мавлюда.

Правозащитники помогли составить жалобу на действия неизвестных лиц в форме УФМС и ОМОНа, и сейчас идет следствие. Но если усилиями прокуроров АДЦ «Мемориал» все-таки прекратит свою деятельность, Ибрагиму и его товарищам по несчастью рассчитывать будет не на кого. 


фотографии: Сергей Ермохин


 
 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.