Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

«Можно продолжать впрыскивание конкуренции»

15.09.2013 | Чарочкина Виктория , Бешлей Ольга | № 29 (297) от 16 сентября 2013 года

Эксперты о последствиях успеха оппозиции

Приведут ли последние успехи оппозиции к либерализации внутриполитического курса или, наоборот, обернутся новым закручиванием гаек? За ответом The New Times обратился к политикам и экспертам


Константин Костин, политтехнолог, бывший начальник Управления президента РФ по внутренней политике (2011–2012)

Изменений не будет — они уже произошли, но их не заметили. Это результат реформы, которую Владимир Путин заявил в своих программных предвыборных статьях. Об этом же он говорил и в послании (Федеральному Собранию) — мы должны стимулировать политическую конкуренцию, потому что она является безусловным благом. И версии политологов насчет того, что, мол, происходят заморозки, накачивание патриотической повестки, еще какие-нибудь ужасы, — их нельзя считать истиной в последней инстанции. Я бы ситуацию с прошедшими выборами критической не назвал, она вполне понятна и предсказуема. Что-то было ожидаемым, что-то неожиданным, как в Петрозаводске. Возможный результат Алексея Навального в районе 25% обсуждался на встрече Вячеслава Володина (первого заместителя руководителя администрации президента) с политологами. Но никто не ожидал, что явка сыграет на Навального, что он сумеет так мобилизовать свой электорат. О Евгении Ройзмане разговоры начались после того, как мой фонд выпустил прогноз, где мы писали, что на выборах в Екатеринбурге одинаковые шансы на победу имеют и Ройзман, и Силин (вице-губернатор). Тогда, правда, это все восприняли как откровение...

В следующий (единый) день голосования количество конкурентных выборов сильно увеличится, потому что политическая реформа будет продолжаться.

Сергей Железняк, заместитель председателя Государственной думы, заместитель секретаря Генерального совета «Единой России»

Президент неоднократно говорил о важности открытой конкурентной среды в избирательном процессе. И Государственная дума приняла существенные изменения в законодательство. Например, был серьезно либерализован закон о партиях, приняты серьезные меры по повышению прозрачности избирательного процесса. Тот факт, что новые партии получили места в законодательных органах, а представители разных политических сил выиграли выборы мэров, говорит о том, что табу на занятие политической деятельностью не существует. Сейчас очевидно: целесообразнее позволить активному человеку реализовывать себя в легальном поле, заручиться поддержкой избирателей — в противном случае он будет действовать противозаконными методами.

Сохранится ли тенденция на либерализацию? Жизнь не стоит на месте, и законодательство тоже должно развиваться. Но очень важно не совершать поспешных движений. Нужно понять, насколько эффективны принятые изменения, как все это теперь будет работать.

Дмитрий Орлов, политолог, член Высшего совета «Единой России»

Эти выборы легитимировали тот курс, который проводится, и укрепили власть. К ней определенно повысилось общественное доверие, даже там, где, казалось бы, результаты неблагоприятные. Власть признала, что может проигрывать и выстраивать отношения с оппозиционными кандидатами, поэтому политическая реформа будет продолжаться. Уже обсуждается законопроект о том, чтобы регионы могли снижать долю депутатов, избираемых по партспискам, до 25%, — еще один шаг навстречу запросу граждан, чтобы в региональных парламентах их представляли конкретные политики. Это говорит о возвращении реальной политики.

Мы видели, как Вячеслав Володин провозглашал курс на конкуренцию, а в регионах это интерпретировалось как право сажать кого угодно, только бы устранить с выборов

Игорь Бунин, политтехнолог

Я не заметил «закручивания гаек», но не заметил и желания быстро-быстро демонтировать старую систему... В администрации президента считают, что «Единая Россия» достигла на выборах неплохих результатов. Насколько я знаю, Вячеслав Володин считает полезным появление новых политических сил в небольшом количестве. То есть, условно говоря, победа Ройзмана, одно место для РПР-ПАРНАС в Ярославле, даже успех простой женщины в Петрозаводске и «Патриотов России» в Красноярске — все это хорошо для системы, которая без впрыскивания конкуренции просто заворачивается в пустоту.

Главный вывод власти: ничего страшного не произошло, можно продолжать постепенное впрыскивание конкуренции, медленное, контролируемое, сначала затрагивающее не губернаторов и региональные законодательные собрания, а муниципальный уровень и уровень мэров. И выборы в Мосгордуму в 2014 году тоже будут очень конкурентные. В Москве уже невозможно вернуть пробку назад в бутылку, хотя никаких резких изменений пока не предвидится.

Глеб Павловский, политтехнолог

Сегодня в стране нет того, что называется политическим курсом. Политика власти формируется как баланс трех равнодействующих факторов: есть противоречивые инициативы Кремля, есть борьба разных групп в верхах за бонусы, которые нам не всегда известны и есть активизация региональных властей, которые пользуются новым вакуумом управления. Мы видели, как Вячеслав Володин провозглашал курс на конкуренцию, а в регионах это интерпретировалось как право сажать кого угодно, только бы устранить (конкурентов) с выборов. И только благодаря борьбе в окружении Владимира Путина удавалось уцелеть кому-то вроде Алексея Навального в Москве или Евгения Ройзмана в Екатеринбурге.

Результаты выборов в Москве открывают дверь четвертому фактору — фактору общественной самоорганизации, массовой инициативы, который может поставить преграду хаотическому импульсу из недр власти. Речь идет о появлении новых действующих лиц, и со временем они, может быть, создадут гражданские коалиции, которые смогут проводить принципиальный политический курс — сначала для общества, а потом и для власти.

В России сегодня «многополярный мир» — каждый делает что хочет. Это опасная ситуация, и она может усугубиться. Околокремлевские группы превратятся в политические субъекты и будут действовать открыто, а силовые структуры начнут вести себя еще более грубо и откровенно. Надеюсь, в течение ближайшего года какой-нибудь кризис заставит нас остановиться, потому что сейчас власть находится в состоянии борьбы всех против всех, экономика стагнирует, а население потихоньку звереет.

Олег Сысуев, бывший вице-премьер правительства РФ (1997–1998), бывший первый заместитель руководителя Администрации президента РФ (1998)

Я не верю в сценарий ужесточения и закручивания гаек: власть на поверку не является уж очень сильной, и она на это неспособна. Что, кстати, доказывает и непрогнозируемая ситуация с июльским судом над Навальным.

Людям надоела несменяемость власти, поэтому Навальный и получил голоса не только либерально настроенных избирателей, но и старшего поколения, которое всегда голосовало за власть. Но драматического роста и консолидации протестного движения не будет — это возможно только в том случае, когда к протестующим присоединятся недовольные бюджетники. А они-то пока всем довольны.

Вообще в политику входит новое поколение с новыми технологиями, которыми не владеют никакие кремлевские или другие опытные политтехнологи и которые не могут спрогнозировать никакие социологи, привыкшие работать на рутинном уровне. Эти технологии на Западе хорошо известны: люди просто работают ногами, собственной головой и стремятся дойти до каждого избирателя лично. Власть не владеет нужными инструментами, чтобы противостоять новому поколению, и не понимает его. Власть отучилась расти, конкурировать, впитывать что-то новое, и через год ситуация на выборах для нее будет еще более сложной. 




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.