Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Расследование

Бизнес по-московски

09.09.2013 | Чернухина Юлия | № 28 (296) от 9 сентября 2013 года

Как распространители крадут деньги у издателей

Кризис рынка распространения прессы: фальшивые банкротства и фирмы-однодневки — The New Times выяснил, как крадут деньги издателей

IMG_1242-------_opt.jpg
Журналы и газеты на прилавке дорожают вдвое по сравнению с отпускной ценой издательств

По данным Департамента СМИ и рекламы города Москвы, в столице 6609 «объектов распространения печатной продукции» — киосков, лотков, мини-маркетов и т.п. Ими владеют около двух десятков компаний-распространителей: от гигантов до совсем небольших. Зарплата киоскера, продающего прессу, 10 тыс. рублей в неделю. Киоскеры — последнее звено в сложной цепочке распространения печати — бизнеса, где кипят нешуточные страсти и который переживает сейчас не лучшие времена. Фирмы-распространители зарабатывают в разы больше, добавляя к отпускной цене издательств от 80% до 110 %, сокращая тем самым тиражи и опустошая кошельки читателей. Так, отпускная цена журнала The New Times — 50 рублей, но в киоске он стоит уже 90, а то и 110 рублей. Но это полбеды. Беда, когда фирмы банкротятся, унося в эту черную яму деньги, полученные ими с читателей за товар — газеты и журналы, а на месте банкрота, по тому же адресу и часто с тем же начальником, появляется другая фирмочка, по долгам предыдущей не отвечающая.

Между молотом и наковальней

«В этом году случилась волна банкротств распространителей печати. Назовите десять крупнейших компаний — предсказать, кто из них в ближайшее время разорится, невозможно», — признается The New Times директор по распространению газеты «Советский спорт» Кирилл Вильгельм.

Почему происходят банкротства? «В 90-е годы спрос на печать был огромен, сейчас структура рынка сжимается, поэтому требуются огромные инвестиции в логистику, систему управления продаж, экспедицию, анализ, контрольную службу. Маленьким компаниям это не под силу, — комментирует один из крупнейших игроков на рынке распространителей печати генеральный директор ГК «Кардос» Олег Бережной. — Но, к сожалению, вместо того чтобы продавать бизнес и пытаться укрупниться, многие надеются решить проблему самостоятельно».
  

«Сейчас ООО «Виан», потом будет «Пион», потом «Роза», «Гвоздика», и каждый раз будут оставаться долги»
   

 
Административное давление — еще одна причина сложностей в отрасли. «Киоски сносят, резко увеличивают арендную плату, требуют в одночасье обновить дизайн», — рассказал The New Times заместитель начальника Управления периодической печати, книгоиздания и полиграфии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечати) Геннадий Кудий. По мнению председателя правления Ассоциации распространителей печатной продукции Александра Оськина, нововведения не только сильно осложняют распространителям жизнь, но и грозят убить рынок распространения печати: «Переоборудовать киоск по новым требованиям стоит от 600 до 800 тыс. рублей. Чтобы ремонт окупить, нужно пять лет, в то время как в аренду по тендеру киоск оформляют только на три года. Треть киосков становится нерентабельной — они закрываются. А когда уничтожается канал распространения — уничтожается отрасль». Распространители, оказавшись в патовой ситуации, «отыгрываются» на издателях, оставляя производителей продукции с носом: компания-дистрибьютор может просто не вернуть вырученные от продажи газет и журналов деньги.

Передел рынка

Среди громких банкротств на рынке распространения печати — история разорения компании ЗАО «СитиПрессСервис» в 2011 году.

В Арбитражный суд Москвы поступили иски от 27 издательских домов на общую сумму 15 млн рублей. Банкротство компании связывают с переделом собственности: эксперты утверждают, что «СитиПрессСервис» входила в сферу непосредственных интересов Сергея Цоя, пресс-секретаря бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, а после отставки всемогущего мэра компания осталась без покровителя. (Получить комментарий от г-на Цоя не удалось.) «Я была единственным учредителем «СитиПрессСервис». В 2009-м отошла от руководства из-за болезни, — жалуется The New Times Татьяна Нагаева. — На должность гендиректора назначила свою лучшую подругу Татьяну Белову, а она скрылась вместе с учредительными документами. Теперь я не могу вернуть компанию в собственность».
  

«Есть у учредителя три карманных директора — Иванов, Петров, Сидоров, которых он может ставить на любые позиции. Работая с Ивановым, фирма закрывает определенный отчетный период, например, год. Иванова увольняют. К новому директору Петрову приходит проверка и просит документы, а он отвечает: «А у меня их нет, они остались у предыдущего директора»   

 
Бывший гендиректор «СитиПрессСервис» Татьяна Белова видит ситуацию иначе. По ее словам, Нагаева не владела компанией, а «управляла под прикрытием своего брата Леонида Крутакова — первого заместителя Сергея Цоя» и в документах фирмы Нагаева, по словам бывшей подруги, числилась «начальником управления торговли». Белова утверждает, что все сделки осуществлялись под контролем Крутакова, который последние три года просто мечтал о банкротстве, надеясь, что это поможет не платить долги. Сам же Леонид Крутаков в беседе с The New Times все отрицает и уверяет, что компанию захватили рейдеры, которых «крышуют силовики»: «СитиПрессСервис» владела киосками в разных районах столицы, но золотым дном были точки в радиусе трех километров от Кремля. Целый ряд издательств, в том числе и ООО «Новое время», выпускающее The New Times, выиграли против «СитиПрессСервис» суды, но пришедшие за долгами приставы наткнулись на запертые двери. Компания оказалась классической пустой ракушкой: собственности никакой, одни долги.

Трое из ларца

В 2012 году рынок дистрибьюторов печати встревожила еще одна громкая история — ЗАО «Формула делового мира» (ФДМ) не выплатило долги издателям. Заместитель начальника отдела распространения «Новой газеты» Михаил Зайцев говорит, что ФДМ задолжала изданию более миллиона рублей. Долг перед The New Times — 300 тысяч. Владелец «Формулы делового мира» — Леонид Ещенко, президент Издательского 
*Выпускает рекламные издания «Работа и зарплата», «Обучение и карьера», «Недвижимость и цены».
дома «Деловой мир»*. «Леонид Николаевич — уважаемый человек, стоявший у истоков рынка. К сожалению, с возрастом он передал управление, вот ФДМ и обанкротилось. Его вины нет ни грамма» — таково мнение гендиректора ГК «Кардос» Олега Бережного, выкупившего часть активов Ещенко. ФДМ изменила название: на месте компании в 2012 году появилась новая фирма «Формула-2013» с тем же генеральным директором и по тому же учредительному адресу.

По данным «СПАРК-Интерфакс», за три года и три месяца своего существования ФДМ сменила аж семь генеральных директоров. Владелец ФДМ, являясь собственником еще нескольких десятков фирм, «тасовал» своих гендиректоров, назначая на должность то в одну, то в другую компанию. Так, топ-менеджеры Максим Люлин и Валерий Федорук трижды в разное время побывали на постах гендиректоров фирм Ещенко (ФДМ, «ДМ-Пресс» и «дочки» обеих компаний — ООО «Торговый дом прессы»). Управленец Дмитрий Дементьев выручал Ещенко четыре раза, занимая пост генерального директора в разных его фирмах.

«Есть у учредителя три карманных директора — Иванов, Петров, Сидоров, которых он может ставить на любые позиции. Работая с Ивановым, фирма закрывает определенный отчетный период, например, год. Иванова увольняют. К новому директору Петрову приходит проверка и просит документы, а он отвечает: «А у меня их нет, они остались у предыдущего директора». Реально они все друг с другом знакомы, но юридически новый директор имеет право не знать ничего о судьбе предыдущего», — объясняет юрист Роман Терехин. Леонид Ещенко отказался комментировать причину банкротства ФДМ, передав The New Times через помощника, что этим бизнесом он больше не занимается, поэтому для него «этот вопрос закрыт». Для Ещенко он может быть и закрыт — бог в помощь, а как бы деньги за товар еще вернуть, чтобы и для издателей этот вопрос тоже был бы закрыт?

Компании «с оболочкой»

Этим летом случился еще один скандал. Андрей Швецов, гендиректор и владелец компании «Квадро Компани» (дистрибьютор компании «Макспресс»), задолжал издателям 70 млн рублей. «Они просто признались, что платить не могут. Мы подали иск в суд», — рассказывает Кирилл Вильгельм, директор по распространению газеты «Советский спорт». «Новой газете» компания «Квадро Компани» задолжала 500 тыс., The New Times — 400 тыс.

В «Макспресс» возмущены пропажей своего дистрибьютора. В беседе с The New Times заместитель управляющего группы компаний «Макспресс» Александр Калимулин признал: «Проблемы были и раньше, но из-за доверительных отношений с владельцем «Квадро Компани» мы на многое закрывали глаза».

70-миллионный должник Андрей Швецов, по словам Калимулина, «разыскиваемый правоохранителями», охотно выходит на связь и даже, кажется, не подозревает, что его фирма разорена. На рингтоне у Швецова играет зажигательная композиция Michel Telo — «Bara Bara Bere Bere». «Я в отпуске, отдыхаю, — поприветствовал Швецов корреспондента The New Times. — Какие деньги? Мы что, не вернули вам деньги? Перезвоните через неделю, я все решу». Но — по сию пору не решил. На вопрос, как получилось, что компания обанкротилась в два дня, Швецов, вздыхая, отвечал: «Работать не дают враги». На вопрос: «Какие враги?» — ответил туманно: «Конкуренты, больше ничего не могу сказать». Когда The New Times позвонил Швецову второй раз, он признался, что делами «Квадро Компани» не занимался, все перепоручил компании «Макспресс». «Позвоните Максиму Юрьевичу Кучеренко (владелец «Макспресс», согласно системе СПАРК-Интерфакс. — The New Times). Он меня пригласил сотрудничать, он и занимался всем этим бизнесом. А я просто курировал, разговаривал с верхами, я очень ленивый человек, чтобы этим заниматься». До того как Швецов согласился сотрудничать с Кучеренко, он действительно владел фирмой ООО «Спортком», зарегистрированной в Подольске, — занимался оптовой продажей велосипедов. Именно «Спортком» и переименовали в «Квадро Компани» в ноябре 2011 года.

В «Макспрессе» от сговора с компанией «Квадро Компани» открещиваются — Калимулин утверждает, что у них нет даже доступа к документам «Квадро Компани». Всем издателям рекомендуют перезаключить договор на нового, надежного, как обещают, дистрибьютора — компанию ООО «Виан», которая, по словам Калимулина, «из добрых побуждений», может, и согласится взять часть долга разорившейся компании на себя.

«Сейчас ООО «Виан», потом будет «Пион», потом «Роза», «Гвоздика», и каждый раз будут оставаться долги», — комментирует генеральный директор ГК «Кардос» Олег Бережной. «До 50% российских сделок — это сделки с фирмами-однодневками. Подставные фирмы работают год-два, после которых к ним, по закону, приходит налоговая проверка, поэтому до этого времени они стараются ликвидироваться или перепродать активы. Через год компания открывается под другим именем с теми же самыми людьми, — утверждает юрист Роман Терехин. — Для того чтобы завести в этом случае уголовное дело, нужно доказать, что у владельца фирмы был умысел на банкротство. А это практически невозможно». Эксперт напоминает, что по инициативе тогда еще президента Дмитрия Медведева за создание фирм-однодневок были введены новые статьи в УК, но пока, по оценке Романа Терехина, их применять не торопятся.

Схемы

Даже зная о возможных рисках, издатели вынуждены работать с сомнительными с точки зрения бизнеса компаниями-распространителями, ведь печатная продукция должна быть представлена во всех киосках, «иначе читатель не найдет издание на привычном месте и продажи упадут», — объясняет начальник отдела распространения Издательского дома «РБК» Дмитрий Кожевников.

Если издателю, обманутому распространителем, удается выиграть суд, вернуть деньги все равно непросто. «По закону, юридическое лицо отвечает за банкротство только уставным капиталом, максимальный размер которого — 10 тыс. рублей. Даже если должника находят, взять с него нечего: приезжаешь по адресу, а там только столы и стулья. Таких должников не ищут судебные приставы, о чем нередко сообщают объявления в суде», — говорит юрист Марина Алексеева.

Раз компенсации все равно не добьешься, некоторые издатели стараются не доводить дело до суда и договариваться с распространителями полюбовно, прощая им долги. «Если вы крупный издательский дом, то вы будете диктовать условия, а если вы мелкое издательство, за которым никто не стоит, вы согласитесь на любые условия, чтобы ваши издания попали к читателю, и дистрибьюторы начнут выкручивать вам руки», — разъясняет существующую практику директор отдела регионального развития и подписки газеты «Спорт-Экспресс» Лия Твирова.

Как договариваются? «Чаще всего распространители предлагают либо покрыть долги услугами, например, бесплатной выкладкой, когда товар размещают на самом видном месте в киоске (обычно за это доплачивают немалую сумму), либо работать с 50-процентным откатом (возвращают лишь половину выручки за тираж)», — рассказывает Юрий Парфенов, исполнительный директор The New Times, отвечающий за распространение. По его словам, такой порядок отчасти устраивает тех издателей, кто зарабатывает на рекламе, — им нужно лишь, чтобы рекламодатель видел: издание без перебоев появляется во всех киосках на самых видных местах. Однако все эти схемы больно бьют по маленьким издательским домам, живущим не за счет рекламы, а на выручку от продажи тиража.

The New Times обратился за комментарием в Департамент СМИ и рекламы правительства Москвы, в функции которого входит осуществление «в пределах своей компетенции необходимых действий по устранению выявленных нарушений федерального законодательства и законодательства города Москвы в установленной сфере деятельности». В ответ мы получили 2,5 страницы отчета о том, как удается сохранить киоски при строительстве транспортно-пересадочных узлов и как ведомство борется с несанкционированной торговлей с рук. Про фирмы-однодневки и мошенничество на рынке распространения печати — ни слова. Пресс-служба «Роспотребнадзора» ответила, что такими вопросами их структура не занимается. Заместитель начальника Управления периодической печати, книгоиздания и полиграфии Роспечати Геннадий Кудий сказал, что его ведомство осуществляет мониторинг только на основе открытых источников информации: «Жалоб от кого бы то ни было на названные компании в Роспечать не поступало. Проверки хозяйственной деятельности компаний Роспечать проводить не уполномочена». Отлично! Просим господина Кудия считать это расследование официальной жалобой. Чиновникам хочется напомнить: главная функция института государства — исполнять роль третейского судьи. Если мошенники столь беззастенчиво действуют на рынке распространения печати, то это означает, что либо власть — в данном случае правительство Москвы — это устраивает, поскольку под ударом оказываются прежде всего независимые СМИ, не имеющие «крыши» на Тверской, 13, либо она является соучастником, либо ей просто на все наплевать».


фотография: Артем Сизов




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.