Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Конфликт

#Только на сайте

#Сирия

Неуд по химии

01.09.2013 | Кретова Екатерина , Хазов Сергей , Коган Анна, Израиль | № 27 (295) от 2 сентября 2013 года

Сирия в ожидании ракетного удара

Вопреки многочисленным прогнозам, ракетный удар коалиции стран НАТО по Сирии 29 августа не состоялся, как не состоялась и сама коалиция. Потом замаячила новая дата — 4 сентября. За это время эксперты ООН вряд ли успеют дать ответ на вопрос: применялось ли под Дамаском химическое оружие? Впрочем, кажется, ждать их не будут
20_01.jpg
По миру прошли демонстрации против режима Башара Асада

30 августа сначала госсекретарь США Джон Керри, а затем президент Барак Обама выступили с заявлениями относительно ситуации в Сирии. Итог: Америка уверена в том, что химическая атака в Восточной Гуте была организована правительственными войсками, в результате ее погибли как минимум 1429 человек, из них как минимум 426 детей. Вашингтон не может остаться в стороне и не будет дожидаться ни отчета экспертов ООН, ни спрашивать разрешения Совбеза. Барак Обама заявил, что еще не принял окончательного решения, но исключает любую возможность введения войск на территорию Сирии или начало долгосрочной военной кампании, речь идет лишь о точечных ударах.

На войну

Подготовка к удару началась до пятничного выступления первых лиц. 29 августа Пентагон отправил в Восточное Средиземноморье пятый по счету эсминец — «Стаут»: общее количество крылатых ракет «Томагавк», которые могут упасть на Сирию, доведено до 200. За день до этого туда же взял курс новейший французский фрегат «Шевалье Поль». Тем временем на Кипре начали приземляться транспортные самолеты ВВС Британии C-130, обычно используемые НАТО для переброски тяжелой техники. К тому моменту президент Обама, вице-президент Джозеф Байден, госсекретарь Джон Керри и министр обороны Чак Хейгел обзвонили более сорока коллег по всему миру, пытаясь убедить их срочно сформировать коалицию для военной акции против режима Башара Асада. 

О политической поддержке в арабском мире тоже не забыли: Керри дважды говорил по телефону с генеральным секретарем Лиги арабских государств Набилем аль-Араби, добившись от того публикации коммюнике с требованием наказать виновных в гибели людей от отравляющих веществ 21 августа в пригороде Дамаска.

Одновременно в западных СМИ появились сообщения о проникновении на территорию Сирии спецназовцев — британских, израильских, иорданских «коммандос». Их задача — обнаружить в прибрежных районах зенитно-ракетные комплексы сирийской системы ПВО, которые могут угрожать кораблям или самолетам, и пометить их специальными маячками, используемыми для наведения крылатых ракет и осуществления точечных ударов. Впрочем, ни один официальный источник этот факт не подтвердил. Ливанские агентства сообщили, что в небе над территорией Ливана, а также на границе между Ливаном и Сирией замечены самолеты ВВС Армии обороны Израиля, которые тоже занимаются сбором разведывательной информации.

Подготовились к авиаудару и в Сирии. Силы ВВС страны покинули аэропорт Дамаска, штаб и командование ВВС были спешно эвакуированы из столицы, местные жители стали покидать город. Ливанская газета «Ан-Нахар» сообщила, что президент Асад с семьей прибыл в Тегеран, хотя официальные источники этот факт не подтвердили.

Однако, делая решительные шаги вперед, к военной акции против Асада, Запад отнюдь не выглядел убежденным в том, что военному варианту нет альтернативы. Президент США не уставал повторять, что пока не принял окончательного решения. А 29 августа настал черед сомневаться и британскому парламенту: собравшись по призыву премьера Кэмерона на чрезвычайную сессию, депутаты 285 голосами против 272 отказались рассматривать вопрос об операции в Сирии до того, как услышат доклад инспекторов ООН. А произойдет это не раньше 9–10 сентября — об этом в телефонном разговоре с The New Times сообщила член Независимой международной комиссии по расследованию событий в Сирии Карла дель Понте.

Вижу цель

27 августа американский журнал Foreign Policy опубликовал полученную из военных источников карту из 35 сирийских объектов, которые могут стать мишенью для сил западной коалиции. Среди них — научно-исследовательские центры, военные базы, склады с химическим оружием, разбросанные почти по всей сирийской территории. Эксперты, впрочем, тут же усомнились в возможности бомбардировок складов: слишком велика опасность жертв среди населения. Сирия, не подписавшая Конвенцию о запрещении химического оружия, обладает самыми большими его запасами в мире, на ее складах помимо зарина хранится горчичный газ и нервно-паралитический газ VX. Причем если зарин достаточно быстро выветривается и, возможно, не причинит вреда близлежащим населенным пунктам в случае бомбардировки складов, то горчичный газ имеет свойство стелиться по земле и долго не улетучивается, что может привести к непредсказуемым последствиям. В черный список также попали международные аэропорты Алеппо и Дамаска, последний играет особенно важную роль для режима, поскольку именно через него Башар Асад получает военную помощь от своего главного союзника — Ирана. Отсюда же в Тегеран каждые три дня отправляется «груз 200»: в Сирии на стороне Асада воюет около 12 тыс. членов иранского Корпуса стражей исламской революции (на прошлой неделе в Иране, впрочем, появились сообщения об их выводе из Сирии).

Странная деталь: на карте не отмечен аэропорт города-порта Латакия, хотя именно там размещены поставленные Дамаску в позапрошлом году российские противокорабельные ракеты «Яхонт». Представители сирийской оппозиции, которых The New Times попросил объяснить отсутствие Латакии среди мишеней на карте, предположили, что Пентагон намеренно решил не трогать этот город — вотчину алавитской общины, к которой принадлежат Асад и его клан: «Американцы оставят Латакию Асаду как его последнее прибежище — уже после ухода с президентского поста. Отсюда он сможет поехать на конференцию в Женеву уже не как президент, а как лидер алавитской общины в Сирии — такой вариант тоже рассматривается».
20_03.jpg

Выкурить повстанцев

Вопрос, который не до конца прояснен: а что же, собственно, произошло ночью 21-го в Восточной Гуте и почему именно там был распылен газ? По словам собеседников The New Times в Дамаске, отдавая приказ об использовании химического оружия, сирийские генералы явно надеялись на то, что это пройдет незамеченным. Восточная Гута, в которой, к слову сказать, проживает около 1 млн человек, на протяжении пяти последних месяцев контролировалась подразделениями Свободной армии Сирии (САС). За это время повстанцы успели наладить бесперебойные поставки продовольствия, воды и горючего, а также оборудовать полевые госпитали, которых, впрочем, не хватило для того, чтобы спасать сотни отравленных газом людей.

Правительственные войска окружили Гуту в конце июля и долго, но безуспешно пытались выбить боевиков, пока наконец не решили выкурить их зарином. Не сильно опасались в сирийском главке и экспертов ООН, которых разместили всего в 10 км от Гуты: вряд ли они смогли бы посетить соседний район — любой конвой, который потенциально может иметь отношение к правительственным войскам, здесь тут же подвергается атаке. Это, собственно, и произошло 26 августа, когда автомобиль с инспекторами ООН был обстрелян снайперами.

По словам госсекретаря Керри, обстрел Гуты начался 21 августа в 2.30 ночи. Представители САС уточнили, что всего с баз в военном аэропорту Меззе и с горы Касьюн, на которой, кстати, согласно преданию, Каин убил Авеля, было выпущено 29 ракет, содержащих смесь зарина, аммиака и реагента SC3. 127-я бригада, занимающая позиции на горе Касьюн, входит в состав элитной 4-й бронетанковой дивизии, подчиняющейся младшему брату Башара Асада Махеру. У того свои счеты с сирийской оппозицией: он чудом остался жив после теракта в Дамаске 18 июля 2012 года и потерял обе ноги. Именно его многие обвинили в том, что он отдал приказ об атаке. Причем, по сообщению агентства Bloomberg, сославшегося на источники в ООН, Махер принял решение сам, не спросив разрешения у брата-президента. Собеседники The New Times в сирийской оппозиции почему-то и в этом увидели сигнал от Запада Дамаску: мол, при желании Башар может свалить вину за использование химического оружия на Махера, а сам выйти сухим из воды и начать переговоры о передаче власти.

Порка без последствий

Если сама операция одной или нескольких стран НАТО против Сирии кажется делом решенным, ее формат оставляет сомнения. Тот же Барак Обама в интервью телекомпании PBS 28 августа заявил, что военное вмешательство вряд ли сильно повлияет на ход гражданской войны в Сирии. Речь для Белого дома идет скорее об устрашении Асада, чтобы тот воздержался от применения оружия массового поражения в будущем. Несмотря на необходимость сохранения лица перед мировой общественностью, Запад не заинтересован в нарушении баланса в расстановке сил между повстанцами и регулярной армией. В конце концов, не только помощь Ирана и ливанской «Хезболлы» позволяет Асаду в течение двух лет сражаться с силами повстанцев, получающих помощь от Катара и, до недавнего времени, Саудовской Аравии, но и поддержка религиозных меньшинств — алавитов, друзов и христиан, которые вовсе не хотят очутиться лицом к лицу с исламистами-суннитами. 



Выдержки из отчета правительства США относительно применения правительством Сирии химического оружия 21 августа 2013 года

— США признают с высокой долей вероятности, что сирийское правительство организовало атаку с применением химического оружия в пригородах Дамаска.

— В дополнение к информации, полученной от секретных служб США, существуют свидетельства международного и сирийского медицинского персонала, видео, свидетельства очевидцев, тысячи свидетельств в социальных сетях из как минимум 12 районов в предместьях Дамаска, свидетельства журналистов и отчеты серьезных неправительственных организаций.

— Данные наших спецслужб позволяют признать, что (…) сирийские специалисты по химическому оружию работали непосредственно в пригороде Дамаска Адра начиная с воскресенья 18 августа и до раннего утра 21 августа, в районе, где режим смешивает химические элементы, включая зарин.

— Многочисленная информация от спецслужб подтверждает обстрел ракетами и артиллерийскими снарядами (…) Данные со спутников подтверждают обстрел из зон, контролируемых режимом.

— Мы перехватили переговоры, в том числе высокопоставленных чиновников, непосредственно связанных с атакой, которые подтверждали использование химического оружия 21 августа и выражали озабоченность по поводу того, что инспекторы ООН могут получить доказательства.

— В последующие 24 часа после атаки мы отметили обстрел ракетами и снарядами в четыре раза более интенсивный, чем в течение предыдущих десяти дней. Постоянный обстрел продолжался до утра 26 августа (в своем выступлении Джон Керри заявил, что сделано это было, чтобы уничтожить доказательства. — The New Times).



20_02.jpg
Автор The New Times — в сирийском плену

Захват заложников, в том числе журналистов, — один из излюбленных методов действующих в Сирии исламистских группировок. Это известно уже давно и всем. Тем не менее мы были шокированы, когда при подготовке этого материала выяснилось: аж с конца апреля одна из группировок держит в заложниках автора The New Times бельгийского аналитика и журналиста, специалиста по арабскому миру Пьера Пичинина, а также его коллегу из итальянской La Stampa Доменико Кирико. Мать Пьера — Жадуль Пичинин рассказала The New Times, что последний раз говорила с сыном 6 июня, когда ему разрешили позвонить домой: «Он сказал, что живет в нормальных условиях, но не сообщил ни района, ни названия захватившей его группировки, к тому же связь была очень плохой, и говорили мы совсем недолго. Главное тогда было — понять, что он жив!» Итальянский и бельгийский МИДы ведут сейчас переговоры об освобождении журналистов, но никакой информации от них самих не поступало уже больше двух месяцев.


фотография: Stoyan Nenov/Reuters





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.