Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Путин

Прощание с «перезагрузкой»

14.08.2013 | Кара-Мурза (мл.) Владимир, старший эксперт Института современной России (Вашингтон)

7 августа Вашингтон объявил: российско-американского саммита в сентябре не будет, Барак Обама отказался от встречи с Владимиром Путиным

Любой нувориш, ругающий высший свет, больше всего мечтает быть в него приглашенным. Это желание тем сильнее, чем четче понимание, что приглашение незаслуженно: и деньги нечистые, и культурный уровень не тот. И все-таки хочется! Так разбогатевший гангстер мечтает стать членом дворянского клуба. Так советские руководители эпохи «развитого социализма» жаждали уважения от ненавидимой Америки.

Владимир Буковский, в 1972 году отбывавший срок за «антисоветскую агитацию», вспоминает любопытный эпизод: в том году президент США Ричард Никсон совершил свой исторический визит в Китай и встретился с Мао Цзэдуном — заклятым недругом Кремля. «Было очевидно… что наши вожди пойдут на весьма значительные уступки, лишь бы заполучить к себе Никсона как можно скорее и сделать такую же фотографию с Брежневым, — пишет Буковский. — Это был тот уникальный случай, когда весьма просто… можно было многого добиться от «неуступчивой» советской власти».

В итоге Никсон в Москву прилетел, с Брежневым сфотографировался, но ничего взамен (например, освобождения политзаключенных) не потребовал. «Оптимисты считали, что какие-то секретные уступки были все-таки получены, — продолжает Буковский. — Не могут же американцы быть такими идиотами, чтобы бросаться козырями! Как теперь выясняется, могут».

Для Владимира Путина — при всей антизападной риторике — членство в клубе западных демократий было и остается вопросом престижа и внешней легитимизации, так необходимой в условиях отсутствия демократической легитимности внутри страны. Потому так нервно реагировали в Кремле на резолюции Конгресса США о недопущении российского руководства на саммиты «Большой восьмерки» — не говоря уже о «законе Магнитского», грозящем не только утратой международной легитимности, но и потерей вполне осязаемых финансовых ресурсов.

Так или иначе, западные лидеры в легитимизации Путину не отказывали. Никогда не забуду (поскольку был там сам) королевский — в прямом смысле слова — прием, оказанный президенту России в лондонском Гилдхолле в июне 2003 года, ровно через три дня после закрытия Кремлем последнего негосударственного федерального телеканала ТВС. Можно вспомнить и Джорджа Буша-младшего, разглядевшего у Путина душу на саммите в Любляне, и самого архитектора «перезагрузки» Барака Обаму, подвергавшегося жесткой критике правозащитников и Конгресса за игнорирование нарушений прав человека в России в угоду realpolitik. Несмотря на то, что наблюдатели ОБСЕ признали президентские выборы 2012 года несвободными, Госдепартамент США горячо поздравил Путина с «победой». Несмотря на «Болотное дело» и принятие репрессивных законов, Обама согласился на встречу с Путиным в Лос-Кабосе. Призывы правозащитных организаций свернуть «перезагрузку» с недемократическим режимом остались без ответа. Realpolitik, ничего личного… В итоге решающий шаг сделал сам Кремль: демонстративный плевок с предоставлением убежища Эдварду Сноудену не смогли проигнорировать даже самые убежденные вашингтонские адепты «перезагрузки». История со Сноуденом вынудила Белый дом к шагу, который по-хорошему нужно было сделать уже давно. Но интересы, как всегда, оказались важнее ценностей, и ключевым фактором стали не права человека (хотя они формально упомянуты в заявлении Белого дома об отмене встречи Обамы с Путиным), а обида из-за Сноудена. Так, к слову, уже было — кампания за международный бойкот Московской Олимпиады 1980 года из-за нарушений прав человека в СССР шла несколько лет, но США присоединились к ней только после вторжения советских войск в Афганистан.

Впрочем, лучше поздно, чем никогда. «Перезагрузка» больше не вернется — по крайней мере, при нынешней власти в Кремле. Тем более что самый весомый аргумент Белого дома в спорах с противниками «перезагрузки» на Капитолийском холме — транзит в Афганистан — потеряет актуальность уже в будущем году, когда американские войска вернутся домой. Получилось так, что Барак Обама повторяет опыт своих предшественников — Джорджа Буша-младшего и Билла Клинтона, заметно охладевших к Москве в период второго президентского срока.

Новый содержательный этап в российско-американских отношениях наступит не раньше рубежа 2016-2017 годов. В это время в США с большой долей вероятности появится республиканская администрация, а в России будут проходить парламентские выборы. О конкретной динамике говорить пока рано. Но можно не сомневаться — будет интересно.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.