Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Болотное дело

«Дали команду — выполнил»

08.09.2013 | Мария Баронова, подсудимая по делу о «массовых беспорядках» | № 28 (296) от 9 сентября 2013 года


5 сентября в Мосгорсуде продолжались допросы потерпевших на «процессе двенадцати»

Первая неделя сентября в «болотном» суде прошла в режиме стресса. Процесс уже порядком надоел, и конца-краю ему не видно. За отчетный период суд успел допросить двух потерпевших — оба сотрудники московского ОМОНа. Алгунова Александра Ивановича начали допрашивать еще на прошлой неделе. Продолжили на этой. Алгунов сообщил, что опознал даже меня, только, по его словам, я бегала в платке, хотя я не ношу головных уборов даже при минус 30. Каждый раз прокуроры настойчиво противостояли попытке задать вопрос, не видел ли Алгунов рядом со мной еще каких-то лиц. Может быть, даже известных. Судья отклоняла вопрос. Выглядело это так, будто всем с той стороны было понятно, что Алгунов меня не видел, но придумывал на ходу историю.

В целом господин Алгунов был, что называется, чоткий и дерзкий, хамил сразу всем, думал, что судья Никишина ему то ли начальник, то ли вообще равный боец невидимого фронта борьбы с врагом, и умудрялся раздражать даже прокуроров. Его было совсем не жалко отдать на растерзание нашему главному оружию — паре Сергей Кривов и его адвокат Вячеслав Макаров, у которых всегда есть сотни вопросов к потерпевшим. Во вторник, 3 сентября, все наслаждались очередной перепалкой. Наслаждались с перерывами на сон. В эти моменты даже проникаешься стокгольмским синдромом — сочувствием к стороне обвинения и судье. Им-то спать нельзя. Это мы опасные уголовники, и нам все можно.
  

Потерпевшего было совсем не жалко отдать на растерзание нашему главному «оружию» — Сергею Кривову и его адвокату Вячеславу Макарову  

 
В уже всем известном аттракционе — Сергей Кривов задает вопрос, и судья Никишина его снимает — цикл повторяется сто раз. Боец ОМОНа решил повторить трюк подсудимого: «Прошу снять вопрос как не относящийся к предмету разбирательства», — в очередной раз взмолился Алгунов, и судья вдруг решила, что на этот вопрос он все же должен ответить. «Факт массовых беспорядков не установлен, прошу снять вопрос в данной формулировке», — сказала вдруг и одна из прокуроров, когда сторона защиты упомянула словосочетание «массовые беспорядки». Не знаю, что это было. Может, троллинг, а может, сбой в системе. С ума в нашем суде постепенно сходят все.

В четверг, 5 сентября, допрашивался еще один боец ОМОНа, Тарасов Игорь Николаевич — в прошлом и, как говорят, сейчас — сотрудник Управления собственной безопасности Центра специального назначения МВД (ЦСН). Игорь Николаевич вообще-то производит хорошее впечатление. Но не стоит забывать, что именно он опознал Лешу Полиховича 21 декабря 2012-го, когда тому через шесть месяцев после ареста неожиданно «навесили» вторую статью, 318-ю — о применении насилия в отношении полицейского. И вот Леша сидит уже год, хотя на первых допросах потерпевший говорил, что никакого насилия со стороны Полиховича не было. И похоже, Тарасову самому стыдно, что он в этом участвует, но почему-то при этом продолжает участвовать. «Так все-таки почувствовали ли вы физическую боль или нет?» — спросил один из защитников. «Давайте просто забудем об этом», — ответил Тарасов. «Я бы забыл с радостью», — в своей обычной иронической манере заметил Полихович. И задает свой вопрос: «Вы извинялись перед моим адвокатом Пироговой после очной ставки?» — «Вопрос снимается как не имеющий отношения к делу», — выручает Тарасова судья Никишина. «Я простой боец, простой подчиненный, мне дали команду — я ее выполнил», — именно так постулирует свои принципы Тарасов.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.