Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Защита Кудрина

26.11.2007 | Колесников Андрей , Ухов Владимир | № 42 от 26 ноября 2007 года

Защита Кудрина.
Арест влиятельного замминистра финансов Сергея Сторчака бьет по руководителю Минфина и стабилизационным деньгам. Алексей Кудрин пока держит удар


Информация об аресте заместителя министра финансов Сергея Сторчака, курировавшего проблему урегулирования внешних долгов России, утекла в СМИ в пятницу, 16 ноября, а арестован он был 15-го. Все качественные газеты страны, способные поднять шум по этому поводу, уже были подписаны в печать. Представители финансового истеблишмента, опрошенные The New Times вечером в пятницу, ничего не слышали о произошедшем и немедленно погружались от этой новости в состояние шока. Все-таки наша элита в эпоху «стабильности» привыкла по пятницам совсем уж отключаться от текущего процесса. А зря: с этими навыками пора расставаться…

Неприкасаемых нет

Возможно, понять подоплеку «дела Сторчака» помогут события позапрошлой недели, когда Минфин решительно выступил против группы влиятельных лоббистов, предложивших новую стратегию управления средствами Резервного фонда (РЗФ) и Фонда национального благосостояния (ФНБ).

15 ноября в верхней палате парламента прошел круглый стол «Вопросы эффективного управления средствами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния». Организаторы — три бывших заместителя министра финансов, а ныне сенаторы Андрей Вавилов, Евгений Бушмин и Владимир Петров (двое из них тоже когда-то находились под следствием) — предложили радикально пересмотреть консервативную стратегию инвестирования средств РЗФ и ФНБ, разработанную тем же Сторчаком. Правительству рекомендовано приобретать на средства Стабфонда облигации, акции и долговые обязательства госкомпаний и индексных фондов. Минфин и на этот раз ответил гневной отповедью.

Знающие люди в Белом доме давно говорят о мощной коалиции игроков, желающих порулить деньгами Резервного фонда и ФНБ. Разумеется, можно при наличии живого воображения разглядеть за спинами агрессивных «мажоров» силуэты политических силовиков из Кремля. Так это или нет — большой вопрос. Но очевидно одно: после того как обрисовались первые контуры атаки на стабилизационные деньги, произошел арест Сторчака. А сам арест уже менее серьезными игроками был воспринят как одобренный кем-то сверху сигнал к атаке на Минфин. Оживились, правда, как-то неуклюже, даже военные: замминистра обороны Николай Панков упрекнул Минфин в недофинансировании армии, обозвав сотрудников министерства «сельскими счетоводами, а не государственными мужами». В ответ на это министр финансов напомнил: за пять последних лет финансирование армии удвоилось, а государственный бюджет у нас подписывается, на минуточку, не «счетоводами», а президентом РФ.

Словом, какой бы ни была подоплека ареста, он сильно ударил по имиджу Минфина. А лицо Минфина — это министр.

С учетом того, каков послужной список Сторчака и какие у него защитники, удивительно, что его до сих пор не освободили из-под стражи. «Им придется объясняться. Это слишком серьезная фигура, — сказал в интервью The New Times один из действующих представителей финансовой элиты России. — Сторчак вообще не человек Кудрина, а человек Костина (президент ВТБ, выходец из разведки. — The New Times). Конечно, работа с долгом — сфера взрывоопасная. Но вот так, чтобы сразу арестовали…»

За своего зама жестко вступился и сам Кудрин: смысл сделки был объяснен Минфином ясно и однозначно — процедура согласования прошла через пять ведомств. Что уж говорить о публичном аспекте работы Сторчака: выплата внешнего долга — одно из ключевых экономических достижений путинской эпохи, оно даже было упомянуто главой государства в его весьма агрессивной «лужниковской» речи.

Правда, надо признать, аресты предвыборного времени не похожи на заключения под стражу прежней эпохи. У генерала Бульбова тоже было много влиятельных защитников, имевших ход к президенту, и у него тоже немало заслуг перед родиной, но это ни в коей мере не способствовало освобождению.

У нас неприкасаемых нет — это стиль и мессидж предвыборного периода. Путинская эпоха, как и сталинская, очень быстро возносит людей наверх, но столь же безжалостно сбрасывает с пьедестала.

Остаться в живых

Демонстрация всесилия следственных и силовых органов — вполне внятный сигнал ареста Сторчака. Сигнал номер два — «черная метка» Кудрину. Нет, пока не со стороны президента. Это даже не отменяет слухов, в соответствии с которыми «последний либерал» в правительстве может при новом президенте стать премьер-министром. Скорее наоборот: атака на Минфин это косвенно подтверждает. За Кудриным, которого до назначения Виктора Зубкова главой правительства почти списали со счетов, тем самым признается реальное влияние на текущие события. Он серьезный противник. Потому и проверяют его способность держать удар более чем серьезными методами.

Перенесемся на время в другую эпоху — лето 1996 года. Глава кремлевской администрации Анатолий Чубайс осуществляет последний «питерский призыв». Кабинет руководителя Главного контрольного управления президента (ГКУ) РФ на Старой площади занимает 36-летний бывший председатель комитета по экономике и финансам мэрии Санкт-Петербурга Алексей Кудрин. Он одногруппник Андрея Илларионова по экономфаку питерского университета, личный друг Чубайса. ГКУ — «око государево», чрезвычайно важная структура в тогдашней системе власти. Но очевидно, что нового назначенца готовят к более серьезной роли — к посту министра финансов. Как минимум. Тогда же в Москве в должности заместителя руководителя управления делами президента появляется другой сотрудник питерской мэрии Владимир Путин. И когда в марте 1997-го формируется правительство «младореформаторов» и Чубайс становится министром финансов, он вытаскивает Кудрина на пост своего первого зама. Алексей Леонидович оставляет свое кресло в ГКУ надежному человеку — Путину Владимиру Владимировичу. С этого момента и началась реальная карьера бывшего советника Собчака.

По стандартной номенклатурной логике события десятилетней давности — охранная грамота для Кудрина, залог его карьерного роста. Но надо понимать, что он должен был стать премьер-министром еще в 2004 году. И не стал. Тем самым потерпел поражение. В 2005-м его пытались добить: шла мощнейшая атака на главу ЦБ Сергея Игнатьева. Тогда, напротив, была недооценена аппаратная сила Кудрина: Игнатьев, человек из той же старой, еще ленинградской, чубайсовской команды, был переутвержден главой Банка России на второй срок. Поэтому и сегодня не очевидны ни победа, ни поражение Кудрина. Ситуация полной неопределенности с кадрами элиты «третьего срока» распространяется и на министра финансов.

Кстати, по дальнейшему течению дела Сторчака можно будет судить и о котировках Кудрина на главной политической бирже страны — в президентском корпусе Кремля.

Заместитель министра финансов Сергей Сторчак
был арестован 15 ноября по обвинению в «покушении на хищение» средств из бюджета на сумму более $43 млн. Обвинения связаны с деятельностью фирмы «Содэксим», которая выступала в качестве посредника при урегулировании долга Алжира бывшему СССР. В 1996 году фирма перечислила в российский бюджет $26 млн, однако поставок товаров со стороны Алжира не дождалась. Исходя из российско-алжирского соглашения, компании стран-участниц должны урегулировать спорные вопросы со своими правительствами, и «Содэксим» обратилась в Минфин с просьбой погасить образовавшийся долг и набежавшие с 1996 года проценты, штрафы и пени, на что министерство дало свое согласие. Помимо Сергея Сторчака были арестованы гендиректор компании «Содэксим» Виктор Захаров и глава Межрегионального инвестиционного банка Вадим Волков.

Представители Министерства финансов признали факт наличия долга государства перед компанией «Содэксим», а также тот факт, что средства для погашения российского госдолга перед компаниями, работавшими с алжирским долгом, заложены в федеральный бюджет нынешнего года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.