Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Новодворская

#Только на сайте

#Юбилей

Профессия: правозащитник

29.07.2013 | Новодворская Валерия


korolenko.jpg
Портрет В.Г.Короленко работы Ильи Репина

Без речей и банкетов, без единой передачи на ТВ, молча прошел 160-летний юбилей нежелательного для нынешней власти человека немодной при Путине профессии: первого профессионального правозащитника России Владимира Галактионовича Короленко. А ведь Короленко заслужил, чтобы учредили медаль его имени и награждали ею защитников прав человека. Но у нас сейчас в ходу другие награды: звание «иностранного агента» и вообще «врагоугодника» и «отчизнопродавца».

По деду Короленко был из мятежного казацкого рода, по матери – из польского, неукротимого в стремлении к свободе. Отец писателя служил в Житомире уездным судьей, суровым блюстителем закона.

Юноша искал правды, примкнул к народникам и в 1876 году был выслан в Кронштадт. Потом был Петербург, Короленко опять посещал студенческие кружки и 1879 году загремел в ссылку в город Глазов, под Вятку. Там он боролся с коррупцией в вятской администрации. Вокруг стоял Киров-лес, и неудобного правдоискателя даже посадили ненадолго в вятскую тюрьму (похоже, там же сидел и Алексей Навальный).

В 1881 году Короленко отказался подписать «помиловку» (верноподданническую петицию) на имя нового царя Александра III. И его загнали на 6 лет в ссылку в Якутию.

В 1885-м Короленко разрешают поселиться в Нижнем Новгороде. Здесь он пишет повесть «В дурном обществе»: о юном правозащитнике Васе, у которого сердце лежало к «оборванным беднягам», вынужденно нарушавшим закон, и который даже сагитировал в их пользу своего сурового отца-судью. Все мы в детстве проникались симпатией к бомжам пану Тыбурцию, к Валеку и Марусе. Доктор Лиза, «Врачи без границ», волонтеры – все это начинается с маленького Васи из этой повести.

Короленко становится блестящим публицистом. Он пишет о голоде 1891 – 1892 годов. Он становится Сахаровым свой эпохи. Когда невиновные крестьяне-удмурты (вотяки) были несправедливо осуждены по обвинению в ритуальном убийстве («Мултанское дело»), Короленко идет в общественные защитники, пишет серию статей и в 1896 году добивается оправдания вотяков судом присяжных.

Писатель защищает украинских крестьян, на которых наслали карателей («Сорочинская трагедия», 1906). Он обличает репрессии против печати в 1905 – 1907 годах. Защищает евреев, борется против антисемитизма, разоблачает черносотенцев, выступает за освобождение Менахема Бейлиса, обвиненного в ритуальном убийстве Андрюши Ющинского и оправданного присяжными в 1913 году.

В 1917-м после Февральской революции даже Луначарский назвал Короленко первым кандидатом на пост президента России. Но жестокая судьба сулила России иное… Короленко открыто выступил против большевистских зверств («Письма к Луначарскому», 1920 и «Письма из Полтавы», 1921). Он стал почетным председателем «Помгола» (Всероссийского комитета помощи голодающим) и боролся с Поволжским голодом вместе с Прокоповичем, Кусковой, Осоргиным. Их намерение ездить на сбор средств в Стокгольм вызвало у Ленина такую же ярость, как получение грантов нашими правозащитниками – у Путина. «Помгол» разогнали, арестовали и сослали его членов. Потом они попадут на «Философский пароход». Короленко был назван Лениным «жалким мещанином, плененным буржуазными предрассудками, которому не грех посидеть в тюрьме». Но арестовать его не успели: писатель умер 25 декабря 1921 года.

С тех пор он стоял рядом с нами у дверей советских судов, где шли политические процессы; боролся с ГКЧП; ходил на митинги против чеченской войны; сидел на судах по ЮКОСу, по делу Pussy Riot; на процессе о ритуальной краже пней и щепок Алексеем Навальным и Петром Офицеровым. Положите на его могилу в Полтаве белую ленту.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.