Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

Демократический порядок вещей

01.09.2013 | Аполлон Давидсон, профессор Высшей школы экономики, академик РАН | № 27 (295) от 2 сентября 2013 года


29–30 августа в Российской академии наук состоялась конференция научных сотрудников, посвященная реформе РАН. В резолюции собрания говорится, что принятие закона в нынешнем виде разрушит академию и «нанесет невосполнимый ущерб российской науке и всей нашей стране»
02_01.jpg
Москва, 29 августа. Конференция научных работников РАН. Ученые категорически против того, чтобы академию реформировали без их участия

Реформа РАН в том виде, как она задумана, воспринимается многими как проявление антиинтеллигентской тенденции, идущей еще от Ленина, который в 1918 году в письме Горькому клеймил «интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации». И заключал (да простят мне цитирование его лексики): «На деле это не мозг, а говно». Сталин в начале Великой Отечественной сказал, что война не так страшна, как думают некоторые «перепуганные интеллигентики». Хрущев клеймил творческую интеллигенцию, обзывая художников «пидарасами». Высказывания подкреплялись «философскими пароходами» в начале 1920-х, «академическим делом» рубежа 20–30-х, когда пострадали академики Платонов, Тарле и многие другие. Вспомним судьбу Королева, Туполева, Вавилова, погром биологии и кибернетики… Каких великих достижений, каких открытий в науке лишили нашу родину эти погромы! Не обернется ли «реорганизация» Академии наук новым погромом?

Множество претензий предъявляют Академии наук те, кто в ней работает. Во многих других организациях и учреждениях критика не очень слышна. Потому что там все в порядке? И только в академии все не так? Скорее наоборот. В академии критиковать принято, там это в порядке вещей. А во многих других учреждениях — попробуй! Академия, бесспорно, одно из самых демократических учреждений в нашей стране. Она дала России и миру не только великих ученых, но и великих борцов за демократию. За рубежом улицы и площади называли именем академика Сахарова еще при его жизни. У нас, к нашему стыду, только после его смерти.

Свободолюбие и свободомыслие проявлялось в Академии наук всегда, даже в сталинские, самые страшные времена, когда «сверху» запускались идеологические кампании: против «низкопоклонства перед Западом», против «безродных космополититов», против Ахматовой, Зощенко и всего новаторского в литературе, музыке, в театре и кино. Ученых заставляли менять направление работ. Заставляли выбирать в академики партийных функционеров: членов Политбюро и секретарей ЦК КПСС. Конечно, в академии были карьеристы, которые, выслуживаясь перед властью, поддерживали ее действия. Но все же большая часть ученых сопротивлялась, хотя это часто кончалось ГУЛАГом, в лучшем случае — увольнением.

В 1929-м, когда «сверху» потребовали избрать академиками группу коммунистов, академия нескольких из них забаллотировала. Резко выступил против требования о перебаллотировке академик Иван Павлов. Дошло до того, что власти пригрозили вообще закрыть академию. В 1949-м Петр Капица демонстративно не пришел на празднование 70-летия Сталина (и был уволен из МГУ). В 60-х годах «сверху» предложили избрать в члены-корреспонденты заведующего Отделом науки ЦК КПСС и вместе с ним еще нескольких, как говорили тогда, «бойцов идеологического фронта». На выборах всех их прокатили. В 1967-м семь академиков подписали коллективное письмо представителей интеллигенции за отмену цензуры. Многие ученые писали и подписывали письма в защиту диссидентов-правозащитников.

…Помню молву, которая ходила широко — почему руководство АН СССР отказалось исключить из числа академиков Андрея Дмитриевича Сахарова. Говорили, что Петр Капица сказал тогда с иронией: «Что ж, и прецедент был, Эйнштейна в нацистской Германии исключили из академиков». Я как-то спросил младшего Капицу, Сергея Петровича, не легенда ли это. Он улыбнулся: «Отец действительно это сказал, но не на собрании президиума академии, а в личном разговоре с тогдашним президентом АН Мстиславом Келдышем. От Келдыша и пошло дальше. Но решили дело, наверно, все-таки не слова отца. Академики не хотели голосовать против Сахарова». То есть поступили не по воле власти, а по собственному представлению о должном…


фотография: Денис Вышинский/ИТАР-ТАСС




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.