Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Путин

От первого лица

22.09.2013 | Альбац Евгения | № 30 (298) от 23 сентября 2013 года


19 сентября Владимир Путин на вопрос, будет ли он участвовать в президентских выборах 2018 года, ответил: «Я не исключаю». Кому это было адресовано?

02_01.jpg
Путинский застой обещает быть дольше брежневского. Москва, 2011 г., митинг оппозиции
О возможности обойти генсека Брежнева в длительности пребывания у власти (тот отсидел в главном кабинете страны 18 лет) и вплотную приблизиться к генералиссимусу Сталину, который царствовал без малого тридцать лет, Путин заявил на итоговом заседании клуба «Валдай», где впервые за десять лет собрались не только те, кто просто любит Путина и любит его очень, но и некоторые деятели оппозиции (общим числом четыре человека). Свое заявление президент сделал в режиме легкого флирта с бывшим премьер-министром Франции Франсуа Фийоном, который также тешит себя президентскими амбициями. Спустя час, когда журналисты уже подсчитали, что по истечении четвертого президентского срока и пятого у власти, в 2026 году Путину будет семьдесят четыре, его пресс-секретарь Дмитрий Песков вдруг решил поправить своего шефа: вопрос о новом сроке был «несвоевременным и неактуальным», «поскольку президентский срок Владимира Путина только начался», — сказал он. Между тем вопрос задал сам Путин — Фийону (француз покинул властный кабинет в 2012 году, а президентский срок нынешнего президента Франции начался ровно тогда же, когда и нынешний Путина), который тот отбросил соседу по сцене, за язык Путина никто не тянул: сказал ровно то, что хотел сказать. Вопрос: зачем? И кому?

Все это требовало публичного окрика: «Не дождетесь! Я навсегда! Погуляю еще на ваших похоронах»

Ответ кажется очевидным — прежде всего кремлевским кланам, которые грызутся внутри и друг с другом, одни с опаской поглядывая на ослабевшего в последние месяцы Путина, другие — примериваясь к его власти. Болезнь спины, операция, необходимость принимать обезболивающие, долгое заточение в Ново-Огарево в окружении главным образом людей в погонах и с информацией из красных папочек с шифровками, неизбежные ограничения, связанные с болезнью, на физическую активность прежде всего, к которой Путин так расположен, страх перед опускающейся на него старостью и усталость от обязанностей царя (сплетники утверждают, что Путина теперь снимают на камеры один раз в неделю, разбивая картинку потом на сюжеты и дни) — все это требовало публичного окрика: «Не дождетесь! Я навсегда! Погуляю еще на ваших похоронах». Погуляет или нет — это бабушка надвое сказала, экономика идет вниз, баррель — тоже, денег покупать лояльность все меньше и будет совсем мало — отсюда ласковое «Леша» и публичное «ты» («это к тебе у меня вопросы»), обращенное к бывшему вице-премьеру и министру финансов Алексею Кудрину в присутствии иностранцев и прессы в ходе того самого заключительного заседания клуба «Валдай» и потом приватного ужина на 18 человек. За наигранной веселостью и раскованностью (впрочем, когда зал на 300 человек смотрит на тебя с обожанием, даже если и показным, а вчерашние критики задают вопросы, сгибаясь в коленках, это придает уверенности и сил) проглядывает страх: уж кому как не бывшему полковнику КГБ знать, сколь опасно, когда люди в погонах, окружающие тебя и перекрывающие вход всем другим, выходят из-под контроля. Дело Сергея Гуриева, равно как чудесное освобождение Навального — тому яркие свидетельства и то немногое, что вышло из-под ковра.

А вот корректировка шефа со стороны пресс-секретаря выглядит значительно менее понятной. Кто адресат? Уж не премьер ли Медведев, который аккурат два года назад, 24 сентября 2011 года, добровольно отдал президентский скипетр, чтобы стать объектом всеобщего презрения и насмешек? Что было обещано взамен? «Ты еще молодой, в 2018 году вновь станешь президентом»? Если так — а о том, что Медведев всерьез уверен, что возвращение в Кремль — реальность (об этом в правительственном здании на набережной не говорит только ленивый), — то Песков просто спасает шефа от ненужных тому проблем, как старый слуга оберегает хозяина от истерик брошеной жены: «Ну сказал. Вырвалось. Бывает».

Тараканьи бега продолжаются. Запасемся попкорном — развязки вряд ли долго ждать.


фотография: Александр Вайнштейн/Коммерсант



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.