Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

Горный пейзаж после битвы

08.08.2013 | Гальперин Иосиф

В начале августа 2008-го над Кавказом сгустились тучи. Звонит тогда сотрудница, уехавшая в Ингушетию в командировку: «Что происходит? Тут в соседнем ущелье гремит, прямо канонада». А мы и сами не все понимаем, хотя целые дни слушаем, смотрим и читаем о взаимных провокациях на грузино-осетинской границе. Что происходило пять лет назад? Война. А значит, по давнему империалистическому обычаю, кроме выстрелов, попаданий и жертв — вранье.

И вчера, звоню в Цхинвал другу, а он, не дожидаясь вопросов: «Ты слышал интервью Медведева? Вот врет!»

Европейские комиссии просчитали, на каком этапе Грузия нарушала международное право (врала, в частности), а на каком — Россия. Думаю, через пять лет и это перестанет быть важным. Ведь главное — как будут жить люди в Южной Осетии и Абхазии, которые пять лет назад стали независимыми как бы официально. И — в Грузии, которая пять лет назад в результате спровоцированного Путиным и Кокойты нападения стратега Саакашвили потеряла пятую часть своей территории и соблазнительное право быть чистой жертвой. Даже в глазах далекой, но желанной Европы.

Народы имею не только право на самоопределение или, напротив, на территориальную целостность, но и на ошибки...

Южная Осетия живет трудно, до сих пор переживая не столько ужасы войны, сколько несправедливости «восстановления». Но живет гордо: не позволила кремлевским технологам навязать себе правителей, пытается очиститься от репутации «черной дыры» российского бюджета. И честные ее жители не отрекаются от кровного родства с теми, кто пять лет назад были кровными врагами.

DSCF1198.JPG
Этот дом в Южной Осетии раньше был зданием университета

России они благодарны за помощь, но жить по морали путинской России не хотят, втихую мечтая о возвращении к модели жизни нескольких десятилетий конца прошлого века: свежий воздух, свои фрукты и вино, приезжие с деньгами, санатории и пансионаты, минимум предприятий. Верят в осуществление мечты немногие; Даже из той трети населения, что здесь осталась, не уехала - не все.

Абхазия верит в независимость. И еще с большей настороженностью смотрит в сторону большого соседа, неоднократно пытавшегося навязать не только свой стиль воровства и вранья, но и прямое командование.

Пять лет назад республика решительно захватила верхнюю часть Кодорского ущелья, последнюю часть своей территории, остававшейся у Грузии. Я бывал на линии противостояния, в красивейшем ущелье, покрытом лесом и журчащим речками и ручьями, мы нашли только три-четыре семьи. В основном — армян, у которых не оказалось родственников в менее опасных местах.

Освоить свою территорию — это главная задача для Абхазии, которая пережила за эти пять лет смерть одного президента, покушения (организованного местными силовиками, возможно, не без поддержки с севера) на его наследника, но не сменила своего осторожного курса на самостоятельность. И сейчас, например, борется за самостоятельность своей православной церкви, а противостоят ей и грузинский патриарх, и российский.

DSCF1229.JPG
На центральной улице Цхинвала идет ремонт

Как будет жить Грузия — это отдельная большая тема. За прошедшие пять лет она тоже доказала свое стремление к независимости, иногда — от здравого смысла. Эмоции, которые вроде бы правят на Кавказе, не отменяют экономики. А здесь Кавказу, всем кавказским горячим ребятам, не приходится рассчитывать и на самостоятельность, и на помощь Европы, которой своих бедных и, прямо скажем, отсталых южан хватает. Очевидно, этим и вызваны метания нового грузинского лидера Бидзины Иванишвили, который то объявляет полный государственный оверштаг, то собирается бросать дело в начале пути, уйдя из политики.

По идее, экономически все участники противостояния могут опереться только на Россию. Скажем, подобрать крохи с сочинской скатерти-самобранки. Именно Олимпиада, успех которой стал вопросом личного путинского престижа, во многом, диктует и дипломатам, и спецслужбам, и корпорациям российскую политику на Кавказе. Но через пять лет она уже останется в истории. А что нового сможет предложить независимым горцам страна, в которую они когда-то все входили и которая не знает, что делать с теми кавказцами, которые до сих пор числятся в ее составе? Вопрос.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.