Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Немирный атом

26.11.2007 | Коновалов Александр | № 42 от 26 ноября 2007 года

Когда у Ирана будет ядерное оружие

В какие игры играет Иран?
Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) представило новый доклад о состоянии ядерной программы Ирана. Впервые подтверждено: за один год Иран в 18 раз увеличил свои мощности по обогащению урана и уже к концу следующего года может располагать ядерным зарядом


Иранские артисты, воодушевленные речью своего президента,
демонстрируют контейнеры с обогащенным ураном — новым символом страны

Александр Коновалов
президент Института стратегических оценок

Иран не скрывает свою ядерную программу. Но и не спешит раскрывать ее детали. Еще два года назад инспекторы МАГАТЭ обнаружили в Иране техническую документацию на изготовление отливок металлического урана, которые очевидно не предназначены ни для каких мирных целей: они могут использоваться только для ядерных зарядов. Все это время Иран не позволял инспекторам копировать эти документы и только теперь разъяснил, что приобрел их по случаю (где? у кого? зачем?) в комплекте с каким-то оборудованием.

Однако главной новостью доклада МАГАТЭ стало официальное подтверждение факта запуска и загрузки гексафторидом урана (газ UF6) каскада из 3 тысяч газовых центрифуг на предприятии в Натанзе. Еще в конце марта 2007 года на этом предприятии работало два каскада по 164 центрифуги. Следовательно, Иран за один год увеличил свои обогатительные мощности в 18 раз. Эксперты считают, что каскад из трех тысяч центрифуг может позволить Ирану уже через 9 —11 месяцев наработать 25 килограммов высокообогащенного урана. А этого достаточно для одного ядерного заряда.


На этой карте — ядерные объекты Ирана,
уже известные МАГАТЭ. Сколько неизвестных — покажет время

Аргументы Ирана

Правда, Иран утверждает, что все его усилия направлены лишь на производство топлива для атомных электростанций. Технологически и для производства топлива, и для создания оружейного урана требуются совершенно одинаковые процессы, но только для получения оружейного урана надо больше центрифуг. Национальная ядерная программа предусматривает запуск 60 тысяч центрифуг, которые должны будут обеспечить 20 атомных электростанций, которые планируется построить.

Помимо вопросов, касающихся центра по обогащению урана в Натанзе, МАГАТЭ интересует и строящееся в Иране предприятие по производству плутония в Араке. Замораживание этого строительства было одним из требований Совета Безопасности ООН. Однако иранская сторона настаивает, что предприятие в Араке необходимо ей в медицинских целях, и отказывается заморозить строительство. Инспекторы МАГАТЭ не были допущены на это строительство, и руководство агентства усматривает в этом прямое нарушение Соглашения о гарантиях, в соответствие с которым иранская сторона обязана за шесть месяцев уведомлять МАГАТЭ о своих планах развития ядерных программ. В докладе подчеркивается: «С 2006 года МАГАТЭ перестало получать некоторые данные, которые Иран предоставлял ему ранее… В результате уровень информированности МАГАТЭ о состоянии иранской ядерной программы неуклонно снижается». Правда, глава МАГАТЭ аль-Барадеи заявил, что даже «если бы Иран пытался создать ядерное оружие, он в настоящий момент находился бы в нескольких годах от своей цели». Однако это мало успокаивает, учитывая, какими темпами Иран наращивает мощности своей ядерной программы. Иран проигнорировал уже две резолюции Совета Безопасности, требовавшие от него прекратить работы по обогащению урана, в том числе и резолюцию 1747, которая отводила Тегерану 60-дневный срок на то, чтобы приостановить работы по обогащению урана и созданию ракет-носителей. Иранский президент Махмуд Ахмадинежад по поводу этих резолюций СБ ООН выразился недвусмысленно: «Если вы (члены Совета Безопасности) примете еще сотни подобных листков, будьте уверены, что в Иране ничего не произойдет».

Аргументы Запада


Завод по обогащению урана в городе Исфахан в 420 км к югу от Тегерана. До 30 марта 2005 года завод не работал. Однако потом печати ООН были удалены и Иран возобновил исследования, которые, как убеждены на Западе, направлены на создание арсенала атомных бомб

Премьер-министр Великобритании Гордон Браун призвал мировое сообщество усилить нажим на Тегеран и, в частности, ввести международный запрет на инвестиции в иранскую нефтегазовую промышленность. Такая акция могла бы оказать значительное давление на иранское руководство изнутри. В Иране бензин запредельно дешев (10 центов за литр), но его катастрофически не хватает, и он распределяется по талонам.

Правда, британские эксперты считают, что у Ирана не хватит возможностей поддерживать на максимальных скоростях работу 3 тысяч центрифуг, которые заняты обогащением урана, сколько-нибудь продолжительное время. Несколько месяцев потянут, несколько лет — вряд ли. Поэтому, утверждают они, и необходимости срочного военного вмешательства нет.

США, однако, настаивают, что «Иран занимается обогащением урана с единственной целью — добиться создания ядерного оружия». Вашингтон настаивает на введении новых санкций Совета Безопасности ООН, а вице-президент Дик Чейни — на проведении военной операции до января 2009 года, не дожидаясь , когда в Белый дом придет новая администрация. Заместитель министра иностранных дел Израиля Моджале Вахабе жестко раскритиковал доклад, назвав его демонстрацией «преступной халатности» МАГАТЭ. За новое ужесточение санкций против Ирана выступают Франция и Германия.

Аргументы России и Китая

Значительно более осторожную позицию занимают Россия и Китай. Китай (как и Россия) готов заблокировать в СБ ООН любое применение силы против Ирана. Российская позиция была сформулирована одним из официальных лиц так: «Больше всего мы опасаемся, что Иран загонят в угол, и он может выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия и разорвать отношения с МАГАТЭ».

Чего добивается Ахмадинежад?

Действия Ирана вызывают законные вопросы. И прежде всего: для чего стране, у которой нет еще ни одной действующей атомной электростанции, так торопиться с созданием мощностей для собственного производства топлива для них? Топливо понадобится очень нескоро. Да, Иран всячески подчеркивает, что его оборонная доктрина не предусматривает создания ядерного оружия. Как не раз публично заявлял иранский президент, «время атомной бомбы прошло». А духовные лидеры Ирана любят подчеркнуть, что сила их армии «не в бомбе, а в вере». Президент Ахмадинежад на митинге в иранской провинции Южный Хорасан заявил: «Иранская нация приступила к промышленному производству ядерного топлива. Локомотив иранского прогресса несется вперед, и его не остановить».

Очевидно, Иран не собирается отказываться от своей ядерной программы. В этом году в Иране массовыми манифестациями отметили новый праздник — Национальный день ядерных технологий. Школьники и студенты несли транспаранты «Ядерная энергия — наше неотъемлемое право!». Молодежь, собравшаяся вокруг здания Организации по атомной энергии Ирана, скандировала: «Смерть Великобритании! Смерть США!» В общем, отпраздновали весело.

Похоже, Иран не боится возможных силовых действий со стороны США. Во-первых, в Тегеране прекрасно понимают, что для полноценного вторжения и оккупации у США нет ни сил, ни средств. Все поглощает Ирак. Во-вторых, воздушных ударов в Иране тоже совершенно не боятся. Более того, создается впечатление, что политическое руководство страны, и прежде всего президент, заинтересовано в этих ударах как в средстве решения своих внутриполитических проблем и даже провоцирует их. Сторонники президента в прошлом году потерпели поражение на региональных выборах. Ахмадинежад утратил позиции в городском совете Тегерана и в совете экспертов Ирана, одном из наиболее влиятельных государственных органов в стране. Теперь мало кто сомневается, что президентская команда проиграет и парламентские выборы 2008 года.

Заветы Грибоедова

Россия, как и Запад, считает неприемлемым появление у Ирана ядерного оружия. Но нет согласованной стратегии достижения этого результата. Однако принимать решение и делать выбор все равно придется, и довольно скоро. Недавно на одной из пресс-конференций западные журналисты настойчиво требовали от представителя России — в связи с продажами Ирану зенитных систем — ответа на вопрос: «Скажите, а вы сами-то доверяете Ирану?» «Доверяем, доверяем, — ответил тот, — еще со времен Грибоедова доверяем».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.